Что такое конфликтоген

Характеристики конфликтогенного поведения. Виды и способы устранения конфликтов

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Санкт-Петербургский государственный экономический университет

Кафедра финансовый менеджмент

Контрольная работа

по дисциплине

Деловые коммуникации

Тема:

Характеристики конфликтогенного поведения. Виды и способы устранения конфликтов

студента II курса

группы МНВ/фм-12

Медведева Игоря Александровича

1. Характеристика конфликтогенного поведения

Основными проявлениями конфликтогенного поведения обычно являются:

— открытое недоверие;

— перебивание собеседника;

— принижение значимости его роли;

— подчеркивание различий между собой и собеседником не в его пользу;

— устойчивое нежелание признавать свои ошибки и чью-то правоту;

— заниженная оценка вклада партнера в общее дело и преувеличение собственного вклада;

— постоянное навязывание своей точки зрения;

— неискренность в суждениях;

— резкое ускорение темпа беседы и ее неожиданное свертывание;

— неумение выслушать и понять точку зрения собеседника и еще многое другое, что обычно воспринимается окружающими крайне негативно.

Основными словами-конфликтогенами в деловом (светском, семейно-бытовом и другом) общении являются:

— Слова, выражающие недоверие: «вы меня обманываете», «я вам не верю», «вы не разбираетесь» и др.

— Слова-оскорбления: негодяй, подонок, дурак, бестолочь, лентяй, ничтожество и др.

— Слова-угрозы: «мы еще встретимся», «я вам это припомню», «ты еще пожалеешь» и др.

— Слова-насмешки: очкарик, лопоухий, мямля, дистрофик, коротышка и др.

— Слова-сравнения: «как скотина», «как свинья», «как попугай» и др.

— Слова, выражающие отрицательное отношение: «я тебя ненавижу», «я не хочу с тобой разговаривать», «ты мне противен» и др.

— Слова-долженствования: «вы обязаны», «ты должен» и др.

— Слова-обвинения: «вы все испортили», «вы обманщик», «ты во всем виноват» и др.

— Слова, выражающие категоричность: «всегда», «никогда», «все», «никто» и др.

Как правило, критикуемый, воспринимая перечисленные выше слова, вступает в борьбу за самого себя и пытается включить весь арсенал оборонительных и оправдательных средств. Если это происходит, то виновником такой ситуации становится тот, кто первым стал использовать слова-конфликтогены.

Еще одна важная особенность, объясняющая природу конфликтогенов, заключается в том, что мы более чувствительны к словам других, нежели к тому, что говорим сами. Наша особая чувствительность относительно обращенных к нам слов происходит от желания защитить себя, свое достоинство от возможного посягательства. Но мы не так внимательны и корректны, когда дело касается достоинства других, и поэтому не так строго следим за своими словами и действиями.

2. Типы конфликтных действий

Большинство перечисленных выше конфликтогенных действий можно отнести к одному из трех типов: 1) стремление к превосходству; 2) проявление агрессивности; 3) проявление эгоизма.

1) Стремление к превосходству. Оно проявляется в том, что один из собеседников демонстрирует следующие аспекты своего поведения или отношения к партнеру:

— прямое проявление превосходства в виде приказания, угрозы, замечания (или другой негативной оценки), обвинения, насмешки, издевки и т.п.;

— снисходительное отношение, которое демонстрируется с особым оттенком как бы доброжелательности: «Успокойтесь», «Не обижайтесь», «Вы умный человек, а поступаете…» и др.;

— хвастовство в виде восторженного рассказа о собственных успехах и достижениях. Обычно это в среде людей, «таких же, как я», вызывает вполне очевидное раздражение, ибо среди равных не терпят превосходства;

— излишняя уверенность в своей правоте. Это демонстрируется безапелляционным высказыванием в достаточно категоричной форме типа «я уверен», «я считаю», «однозначно», «вне сомнения» и др. Использование таких утверждений обычно вызывает у оппонента желание усомниться в этом либо опровергнуть данное безальтернативное утверждение; навязывание своих советов. Когда собеседник навязывает свое мнение в виде советов, у окружающих в большинстве случаев возникает желание сделать все наоборот, а не следовать им. Советующий в данном случае, заняв позицию превосходства, как правило, достигает обратного эффекта — недоверия и желания поступить иначе. Более того, не следует, видимо, забывать, что совет, данный в присутствии других, чаше всего воспринимается как упрек;

— перебивание собеседника, а также повышение голоса или стремление поправить другого. Тот, кто это делает, всем видом показывает, что слушать нужно только его, что его мысли более ценные, чем мысли других. Рекомендация тем, кто считает, что его мысли и рассуждения более значимы, чем у остальных: подумайте, может, хорошие мысли бывают у вас значительно реже, чем вы полагаете?

2) Проявление агрессивности. Этимологически слово «агрессия» (от лат. agression) означает «нападение». Агрессивность может проявляться либо как черта личности, характерная для поведения конкретного человека, либо, ситуативно, как способ реагирования на сложившиеся обстоятельства, либо как проявление природной агрессивности.

— Природная агрессивность может быть результатом как самоутверждения в социальной среде (семье, коллективе, группе сверстников), так и выражением протеста против некой зависимости от «ведущего» (родителя, начальника, старшего по положению или статусу). Не следует забывать, что, во-первых, человек с повышенной природной агрессивностью конфликтен, является как бы ходящим конфликтогеном; во-вторых, человеке абсолютно нулевой агрессивностью, не обладающий «здоровой злостью», чтобы добиться цели, и желанием превзойти своих оппонентов, рискует сделать в жизни намного меньше, чем те, кто при равных возможностях обладают долей некой «разумной» агрессивности.

— Ситуативная агрессивность, как правило, возникаете виде реакции на сложившиеся обстоятельства. Это могут быть плохое самочувствие и настроение, неприятности в семейно-бытовых или деловых взаимоотношениях. Чаше всего ситуативная агрессивность возникаете виде ответной реакции на полученный конфликтоген. По принципу «подобное рождает подобное» (типа «сам такой», «от такого слышу» и т.д.) ответная агрессивность провоцирует, в свою очередь, еще больший накал страстей и обмен «любезностями» в еще более агрессивной форме.

3) Проявление эгоизма. Слово «эгоизм» имеет латинский корень «ego», что означает — «я».

Проявление «махрового» эгоизма обычно выступает сильным конфликтогеном для окружающих, так как эгоист добивается чего-то для себя, делая это обычно за счет других. Эта несправедливость, как правило, и порождает конфликтную ситуацию. Развитие эгоизма и превращение его в доминирующую направленность личности во многом объясняется серьезными дефектами воспитания. Завышенная самооценка и эгоцентризм личности закрепляются, как правило, в детском возрасте. Особенно эгоистическое начало — «себялюбие» — свойственно единственным либо самым младшим детям в семье. В зрелом возрасте подобная сверхконцентрация на собственном «я» и полное равнодушие к внутреннему миру других людей приводит, как правило, к отчуждению. Эгоизм таких людей становится ненавистен окружающим, что не может, в свою очередь, не отразиться и на самом носителе эгоизма. Такой человек действительно становится повышенно агрессивен и, как следствие, более неприятен людям.

3. Как удержаться от конфликтогенов

Рассмотрим механизмы ухода от стремления к превосходству, сдерживания агрессии и преодоления в себе излишнего эгоизма.

1) Преодоление стремления к превосходству. Стремление к превосходству преодолевается обычно следующими способами:

— предоставлением собеседнику возможности почувствовать свою значимость и компетентность в ваших глазах;

— сознательным принижением собственных достоинств;

— осознанным пониманием того, что скромность — это, пожалуй, единственный способ преодолеть собственное тщеславие и чувство превосходства над другими. конфликтогенное поведение

2) Сдерживание агрессии. Агрессивность, как и любое другое чувство, требует выхода. Однако выплескивание ее на окружающих обычно возвращается обратно еще большей агрессивностью.

В то же время «невыпускание пара агрессивности», сдерживание эмоций может привести даже к психическому заболеванию. Вот почему психологическая разрядка крайне необходима для здоровья, как физиологического, так и психического.

Для снятия психической напряженности в виде повышенной агрессивности к окружающим можно использовать следующие способы:

— Пассивный способ заключается в том, чтобы выговориться, «поплакаться» кому-то. Психотерапевтический эффект такой разрядки огромен, поскольку с помощью сочувствия, сопереживания вам со стороны наступает облегчение. Более того, когда мучительно больно, психотерапевты рекомендуют, не стесняясь кого-либо, плакать, ибо со слезами происходит удаление из организма особых ферментов — спутников стресса, оказывающих вредное влияние на нервную систему. Дать облегчение — это одна из важнейших функций слез. Женщины в этом отношении находятся в более выгодных условиях; мужчинам же, так сложилось, не свойственно жаловаться и тем более плакать. Однако периодически (хотя бы раз в год) специалисты рекомендуют это делать (естественно, вне наблюдения окружающих), ибо это сохранит потенциал психического здоровья.

— Активный способ психологической разрядки заключается в двигательной активности. Установлено экспериментально, что адреналин, как постоянный спутник напряженности, способен «сгорать» во время физической работы. Эффективна здесь любая физическая нагрузка: от занятий спортом (бег, теннис, волейбол, плавание и т.д.) до работы, связанной с нагрузкой при решении бытовых задач (работа топором или пилой, копание земли и т.п.).

— Логически-психологический способ погашения агрессивности состоит в понимании того, что для улучшения своего настроения и самочувствия крайне важно сменить направленность мышления. Когда человек дает себе команду «Я не должен об этом думать», — он только и делает, что думает именно об этом (известный сюжет о «белой обезьяне»). Бороться со своим воображением — значит тушить костер с помощью бензина. Вот почему не следует думать о людях нам неприятных, о завистниках и должниках, ибо, думая о них, мы невольно становимся «несчастными без посторонней помощи». Какая же может быть здесь рекомендация? Она следующая: важно не «не думать» об этом (о плохом), а думать о другом (о хорошем, позитивном, жизнеутверждающем). Нелишним будет напомнить известный принцип успеха, который гласит: успеха добивается тот, кто мыслит категориями успеха.

Таким образом, логическое «докапывание» до сути явления, т.е. понимания того, что, отгоняя от себя неприятные агрессивные мысли, мы повышаем свою агрессию, приводит нас к важному выводу: нужно быть очень осторожным к тем мыслям, которые преобладают в нашем сознании, ибо они — начала наших поступков.

3) Преодоление эгоизма. Как известно, любая крайность в чем-либо — недостаток. Это конечно же касается и эгоизма, доведенного до такого состояния, когда человек становится нелюбим всеми, в том числе и близкими.

Но и другая крайность — ярко выраженный альтруизм — тоже не лучшая черта характера. Это можно сравнить со следующим: добродетель, безусловно, замечательное качество личности, но если ее довести до крайности, она превращается в порок. Так и в нашем случае: эгоизм и альтруизм — крайние личностные характеристики, которых, видимо, следует избегать. Каким способом? Ответ таков: объединив их вместе. Можно руководствоваться по жизни принципами либо «просвещенного эгоизма» (автор — Аристотель), либо «разумного эгоизма» (Ф.М. Достоевский), либо «альтруистического эгоизма» (данный принцип был обоснован канадским психологом Гансом Селье). Суть трех подходов состоит в том, что, делая добро другим, человек делает его в первую очередь себе. Итак, себе, но через другого. Это и есть, пожалуй, тот единственный способ взаимодействия с людьми, который позволит преодолеть собственный эгоизм.

Размещено на Allbest.ru

…>Шейнов. Искусство управлять людьми. Минск, 2008.>Глава 5.

УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТНЫМИ СИТУАЦИЯМИ

Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов.

Гельвеций

5.1. Конфликтогены — «вирусы» случайных конфликтов

Два аспекта проблемы

В этой главе мы сосредоточим внимание в основном на двух мало освещенных в литературе аспектах, явля­ющихся очень важными и в то же время трудными.

Во-первых, изучим закономерности, по которым возникают и разгораются конфликты.

Второе — вооружим читателя техникой, приемами анализа ситуаций, позволяющими выявлять суть кон­фликтов и ликвидировать их в зародыше.

Анализ показывает, что конфликтующие, как пра­вило, не могут сформулировать истинные причины конфликта, «зацикливаясь» на наиболее возмущающих их моментах, лежащих, как говорят на поверхности и являющихся следствием более глубоких причин. По­нятно, что лечение без диагноза обрекает на худший исход.

Первый аспект является стержнем профилактики конфликтов, второй — главным в их разрешении.

Природа и коварство конфликтогенов.

Закон их эскалации

Почти в 80 % случаев конфликты возникают поми­мо желания их участников. Происходит это из-за осо­бенностей нашей психики и того, что большинство людей либо не знают о них, либо не придают им зна­чения.

Происхождение слова конфликтоген описано нами в параграфе 1.2. Конфликтогенами мы назвали слова, дей­ствия (или бездействие), способные привести к конф­ликту.

Слово «способные» является здесь ключевым, рас­крывающим опасность конфликтогенов. То, что они не всегда приводят к конфликту, притупляет нашу бди­тельность по отношению к ним. Например, неучтивое обращение не всегда вызывает конфликт, многие по­лагают, что «сойдет». Однако нередко не «сходит».

Природу и коварство конфликтогенов можно объяс­нить так. Мы гораздо более чувствительны к словам других, нежели к тому, что говорим сами. Бытует мне­ние, что женщины не придают никакого значения сво­им словам, зато придают огромное значение тому, что слышат сами. На самом деле этим грешим все мы, а не только представительницы прекрасного пола.

Наша особая чувствительность относительно обра­щенных к нам слов исходит из желания защитить себя, свое достоинство от возможного посягательства. Но мы не так бдительны, когда дело касается достоинства других, и потому не так строго следим за своими сло­вами и действиями.

Нельзя игнорировать очень важную закономерность эскалации конфликтогенов: на конфликтоген в наш ад­рес мы стараемся ответить более сильным конфликтогеном, нередко максимально сильным среди всех воз­можных.

Такую закономерность можно объяснить следующим образом. «Получив» в свой адрес конфликтоген, по­страдавший хочет компенсировать свой психологиче­ский проигрыш, испытывает желание избавиться от возникшего раздражения, ответив обидой на обиду. При этом ответ не должен быть слабее, а для уверенности делается даже с «запасом»: трудно ведь удержаться от соблазна проучить обидчика, чтобы впредь не позво­лял себе подобного. В результате сила конфликтогенов стремительно нарастает.

Почему это так? К сожалению, мы так устроены — болезненно реагируем на обиды и оскорбления, про­являем ответную агрессию.

Безусловно, требованиям высокой морали более от­вечает умение сдерживаться, а еще лучше — прощать обиды. К этому призывают все религии и этические учения, однако, несмотря на все увещевания, воспи­тание и обучение, число желающих «подставить дру­гую щеку» не увеличивается.

По-видимому, потребность в безопасности, чувство­вать себя комфортно, не ронять достоинства относит­ся к числу основных потребностей человека, и потому покушение на его права воспринимается крайне бо­лезненно.

За что ратует автор? Он призывает учиться проти­виться эскалации конфликтогенов, показывая, как это­го достичь.

Игнорирование закономерности эскалации конфлик­тогенов — это прямая дорога к конфликту. Хотелось бы, чтобы каждый из нас постоянно помнил об этом. Тогда конфликтов будет меньше, и в особенности тех, в которых по большому счету не заинтересован ни один из его участников. Напомним, что первый конфликто­ген может быть (а чаще всего и бывает) непреднаме­ренным, результатом стечения обстоятельств.

Нередко на занятиях, которые проводил автор по данной теме, его слушатели сравнивают закон эскала­ции конфликтогенов с известным законом механики: сила противодействия равна действующей силе, но противоположна по направлению.

Здесь действительно много общего, но есть и принци­пиальные отличия. Первое заключается в том, что у лю­дей противодействие обычно сильнее действия (а не равно ему); второе — в том. что закон механики действует не­зависимо от нашей воли, а эскалацию конфликтогенов мы все же можем остановить, это нам подвластно.

Схема возникновения случайных конфликтов

Эта схема показана на рис. 5.1.

Первый

Более силь­-

Еще более силь­-

Кон­

конфлик­

ный ответный

ный ответный

фликт

тоген

конфликтоген

конфликтоген

Рис. 5.1

Эта схема и помогает понять, почему в большин­стве случаев конфликт возникает как бы самопроиз­вольно, вне желания его участников.

Первый конфликтоген часто появляется ситуатив­но, помимо воли участников, а дальше вступает в дей­ствие закон эскалации конфликтогенов… и вот конф­ликт уже налицо.

Житейская ситуация: муж случайно задел стоящую на краю стола чашку, она падает на пол.

  • Экий ты неуклюжий! Всю посуду в доме перебил,— слышит он голос жены.

  • Потому что все не на своем месте! И вообще в доме бардак!

  • Если бы от тебя хоть какая-то помощь была! Я целый день на работе, а тебе с твоей мамочкой только бы указывать!

Результат неутешителен: настроение у обоих испор­чено, конфликт налицо, и вряд ли супруги довольны таким поворотом событий.

Фактически этот эпизод состоит сплошь из кон­фликтогенов. Неловкость мужа — первый из них, он может привести, а может и не привести к конфлик­ту. Все зависит от реакции жены. А она в соответ­ствии с законом эскалации не только не пытается разрядить ситуацию, но и в своем замечании от част­ного случая переходит к обобщению, «на личность». Пытаясь оправдаться, муж поступает так же, действуя по принципу: лучшая защита — это нападение.

Эта схема подсказывает и пути предотвращения кон­фликтов.

Конфликтогены в ежедневном общении и как на них реагировать

3.1 Рекомендации

Необходимо научиться управлять конфликтом: понимать его причины и прогнозировать последствия. Для этого следует знать:

  • области возникновения конфликтогенов;
  • речевое и неречевое их выражение в процессе общения;
  • способы избегать некорректного поведения: уходить от стремления к превосходству и уводить от этого собеседника, сдерживать собственную и направленную по отношению к себе агрессию, преодолевать эгоизм.

Поведенческие и речевые конфликтогены вызывают раздражение, желание поставить обидчика на место. Окружающие люди неосознанно или специально могут задеть, оскорбить, посмеяться. Столкнувшись с конфликтогеном в поведении собеседника, нужно постараться сохранить внутреннее достоинство, реагировать миролюбиво и противостоять эскалации. Для этого необходимо:

  1. 1. Отказаться от употребления конфликтогенов в общении, действуя по принципу «кто, если не я».
  2. 2. Не допускать взаимный обмен обидными словами или постараться прекратить в самом начале: сделать это позже будет трудно или невозможно. Сдержать первый порыв и словесно «дать сдачи» бывает очень трудно. Рекомендуется допустить, что человек не обязательно намеревался задеть.
  3. 3. Попытаться понять состояние говорящего, проявлять к нему эмпатию (представить, какие чувства вызовут у него определенные слова и действия ). Есть вероятность, что источником его агрессии является злость на ситуацию, в которой он беспомощен, а не на собеседника.
  4. 4. В диалоге высказываться информативно и недвусмысленно, не допускать намеков и недоговаривания.
  5. 5. В коллективе создавать благожелательную атмосферу, в которой окружающим психологически комфортно: разговаривать доброжелательно, искренне улыбаться, не скрывать положительную оценку (похвала, комплимент), демонстрировать уважительное отношение к собеседнику.
  6. 6. По возможности избегать категоричности: это предполагает превосходство и подчинение собеседников. Вместо безапелляционных «Я считаю», «Я уверен», рекомендуется употреблять высказывания, предполагающие гибкость: «Я полагаю», «Я думаю».
  7. 7. Давать оценочные суждения, советы и рекомендации собеседнику наедине, а не в присутствии других.

Заметив со своей стороны стремление к превосходству, человек должен постараться преодолеть его:

  1. 1. Дать возможность собеседнику почувствовать себя компетентным в обсуждаемом вопросе и значимым в глазах других.
  2. 2. Объективно рассказывать о собственных достижениях и достоинствах, без преувеличения.
  3. 3. Воспитывать в себе понимание того, что только скромность противостоит тщеславию.

Постоянное сдерживание агрессии приводит к психическим заболеваниям, однако выплескивать ее на окружающих недопустимо. Психологическую напряженность, сопровождающуюся повышенной агрессивностью, нужно снимать.

Психотерапевты рекомендуют время от времени выговариваться перед эмоционально близким человеком. Полученное сопереживание, сочувствие дает разрядку и наступает облегчение. Второй совет — это, не стесняясь, плакать, так как со слезами выводятся химические вещества, являющиеся стимуляторами стресса. Поэтому дети, еще не стесненные социальными рамками, плачут гораздо чаще взрослых: так работает естественный защитный механизм, дающий облегчение в стрессовой ситуации и уберегающий детское здоровье. В нашей культуре не принято, чтобы мужчины жаловались и плакали; женщинам в этом отношении проще. Эмоциональная сдержанность приводит к накапливанию негативных эмоций, проявлениям агрессии, подрывает здоровье.

Психологическая разрядка происходит во время двигательной активности, так как адреналин, выработавшийся во время стресса, выводится из организма во время физической нагрузки: занятия спортом, соревнования, работа топором или пилой, бег, танцы и т. д.

Людям, склонным к аналитической работе, рекомендуется сосредоточиться на поиске причин своей агрессии. Размышления успокаивают, и, являясь привычным и любимым времяпрепровождением, гасят агрессию.

Преодоление эгоизма начинается с осознанного формирования установки, что центром внимания может быть любой человек . Рекомендуется расширить круг интересов (командные игры, пение в хоре), чтобы использовать свои сильные стороны в коллективных делах, а заодно стать интересным собеседником. Следует ежедневно оказывать небольшую помощь даже незнакомым.

Если человек бессознательно и намеренно употребляет конфликтогены, считает нормальным агрессивно вести себя, обижать и критиковать собеседников, манипулировать ими, но не допускает подобного по отношению к себе, не стремится менять стиль поведения и обвиняет окружающих в своем состоянии, ему требуется помощь психотерапевта.

Управление другими людьми начинается с управления собой. Основная рекомендация заключается в выработке и определении бесконфликтного стиля речевого и неречевого поведения, так как он вызывает уважение.

Профессионально-педагогическое общение

Размещено на http://www.allbest.ru/

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

«БАРАНОВИЧСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Реферат

По дисциплине: «Педагогика»

На тему: «Профессионально-педагогическое общение»

Выполнил: студент 1 курса

группы ОТИ-11

Лис А.Ю.

Проверила: Райченок Т.В.

Барановичи 2015

1. Культура педагогического общения

2. Конфликты в педагогическом общении, пути их преодоления

3. Конфликтогены педагогического общения, их возрастная специфика

Используемые источники

1. Культура педагогического общения.

Готовность к профессионально-педагогическому общению является важнейшим условием эффективной педагогической деятельности. Начинающие педагоги отмечают, что для успешной работы им необходимы не только предметные и психолого-педагогические знания, но и коммуникативные умения.

Готовность к профессионально-педагогическому общению включает знание основ педагогического общения, его закономерностей, функций, структуры, содержания: сформированность умений организовать общение, управлять им и собственным психическим состоянием, а также сформированность определенных личностных, нравственных качеств педагога, указанные знания, умения и личностные качества определяют культуру педагогического общения, позволяющую педагогу осуществлять педагогическое общение, а значит, воспитание и обучение на достаточно высоком профессиональном уровне.

Основу этой культуры составляет общительность. Это интегральное качество выражается в устойчивой потребности в систематическом общении с детьми, коллегами, родителями, в умении быстро устанавливать контакты, в чувстве удовлетворения и радости от общения, в эмоциональном благополучии на всех этапах общения. Общительность как свойство личности включает, по мнению исследователей, такие составляющие, как коммуникабельность (способность испытывать удовольствие от процесса общения); социальное родство (желание находиться в обществе, среди других людей); альтруистические тенденции (эмпатия как способность к сочувствию, сопереживанию и идентификация как умение переносить себя в мир другого человека). Педагогическая эмпатия проявляется в умении воспитателя мысленно поставить себя на место воспитанника, проникнуться его психическим состоянием, понять его.

Общительность связана с такими свойствами педагога, как искренность, приветливость, отзывчивость в общении; чувство юмора, сдержанность и терпеливость в конфликтных ситуациях, проявление расположения, уважения и требовательности, педагогическая интуиция, тактичность в общении с детьми.

Общительность проявляется также в системе коммуникативных умений и навыков (см. схему 9, с. 24). Важным показателем культуры педагогического общения является культура речи. Педагог передает информацию вербальными (речевыми) и невербальными средствами. Слово педагога — это его профессиональное средство, «ничем не заменимый инструмент воздействия на душу воспитанника» (В. А. Сухомлинский). В педагогическом общении «присутствует» все многообразие видов речи, но независимо от того, что делает педагог (убеждает, внушает, информирует, обращается к чувствам и эмоциям учащихся, призывает их к действию и т. п.), к его речи предъявляются особые требования:

правильность (соответствие литературно-языковым нормам);

точность (употребление слов, выражение в свойственных им значениях);

ясность, простота, логичность, доступность;

богатство (разнообразие используемых языковых средств);

образность, эмоциональность.

Важна и эмоциональная выразительность речи: интонация, темп, дикция, громкость, тембр голоса, сила, паузы, ритмика и т. п.

Невербальные средства дополняют речь, эмоционально влияют на воспитанников, передают чувства и переживания педагога. Невербальные средства общения — жесты, мимика (движения лицевых мышц), пантомимика (выразительные движения тела, рук, глаз и т. д.) — это эмоциональный язык общения.

Следующий показатель культуры педагогического общения — наличие умений саморегуляции психической деятельности. К этим умениям относятся, например, умение управлять своим психическим состоянием, эмоциями, поддерживать у себя доброжелательный настрой, творческое настроение, а также умение снимать психическое напряжение.

Особо следует выделить в качестве показателя культуры педагогического общения педагогический такт — соблюдение педагогом принципа меры, избегание крайностей в общении с детьми в разных сферах деятельности, сочетание уважения и требовательности к воспитанникам, умение выбрать правильный подход к ним. Из определения следует, что педагогический такт предполагает учет личностных особенностей субъектов общения, соблюдение нравственно-этических профессиональных установок педагога. Педагогический такт проявляется в оценочных суждениях, в интонации, в умении быть терпеливым и внимательным, умении поощрять и наказывать. Напротив, всякое отклонение от меры является бестактностью, нередко приводящей педагога к конфликтам с учащимися.

Общение — это индивидуально-творческая сфера деятельности педагога. Поэтому можно говорить об искусстве педагогического общения с воспитанниками, которое, в частности, состоит в том, чтобы уметь определять необходимый стиль педагогического общения и педагогического руководства в конкретной учебно-воспитательной ситуации.

2. Конфликты в педагогическом общении, пути их преодоления

Объективная особенность педагогического общения — его противоречивость, и, следовательно, высокая конфликтность, возможность конфликтных ситуаций. Конфликт — это ситуация обострения противоречий во взаимодействии между людьми, участниками совместной деятельности (межличностный, межгрупповой конфликт) или между желаниями, убеждениями и действиями одного человека (внутриличностный конфликт). Он представляет собой некую ситуацию взаимодействия людей, которые либо преследуют взаимоисключающие или недостижимые одновременно обеими сторонами цели, либо стремятся реализовать в своих взаимоотношениях несовместимые ценности и нормы.

Потенциально конфликтогенные педагогические ситуации:

Ситуации деятельности возникают по поводу выполнения школьником тех или иных заданий, успеваемости, учебной и внеучебной деятельности. Например, отказ учащегося выполнить задание по разным причинам: утомление, трудности в усвоении учебного материала, неудачное замечание учителя вместо конкретной помощи, невыполнение домашнего задания.

Ситуации поведения возникают в связи с наруше-ниями школьниками правил поведения. Эти ситуации приобретают характер конфликтных, если учитель, не выяснив мотивов, делает ошибочный вывод о поступках ученика. В частности, ошибки учителя при оценке поведения или его завышенные требования вызывают конфронтацию действиям учителя со стороны учащихся. педагогический общение конфликтоген

Ситуации отношений возникают тогда, когда затрагивают эмоции и интересы учащихся и учителей в процессе деятельности. Педагогическая ситуация приобретает конфликтный характер, если она вызывает у ее участников негативные эмоции, порождающие неприязнь друг к другу; если деловые отношения подменяются межличностными, если неоправданно даются отрицательные оценки не поступку школьника, а его личностным качествам.

Педагогическая мудрость проявляется на втором этапе динамики конфликта — осознании ситуации. Если конфликт эмоциональный (не существует объекта конфликта, а есть личностная неприязнь), необходимо позаботиться о том, чтобы сработали механизмы психической защиты или «стражи» душевного здоровья: мудрость, понимание другого, свобода выбора переживаний. Если же налицо объективное противоречие, где есть объект конфликта, и в котором педагог увидел воспитательный потенциал, то следует оценить ситуацию как конфликтную конструктивную и переходить к «конфликтному поведению».

Стили поведения в конфликте:

1.Конкуренция (соперничество). Нет заинтересованности в сотрудничестве с другими людьми, человек предпочитает идти к разрешению конфликта своим путем, опираясь на волевые решения, при этом свои интересы он удовлетворяет в ущерб другим участникам конфликта.

2.Уклонение

Уход от конфликтной ситуации без попытки ее решения; отсутствие сотрудничества для выработки решения проблемы.

3.Приспособление. Совместное действие с противо-воположной стороной, без отстаивания своих личных интересов, жертвование своими интересами

4.Компромисс

Частичное удовлетворение интересов обеих сторон путем взаимных уступок, с учетом всех «за» и «против».

5.Сотрудничество

Активное участие в разрешении конфликта путем сотрудничества с другими участниками конфликта, поиск общих интересов.

3. Конфликтогены педагогического общения, их возрастная специфика

Выявлены наиболее часто встречающиеся «возрастные» конфликтогены (М. М. Рыбакова и др.). Так, у подростков это потребность в самовыражении и самоутверждении, «чувство взрослости», усиление половой идентификации, потребность в общении и общественном признании (например, потребность быть принятым группой), повышенный эгоцентризм. В целом увеличение сложных педагогических ситуаций, доходящих до конфликтов, объясняется обострением противоречий в кризисный период развития подростка. По данным исследователей, преобладающими причинами конфликтных ситуаций в подростковом возрасте выступают факты негативного поведения учащихся, неспровоцированные или вызванные действиями учителей. На втором месте по частоте возникновения стоят конфликты, связанные с дидактическими ошибками (например, систематическое занижение оценки, разные отметки за одинаковые ошибки в письменных работах и т. п.). Далее идут конфликты, обусловленные неправильной тактикой взаимодействия педагогов с подростками (мстительность, дискриминация в отношении к отдельным подросткам), а также грубым открытым или маскируемым нарушением педагогической этики.

Конфликтогены юношеского возраста — это переживание своего «Я» как индивидуальной целостности, неповторимости, непохожести на других людей, потребность в самопознании; рост социальной активности, «примеривание» к различным социальным ролям, определение гражданской позиции, нравственных ориентиров, профессиональный выбор; большая самостоятельность в оценочной деятельности, проблема смысла жизни, размышление о своем жизненном предназначении, потребность в доверительном общении, любви и другие.

Конфликты в старшем школьном возрасте вызываются, во-первых, нарушениями дисциплины старшеклассниками (невыполнение ученических обязанностей, неподчинение требованиям учителей, курение, пропуск занятий, обман учителей, вражда, драки и т. п.); во-вторых, конфликтогенным поведением самих учителей, их бестактностью (позиция «учитель всегда прав»; применение мер наказания, не соответствующих возрастным особенностям; публичные оскорбления, вторжение в личный мир юношей и девушек, осуждение их взаимных симпатий; злоупотребление откровенностью старшеклассников с учителями и разглашение ими доверенных секретов другим учащимся, любопытство к личной жизни юношей и девушек без их согласия советоваться со старшими и т. п.).

Используемые источники

1. Основы педагогического мастерства под ред. И.А.. Зязюна. — М., 1990.

2. Повшедная, Ф.В. Введение в педагогическую деятельность. — Н. Новгород, 2001.

Культурные и возрастные факторы конфликта

Взаимодействие в конфликтах имеет культурные основы. Когда человек определяет ситуацию как конфликтную, он начинает вести себя в соответствии с этим определением по законам конфликта, имеющим определенный культурный контекст. Не только исторический, но и современный материал позволяет говорить о влиянии на практику разрешения конфликтов культурных факторов. Так, исследования семейных конфликтов, проведенные в Японии, Индии и США, выявили культурные различия в их протекании и разрешении. Конфликтные явления занимают определенное место в культурном пространстве. М. Мид говорит о необходимости различать следующие три типа культур: сотрудничающие, соперничающие и индивидуалистические. В своих рассуждениях он основывается на коллективном труде американских авторов, описавших тринадцать различных культур с точки зрения преобладания в них принципа сотрудничества или принципа соперничества. По мнению М. Мида, нет связи между преобладанием принципа сотрудничества или принципа соперничества, с одной стороны, и способом добывания средств существования (охота, земледелие, скотоводство) — с другой; также не играет роли благосостояние группы и уровень технологического развития.

Исключив влияние ряда факторов, М. Мид находит некоторые детерминанты в социальной структуре племени. Культура сотрудничества свойственна замкнутым группам, в рамках которых человек обладает определенной позицией и гарантированной безопасностью, а его положение не зависит от инициативы и личных притязаний. В других же типах культур человек не чувствует себя в безопасности, пока не убедится в своем несомненном превосходстве.

Например, в эпоху феодализма повсюду возникали отдельные, ограниченные конфликты, в основе которых невозможно обнаружить никакого экономического мотива, кроме того, что одни завидовали богатству других. Ничуть не меньше богатства зависть порождала слава. Фамильная гордость, жажда мести, преданность идее — вот каковы были главные побуждения. При этом некоторые виды конфликтов приобретали ритуальный характер, например скандалы из-за обладания реликвиями после всякого рода торжественных церемоний.

Сам процесс возникновения и развития конфликтов нормативно определен французским социальным антропологом П. Бурдье, изучавшим жизнь берберского народа кибилов. Он писал, что конфликты у кибилов в значительной степени регулировались сложной системой вызовов, оскорблений и надругательств. При этом, по мнению П. Бурдье, подобные действия следует интерпретировать не как пустые ритуалы или как способ решения конфликтов, а как сигналы и символы, которые подтверждают и выстраивают порядок определенных социальных отношений.

Анализируя обычай кровной мести как традиционный механизм разрешения острых конфликтных ситуаций у северокавказских народов, Г.У. Солдатова указывает, что его важнейшей стороной всегда являлся комплекс обычаев примирения противников. На основе этого комплекса выполнялась важнейшая функция этого обычая — примиренческая, предполагающая не насилие, а договоренность конфликтующих сторон.

Многочисленные данные свидетельствуют о влиянии возраста и пола на характер конфликтов. Можно говорить о наличии разных возрастных проблем и, соответственно, о структуре потенциальных конфликтных ситуаций, связанных с возрастом.

Известно, что в общем жизненном цикле личности выделяются отдельные возрастные стадии, смена которых — переходные периоды — может проходить достаточно бурно, сопровождаться трудностями и эмоциональными переживаниями, сопутствующими возникновению качественных перемен в жизнедеятельности личности.

Возрастные периоды помимо особенностей психического и личностного развития различаются и по характеру проблем, встающих перед индивидом, по тому, какие типичные трудности, критические ситуации или кризисы переживает человек в том или ином возрасте.

Конфликты, свойственные раннему детству, были предметом наиболее пристального внимания в психоаналитической традиции: описывая конфликтную природу человека, психоаналитики придавали проблемам детства особое значение. К.Г. Юнг говорил о множестве возможных подходов к этой проблеме. В их числе фрейдовская психология с ее принципом удовольствия, адлеровская психология (с позиции принципа власти).

Сам К.Г. Юнг считал свой подход психобиологическим, основывающимся на развитии у ребенка сексуального интереса, а также на значении мышления и понимания в решении душевных конфликтов.

Например, когда ребенок проявляет интерес к проблеме смерти и тому, что происходит с человеком после нее, переживает рождение брата или сестры, страх смерти матери или отца, обдумывает и обсуждает происхождение детей, отношения родителей, он, по К.Г. Юнгу, фактически пытается создать собственную концепцию жизни, ищет ответы на появляющиеся у него вопросы и старается как-то разрешить возникающие при этом противоречия.

Как зарубежные, так и отечественные исследователи относят появление конфликтов к возрасту одного-двух лет. Японские воспитатели, например, предлагают начинать работу по обучению эффективному поведению в конфликтах именно с этого возраста.

Эмпирические данные, полученные Д.Б. Элькониным, подтверждают следующую динамику: у дошкольников конфликты чаще всего возникают из-за игрушек, у детей среднего школьного возраста — из-за ролей, а в подростковом возрасте — из-за правил игры.

Таким образом, причины возникающих между детьми столкновений отражают их возрастное развитие: от ссор из-за игрушек они постепенно переходят к настоящим дискуссиям по поводу того, насколько правильно действует тот или иной ребенок в ходе игры.

Предметом особого внимания психологов является также подростковый возраст, в котором конфликты приобретают особое значение. К. Левин считал подростка маргинальным человеком, находящимся между двумя группами, вышедшим из мира детства и не пришедшим в мир взрослых. Именно это главное противоречие подросткового периода и приводит к типичным трудностям, переживаемым в это время, и прежде всего к проблемам в отношениях со взрослыми, неадекватным поступкам, вплоть до девиантного поведения, направленного на подтверждение своей взрослости. Причем, по К. Левину, эти конфликты и их протекание зависят от того, насколько резкими являются границы между миром взрослых и миром детей.

К кризисам зрелого возраста относятся: кризис восемнадцати лет (отдаление от дома), кризис двадцати лет (поиск своего места в жизни), кризис тридцати (осмысление сделанного и новые искания), кризис середины жизни между тридцатью пятью и сорока пятью годами (постепенно начинают уходить молодость и физические силы, меняются привычные роли) и, наконец, кризис старшего возраста (человека ожидают удовлетворенность прожитой жизнью или новые кризисы).

Эмпирические доказательства возрастной предрасположенности человека к проблемности тех или иных аспектов своего взаимодействия с окружающими часто приводятся в социально-психологических исследованиях отношений в группах или организациях.

Например, в результате исследования Н.В. Гришиной в производственных коллективах были выявлены различия в оценках частоты конфликтов, возникающих между работниками разных возрастов: на общем фоне явно выделялась самая молодая группа работников. Возникновение конфликтов у представителей этой группы было связано с проблемой их адаптации к производству и социальной ситуации в коллективе.

В результате этого исследования были получены данные о влиянии такого фактора, как пол, на предрасположенность к оценке тех или иных аспектов своего взаимодействия с другими людьми как конфликтных.

Женщины в производственных коллективах склонны считать свои отношения с коллегами более конфликтными в тех аспектах, которые прямо касались их личных потребностей (зарплата, распределение премий, время отпусков, сменность работы и т. д.), тогда как мужчины отмечали повышенную конфликтогенность организационных проблем (распределение обязанностей, производственные трудности и др.).

Частоту конфликтов с руководителем мужчины оценивали как более высокую, связывая причины возможных конфликтов с нарушением должностных инструкций (например, с необходимостью выполнения функций, не входящих в прямые обязанности), производственными трудностями, условиями труда и перспективами роста.

Записи созданы 1581

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх