Дочка любит папу

Если в поисковике «Яндекс» набрать «почему мой отец меня…», самым популярным, вернее, единственным продолжением этого запроса будет «… не любит». Что делать, если возникло такое ощущение, и как этот запрос характеризует нашу страну в целом, рассказала «Росбалту» семейный психолог Катерина Мурашова.

— А может такое вообще быть правдой, что отец не любит своего ребенка?

— Да, конечно. По сотне разных причин отец может не любить ребенка. Причем может не любить вот этого, но любить другого: конкретно старшего не любит, а младшего — любит. Или от этой женщины детей любит, а от предыдущей — не сложилось. Я видела вообще удивительные варианты: отчим любит пасынка, а своего родного ребенка, который появился в этой семье, нет. Вот и получается, что у пасынка в этой истории хороший отец, а у родного сына — отец, который им вообще не интересуется, реагирует на него с раздражением. Так бывает, запросто.

— То есть, такие истории — не редкость?

— Конечно. Они всегда встречались. И это не имеет никакого отношения ни к нашему обществу, ни к нашей эпохе, и вообще ни к чему.

— Дети, конечно, это чувствуют. И от бессилия идут со своей проблемой в Сеть. Может ли мать что-то сделать в такой ситуации?

— Я могу сказать, чего точно делать не стоит — обвинять человека в том, что это так. Как правило, такие вещи происходят непредумышленно. Ну, согласитесь, вряд ли этот мужчина сам все так устроил, что его пятилетний сын его раздражает, а с 15-летним пасынком у него прекрасные отношения. Вряд ли это какое-то осознанное его решение. Поэтому обвинять, говорить: «Я вижу, ты его любишь», не надо.

Обсуждать имеет смысл только то, как минимизировать последствия нелюбви для вашей семьи. Часто муж сам с легкостью предлагает варианты. Например: «Не заставляй меня проверять у него уроки, я чувствую, что в этот момент готов его убить». Или: «Давай я буду ездить с ним на рыбалку. Там он меня совсем не раздражает, я занимаюсь своими делами, он играет, и мы как бы вместе проводим время?» Или: «Давай поделим детей. Я буду ходить куда-то с дочкой, поскольку мне с ней интересно, а ты будешь заниматься этим нытиком. Я понимаю, что это не конструктивно: ребенку пять лет, а я просто готов его убить. Поэтому давай просто разделимся, и у каждого ребенка будет ощущение, что он чей-то».

— То есть, это нормально, когда родители «делят» между собой детей?

— Да. Главное, чтобы у ребенка был кто-то, кто его принимает: папа, мама, бабушка — без разницы. И совершенно не обязательно, чтобы все тряслись вокруг него одного.

— А с матерями такое тоже бывает?

— Конечно. У каждой пятой матери инстинкт не включается. Женщина тоже может любить одного ребенка, и не любить другого.

— Но никогда себе в этом не признается.

— Нет, себе она наверняка давно призналась, она боится признаться социуму, испытывает по этому поводу чувство вины. Здесь нужно понимать, что включение/не включение чувств биологично, многообразно. Но мы люди, и поведение свое можем выстраивать, не основываясь на эмоциях. Строить отношения рационально, так, чтобы не разрушить ни семью, ни личность ребенка.

— Что можно посоветовать тем, кто обращается с этим вопросом к поисковику? Может, переадресовать его отцу напрямую?

— Спрашивать в лоб — «почему ты меня не любишь?», — конечно, не стоит. Но если у человека появилось ощущение дискомфорта, и он идет со своей проблемой в Сеть, значит, это не пятилетний ребенок, может даже вполне взрослый. В этом случае имеет смысл вспомнить, что танго танцуют двое. Но поскольку никто не может изменить никого, кроме самого себя, можно попробовать поменять отношение со своей стороны и посмотреть, что получится. Через некоторое время либо изменятся сами отношения, что возможно, либо изменится ваше отношение к происходящему.

Например, можно сказать папе о своих чувствах: «Мне так хочется проводить с тобой больше времени, мне этого так не хватает», и посмотреть, что сделает отец. Если вы — человек взрослый, можно сказать: «Пап, слушай, мы с тобой так редко общаемся. Может, сходим в кино? Я знаю, ты любишь боевики. Я не очень, но есть хорошие. Давай сходим, поедим попкорна». Или: «Мы с мужем и детьми едем на Рождество в Финляндию, я бы хотела, чтобы ты к нам присоединился. И с детьми поможешь, и мы побудем вместе?» Если отклика нет, значит, Финляндия не прокатывает, и нужно попробовать что-нибудь другое.

— Что может сделать мать, чтобы помочь отцу сблизиться с ребенком?

— В идеале она должна выступать толмачом, объяснять в первую очередь себе, а потом и всем остальным, что, собственно, происходит: кто что чувствует, кто что хочет. Ребенок часто не понимает, что нужно отцу, особенно если тот эмоционально неуклюж. Отец, как правило, даже желая заниматься с двухлетним ребенком, очень приблизительно представляет, как вообще можно взаимодействовать с человеком, у которого в арсенале всего 20 слов. Роль матери в установлении этого понимания, в устранении перекосов, переоценить сложно.

— С чего начать? Как вовлечь отца в воспитание ребенка?

— С самого начала нужно объяснять мужу, отцу, что сейчас происходит с ребенком, чего он хочет. Иногда нужно объяснять и то, что происходит с самим мужчиной. Например: «Он такой маленький, ты боишься переломать ему все кости». Нередко ведь мужчина и правда боится взять ребенка в руки, чтобы не навредить ему. «Если что-то идет не так, ребенок начинает громко орать, тебя это раздражает, ты не понимаешь, почему он кричит, и что тебе сделать». Помочь может и простое проговаривание, и советы о том, как лучше провести время с ребенком. Например: «Он любит игры с водой. Если пойти в ванную, пустить туда кораблик, он будет завороженно смотреть. Может, ты сможешь придумать какую-то еще игру, у меня дальше пускания корабликов фантазия не идет».

— В Сети советуют с первых дней оставлять ребенка с отцом и уходить по своим делам, потому что именно так можно помочь им наладить контакт. Действительно, с этого начинается?

— Конечно, можно и нужно оставлять ребенка с отцом с первых дней. Оставлять и бояться или оставлять и быть уверенной, что все пройдет хорошо — дело каждой. Но если хочешь, чтобы вы воспитывали ребенка вместе, то да, однозначно это нужно делать.

— Бывают отцы, которые проявляют внимание к собственным детям, любят их, занимаются с ними, играют и так далее. А бывают другие, которые ведут себя отстраненно, и только лет через десять-двадцать вдруг «обнаруживают», что у них есть дети, начинают ими интересоваться. Или не начинают вовсе.

— Действительно, некоторые мужчины весьма отстраненно ведут себя по отношению к маленьким детям. Часто это связано с тем, что они просто не знают, что с ними делать. Когда ребенок подрастает, становится более-менее осознанными, отношения меняются. Например, очень часто отцы начинают интересоваться дочерьми-подростками. В этом абсолютно биологическая подоплека. Дочь становится красивой, взрослой. Зачастую она похожа на ту женщину, которую он когда-то полюбил. И одновременно она похожа на него самого, он узнает в ней свои движения, ужимки, подростковые интересы. У мужиков в этот момент часто просто сносит крышу. Но это происходит, конечно, не в 20 лет, а гораздо раньше — лет в 13-15. Если раньше он лишь изредка бросал взгляд на ребенка, то рядом с дочерью-подростком начинает сам себя бояться, испытывать какие-то чувства, и думать: «Это я чего вообще?» И вместо того, чтобы сходить в театр и гордо представить ее своим друзьям, его кидает в обратную сторону. Он просто старается лишний раз не проходить мимо ванной, когда она там моется. Хотя, современные папы, конечно, поспокойнее.

— Как внимание со стороны отца или его отсутствие сказывается на том, каким человеком вырастет ребенок?

— Внимание тоже бывает разным. Если отец был воспитывающим деспотом, контролировал уроки, все время определял в какие-то футбольные или шахматные школы, то есть, реализовывался сам через ребенка, он, как правило, вырастет неуверенным в себе. Такие дети все время ждут, что кто-то придет и скажет им, как жить. И наоборот, если отец был фигурой поддерживающей, и ребенок чувствовал, что у него за спиной есть папа, который защитит, выслушает, поймет, это закладывало в нем доверие к миру, уверенность. Отцовская фигура может серьезно влиять, причем, как в положительную, так и в отрицательную сторону.

— На протяжении многих поколений отсутствие интереса к детям со стороны отца считалось едва ли не нормой. Какой диагноз можно поставить обществу недолюбленных отцами в детстве?

— Я бы развела эту идею участия отца и идею любви. Вы что считаете, что те отцы, которые всю жизнь проработали слесарями на больших питерских заводах, приходили домой, съедали свой борщ, падали к телевизору и раз в год ездили с семьями на курорт, своих детей не любили? А почему, собственно? Участие и любовь, на мой взгляд, разные вещи. Вы еще скажите, что они своих жен не любили, потому что очень редко говорили им об этом, и не умели этого делать.

— Я имела в виду, что у этих мужчин совершенно не было времени на детей. И дети, в свою очередь, чувствовали некую недолюбленность, недостаток внимания со стороны отца. Так росли целые поколения. Какими они выросли? И как изменится наше общество, когда участие отцов в воспитании станет больше?

— Если все внимание будет заключаться только в том, что отец лезет в оценки, в увлечения, в то, с кем ребенок дружит, не дай Бог, — в то, как он одевается или какие молодежные увлечения проходит, ни к чему хорошему оно не приведет. Раньше этим занималась только мать, а теперь представьте, что их двое, и они нависают над ребенком. Конечно, это приведет к повышению тревожности, уменьшению свободы и самостоятельности.

Когда я только начинала работать, отец, пришедший на прием вместе с матерью и ребенком, был редкостью. Теперь это привычная картина, когда папа приходит, садится в кресло и спрашивает: «У него пропала мотивация, что мне делать?» И ребенок прямо в стул вжимается от этого отцовского внимания.

Другое дело, когда отец ходит с младенцем на руках, похлопывая его по попе, подкидывая кверху, и заливисто смеется вместе с ним. Ведь в воспитании важно не столько само воспитание, сколько объятия, смех, любящий взгляд. Если такого внимания к детям будет больше, по крайней мере часть общества вырастает более уверенной в себе.

Кстати, отсутствие внимания со стороны отца ребенку ничем не грозит. Нет этого внимания, или отца вообще нет, зато есть внимание со стороны матери. Если отец есть, но совершенно не участвует в воспитании, за исключением того, что можно попросить у него денег, это тоже ничего. Дело в том, что эволюционно мы приспособлены к отсутствию отца в семье, и к тому, что он представляет семью где-то снаружи. Это воспринимается как норма. И, наоборот, если отец есть, с ним можно поговорить, сходить в театр, получить ласку, любовь, поддержку, это воспринимается как бонус — мне повезло, у меня был прекрасный отец.

— И все-таки хотелось бы понять, где грань между позитивным вниманием и избыточным? Вот отец очень старается быть хорошим, берет сына с собой в баню к друзьям, возит в походы, на рыбалку, старается предложить ему то, что интересно самому, а на практике оказывается, что сын тихо ненавидит все эти поездки, и очень страдает от того, что вынужден на них соглашаться.

— Перегибы, конечно, бывают. Эволюционно женщина эмоционально более тонко настроена на видение другого. Мужчине это было не нужно, так длилось веками, и сейчас, когда ситуация поменялась, и отец пытается играть женскую роль внутри семьи, тонкости его настроек не хватает. Он не видит, что ребенок уже страдает под натиском внимания с его стороны. Помочь может женщина, мать. Но если люди чувствуют, что запутались, конечно, имеет смысл обсудить ситуацию со специалистом.

Анна Семенец

To view this video please enable JavaScript, and consider upgrading to a web browser that supports HTML5 video

ДИКТОР: Третье воскресенье июня — Международный день отцов. Впервые этот праздник был введен в США в 1929 году. Инициатором выступила миссис Додд. Она хотела выразить признательность своему отцу, а в его лице — всем заботливым отцам Америки, участвующим в воспитании детей. Наша съемочная группа встретилась с неколькими мужчинами, которые в одиночку воспитывают своих детей.

РЗК: В руках Акниет фотография мамы, которая 2 года назад бросила четверых детей. Иногда она вспоминает свою мать. Но просто не говорит это открыто. Женщину лишили родительских прав из-за употребления алкоголя. Сейчас отец сам воспитывает детей.

СНХ: АЛПЫСБАЙ КОЙТЕНОВ — ОДИНОКИЙ ОТЕЦ ///снхпер/// Я готовлю сам. Раньше не умел. Зачастую мы ходим питаться в столовую. Трудно растить детей без матери. Особенно сложно воспитывать девочек. К примеру, не могу их отправить одних в баню. Приходиться мыть здесь, в комнате.

РЗК: Семья живет в этой маленькой комнате, предоставленной городским акиматом. В полуразрушенном общежитии есть проблемные вопросы. Но Алпысбай не жалуется. Как только дети достигнут совершенолетия, жизнь наладится, верит он.

ЕСТ. ШУМ: БОЗТОРҒАЙ ӘНІ

РЗК: В памяти Арлана – образ мамы останется навсегда. Она умерла от тяжелой болезни 5 лет назад.

РЗК: У Кадыржана четверо детей, старшему – 18. Темирлан поступил в университет на грант. Но из-за сложных жизненных обстоятельств ему пришлось оставить учебу, чтобы помогать своей семье.

РЗК: Кадыржан достойно воспитывает своих детей. В доме всегда порядок, а на кухне вкусная еда. Но только не хватает материнского тепла…

СНХ: КАДЫРЖАН БЕЛЬГИБАЕВ — ОДИНОКИЙ ОТЕЦ ///снхпер/// Готовлю сам, пришлось научиться. С раннего утра вожусь по кухне. Конечно это сложно, но человек быстро привыкает к обстоятельствам.

РЗК: Согласно статистике, число одиноких отцов в стране ежегодно растет. Пять лет назад их было более 40 тысяч, в этом году более 60 тысяч. В нашем регионе насчитывается около 800 отцов-одиночек. Их действия являются примером для многих.

СНХ: ЕРЛАН ЗАКИРЬЯНОВ — ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ОБЛАСТНОГО ОБЩЕСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ «СОЮЗ ОТЦОВ» ///снхпер/// В этом году мы провели форум отцов в 4 районах и избрали председателя в каждом из них. Мы сотрудничаем с акиматом, внутренней политикой и управлениями отдела образования. Наша цель — дальнейшее развитие института отцов, повышение престижа отцов.

РЗК: Дети героев сегодняшего сюжета с гордостью говорят о своих отцах. Они для них – жизненный пример стойкости, терпения, заботы и добра. Поэтому каждый из них сказал: «Я люблю своего отца».

ЗАРИНА ДИСЮКЕЕВА, ЕРДЫГУЛЬ ДАДЫБАСКЫЗЫ, ЕРМЕК МАХМЕТОВ, ШОКАН ТАУКИЕВ, КОКШЕ АКПАРАТ.

Японский секс папа и дочка мама Японский секс папа и дочка малинкий Японский секс папа и дочка Японский секс отец и дочь подроски Японский секс отец и дочь Японский отец трахает жену сына Японский отец и жены Японский отец и дочь 7 лет Японский отец и доч Японский отец жену сына секс Японский Отец Японский инцест отец женой сына Японская секс отец и невеста японской Японская секс отец и невеста Японская отец и син невестка Японская отец и невестка Японская дочь и отец Япон секс отец и доч Япон Атец и дочка юнная малолеткп отец снимает на каамеру Юная дочка в очках дрочит под струёй воды Эротические сцены из фильма где систра по очереди ебут и брат и отец Эротические селена из Филип где метру очереди ебут и брат и отец филим Эротическая сцена из фильма, где сестру по очереди ебут и брат, и отец Эротическая сцена где сестру ебут брат и отец Эротическая сцена где по очереди сестру ебут брат и отец чысто отец и транс вместе в двоем первий секс Целки отец Худая дочка Хочет маму Хочет жестко хочет в рот Хочет Хороший секс с отцом Фистинг отец и сын ебут мать в анал Фистинг отец Фильм где сестру по очереди ебут и брат, и отец Фильм где есть сцена где сестру по очереди ебут ибрат и отец Фильм в ктоторм есть сцена где мачеху по очереди ебут и сын, и отец Фильм в ктоторм есть сцена где маченху по очереди ебут и сын, и отец Трахнул мать пока отец вышел Трахатся муж после него сосет Трахает отец русский Трахает мать пока отец не видит Трахает мать пока отец на работе Трахает маму а отец спит рядом Трахает мамку пока нивидит отец Трахает когда хочет Трахає мачуху пока отец не бачить Трах6ул я мамашу и отец

Сцена 1. «Ты же мальчик»

Лето. Бетта. Пансионат. Мама тащит за руку орущего мальчика. И громко ему говорит: «Ты почему плачешь? Ты же мальчик! Мальчики не плачут. Ты когда-нибудь слышал, чтобы папа плакал? Или ты хочешь стать девочкой?!» Мальчик испуганно замолкает.

Мальчики не плачут, мальчики умирают от инфарктов в 35–40 лет. Запрет выражать чувства по половому признаку — общее место в воспитании детей. Девочка, например, не дает сдачи, не защищается, не грубит. Ей вообще в идеале не положено злиться. Ее тут же одергивают: «Ты же девочка!» А если девочка плачет, к этому не стоит относиться серьезно: всем известно, что это просто истерики и капризы, к которым женщины склонны с раннего детства. Таким образом, с одной стороны, мальчик, «который не плачет», не имеет доступа к своим собственным чувствам (чтобы не плакать, нужно перестать чувствовать, что тебе больно). А с другой стороны, он не может воспринимать всерьез и чувства девочки (своей будущей жены): она плачет не потому, что ей больно, а потому, что она девочка, — а они просто капризные истерички от природы.

Сцена 2. «Мать от тебя уйдет»

Там же. Мать, ребенок. Мальчик лет четырех на высоком, метра два, каменном бордюре. Мать стоит снизу и протягивает руки: «Прыгай!» Ребенок не прыгает — боится, плачет. Мама раздражается и приказывает прыгать, с каждым словом в голосе появляются стальные нотки: «Мать тебя поймает! Прыгай, кому говорю! Ты что, матери не доверяешь?!» Мальчик заходится в истерике. «Тогда мать сейчас от тебя уйдет!»

Безопасность и надежность в этом мире отсутствуют по определению. Ни на кого полагаться нельзя: даже мать может уйти как раз в тот момент, когда она больше всего нужна — когда страшно. Доверять никому нельзя, а собственных сил, чтобы справиться, явно не хватает. Но в будущем придется полагаться только на себя. Попросить о помощи — невозможно. Все равно не помогут — еще и по голове получишь. Вообще «уход» матери как средство воздействия на ребенка довольно распространенный прием: никого на улице не смущает, когда родители зло рычат: «Так, мы ушли, а ты тут оставайся сам!» Прохожие, как правило, еще и подыгрывают родителям, заявляя (в шутку, конечно): «Мы сейчас заберем этого мальчика себе, раз он маму с папой не слушается!» Но ребенок таких шуток не понимает: для него это вполне серьезные угрозы. И в дальнейшем он просто не будет верить в то, что существуют прочные привязанности между людьми — его всегда могут бросить, если что-то пойдет не так.

Сцена 3. «Такой ребенок ***** мне не нужен»

Супермаркет. Ребенок капризничает, что- то выпрашивает. Мать в ярости, отец нервно пританцовывает и грозно поглядывает на мать: «Сделай с ним что-нибудь!» Мать шипит на ребенка: «Если ты сейчас же не прекратишь, мы обменяем тебя на другого мальчика, который умеет себя нормально вести. А тебя сдадим в детдом!»

Вариации на тему: «родим другого ребеночка», «отведем к дяде милиционеру», «отдадим цыганам». Посыл прозрачен: ты нужен нам только в том случае, если оправдываешь наши ожидания, если не мешаешь нам, если с тобой легко. Чтобы выжить, ребенку нужно быть удобным. Не отсвечивать. Не орать. Не хотеть ничего такого, чего не хотят его родители. Наказание смерти подобно — в качестве наказания выступает отвержение. Во взрослом возрасте такой человек будет либо пытаться «заслужить» право быть рядом со значимыми людьми, угадывая то, каким они хотят его видеть (бесперспективная задача). Либо научится сам отвергать всех заранее — чтобы не оставить такого шанса тем, кто может оказаться рядом. В опасной близости. Потому что близость, в которой отвержение рабо-тает как «волшебная кнопка управления», конечно, опасна. И не только для ребенка — для взрослого человека тоже.

Сцена 4. «Маме из-за тебя плохо»

Мама часто болеет. У нее мигрень, бессонница, расстройство желудка. Каждый раз, когда дочь делает что-то не так, как хотелось бы маме, у мамы обострение. Плохо закончила четверть — мама лежит пластом. Дружит не с теми ребятами — у мамы понос. Нет, мама не ругается — она же очень любит дочь, она не станет повышать на нее голос. Она — жертва, заложник своей материнской любви, притом очень хрупкая жертва, с которой нужно всегда бережно обращаться. Иначе она может даже помереть от того, что дочь отказалась поступать в институт или решила обрезать косу и сделать пирсинг.

Регулятором таких отношений выступает токсичное чувство вины: ребенок привыкает чувствовать ответственность за любое недомогание матери, даже за то, что она несчастна. И даже в том случае, если несчастна она из-за того, что развелась с папой. Этот шантаж покрепче угроз и скандалов. Потому что вперед выставляется «любовь». Отвечать на эту «любовь» означает изо всех сил соответствовать. Иначе ребенок становится палачом своей матери. А быть палачом такого уязвимого и любящего человека — непомерное испытание не то что для ребенка, но и для взрослого человека. В результате дочь так и будет «беречь мать» ценой собственной жизни. А в своих личных отношениях (если они вообще возникнут) будет либо воспроизводить стратегию матери и «любить до смерти» (своей) партнера, либо шарахаться от любой близости, потому что близость непременно связана с чувством вины и несвободы.

Сцена 5. «Я сейчас позову отца»

Обычная двухкомнатная квартира. Мать ссорится с ребенком, ребенок огрызается, отказывается подчиняться. Отец смотрит телевизор. «Сейчас позову отца!» — угрожает мать. И следом: «Николай! Иди сюда! Ты посмотри, он меня ни в грош не ставит!» Николай морщится (это привычный сценарий в семье) и делает звук погромче. «Ты отец или нет?! — взвывает мать. — Прими участие в воспитании сына! Или тебе все равно?!» Николай нехотя поднимается, он уже зол — не на сына, на безысходность, выходит на кухню, дает подзатыльник ребенку, отбирает у него планшет. Скандал выходит на новый уровень. Хлопанье дверями, мат. «Что вы все такие нервные? — удивляется мать. — Можно же по-хорошему все решить, зачем обязательно скандалить?»

Роль отца тут — кувалда. Если он откажется, то получит статус «плохой отец». И в качестве бонуса — ссору с женой. Построить нормальные отношения с отцом у сына минимальные шансы. Но в таких семьях это и необязательно: когда сын подрастет, мать скорее всего станет также натравливать его на отца. Ребенок усваивает манипулятивную стратегию решать все сложные вопросы «через третьего». Реализоваться это может как угодно: например, в хронически «треугольных отношениях», когда он может жить спокойно только в раскладе, где отношения друг с другом выясняют жена и любовница. Или мама и жена. Другой вариант — он и сам станет таким же «прикладным скандалистом», как отец.

Сцена 6. «Ты что, маму не любишь?»

На приеме у психолога мама и шестилетний сын. «Вот скажи тете, почему ты так себя ведешь?» — строго говорит мама, будучи абсолютно уверена, что психолог сейчас быстро поможет «поставить ребенка на место». Мальчик смотрит исподлобья. «Молчишь? Может, потому, что ты маму не любишь? Отвечай! Не любишь?!» Ребенок начинает всхлипывать. Психолог временно спасает ребенка от мамы.

Эта манипуляция успешно используется и тогда, когда ребенок давно вырос. В ответ на попытки жить собственной жизнью, а не руководствоваться маминым мнением по всем вопросам, уже взрослый сын или дочь получают трагическое, с надломом: «Конечно, я плохая мать. Поделом мне — собственному ребенку стала не нужна!» — «Ну что ты, мам, конечно, мы проведем лето на даче/не будем менять квартиру/назовем внука так, как ты хочешь». Сепарироваться от такой матери предельно сложно: чувство вины изрядно мешает. Любовь у такого ребенка — это плотная зависимость от другого человека. И он скорее всего будет либо действовать по привычному с детства сценарию, либо избегать близких отношений, потому что одной такой мамы — больше чем достаточно.

Сцена 7. «Так, все понятно»

Двор. Детская площадка. Девочка лет пяти хочет продолжить игру, а мама пытается увести ее домой. Девочка капризничает, мама не справляется. Голос мамы становится зловеще-таинственным. «Та-а-а-ак… — шипит мама, — все поня-а-атно…. Ну хорошо… Так и запи-и-ишем…» Девочка умолкает, начинает нервно ерзать, забывает про игру. Мама победила.

Что означает эта угроза? Куда запишем? Что из этого следует — расстрел или не купят конфет? Все это покрыто для маленького ребенка мраком. Угрозу невозможно классифицировать, а значит, невозможно как-то к ней отнестись. Но главный посыл — «со мной можно сделать что- то страшное, настолько страшное, это даже непонятно что» — работает отлично. Во взрослом возрасте такие дети часто приписывают другим людям власть над собой, им страшно говорить «нет», страшно бунтовать и отстаивать свое мнение — мало ли чем это может закончиться.

Сцена 8. «Посмотри на Сережу»

Вечер. «Ты сегодня читал?» — спрашивает мать сына-школьника. В ответ слышится что-то невнятное. Вздох матери. «А Сережа, сын Лидии Степановны, даже больше программы читает! На концертах выступает, потому что лучший ученик в музыкальной школе. И маме радость, и будущее у человека…» Сын молчит и ненавидит Сережу, а мама делает «контрольный в голову»: «Ох, весь ты в дядю Сашу пошел, такой же непутевый. Даже внешне на него похож».

Вроде бы уже на каждом заборе написано, что сравнивать своего ребенка с чужим, да еще и в пользу чужого — провальный педагогический ход, который кроме обиды, агрессии и неуверенности в себе ничего ребенку не дает. Тем не менее такой «Сережа» есть в анамнезе почти у каждого. Послание тут зашито понятное: «Не очень ты у нас удачный вышел. Так себе. Другие получше будут». Надо ли говорить, что ненависть к «Сереже» не спасет этого ребенка от того, чтобы бесконечно сравнивать себя с другими. Такие сравнения вряд ли украсят жизнь. Да и другие будут всегда оказываться либо на недоступной высоте, либо настолько ничтожными, что не о чем с ними разговаривать. Одиночество и проблемы с самооценкой — вот плоды такого рода установок.

Сцена 9. «Главное — ничего не трогай!»

На приеме у психолога мама с ребенком лет шести. Ребенок рассматривает плакат, а мама каждую минуту повторяет: «Главное — ничего тут не трогай! Не бегай! Не вздумай уронить вазу! Разговаривай тихонько! Ты всегда такой непослушный, я же знаю, чего от тебя ждать!» Мальчик и не собирается трогать, шуметь и бегать, но маму это не останавливает. Она обращается к психологу: «Вы видите, как мне с ним тяжело? Нужен глаз да глаз! Ни на минуту не расслабишься!» Минут через пятнадцать маминых причитаний мальчик все-таки начинает активные действия, и мама выдыхает: теперь все на месте, можно одергивать ребенка на законных основаниях.

Похоже, ребенок должен непременно соответствовать тому сценарию, который есть у матери, чтобы мама могла его реализовывать («это подвиг — быть матерью такого непоседливого мальчика, мне постоянно приходится беспокоиться»). В такой ситуации ребенку очень сложно научиться понимать, что же происходит с ним самим на самом деле, чего он хочет. Он «подключен к маме» — она провоцирует его на определенное поведение и регламентирует, какой он. Если все-таки по мере взросления, через шумы, до него донесутся собственные желания и ощущения, ему предстоит сложный процесс отделения от мамы. Если нет — может получиться как в том анекдоте: «Мама, я замерз?» — «Нет, ты хочешь кушать!»

Сцена 10. «Я лучше знаю, что тебе нужно»

Студия рисования. Мама записывает дочку двенадцати лет на занятия. «Как тебя зовут?» — спрашивает преподаватель у девочки. «Анечка», — отвечает мама раньше, чем девочка успевает открыть рот. «Ты хочешь научиться рисовать?» — опять обращается учительница к Ане. «Да, конечно! У нее есть данные, она так красиво в детстве рисовала! И у меня есть способности, это наследственное», — мама снова успевает раньше дочки. Учительница делает третью попытку: «А что ты любишь рисовать больше всего?» Но девочка уже и не пытается отвечать. Мамин голос сбоку: «Надо сначала научиться, технику поставить, а потом будет ясно, что любит». Девочка с тоской смотрит в окно, и есть подозрение, что рисовать она вообще не хочет.

Еще Альфред Адлер, известный венский психолог, современник Фрейда, писал о том, что гиперопека ведет к формированию инфантильности и комплекса неполноценности. Некоторые родители называют это «большой родительской любовью», но на самом деле они, так сильно опекая ребенка, пытаются прожить жизнь вместо него. Послание здесь чудовищное: «Ты не справишься, ты не способен, я все сделаю для тебя и за тебя, посиди в сторонке. В пределе — не живи». Такие дети, вырастая, строят созависимые отношения и часто страдают наркоманией (это самый простой способ «не жить»). Сепарацию с родителями такого типа можно смело приравнять к подвигам Геракла.

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх