Фрейд сны и сновидения

В статье анализируются наиболее известные физиологические и психологические концепции и модели сновидения. Все модели и концепции рассматриваются с точки зрения той функции, которой они наделяют либо фазу сна со сновидениями (физиологические модели), либо сами сновидения (психологические модели). Основными функциями сновидений признаются компенсаторно-восстановительная, информационная и сохранения состояния сна.

Чаще всего рассматривают следующие функции сновидений: способ компенсации и восстановления психического и соматического гомеостаза, метод переработки полученной днем информации, средство защиты состояния сна от вторжения психических и соматических раздражителей.

С физиологической точки зрения сновидения в большей мере характерны для так называемой фазы быстрого (парадоксального) сна, или, другими словами, фазы сна с быстрыми движениями глаз. Парадоксальной эту фазу сна называют из-за того, что в этот период вегетативные параметры состояния человека достигают, в отличие от других периодов сна, уровня бодрствования. В то же время это состояние существенно отличается от бодрствования тем, что из всех активирующих систем мозга в парадоксальном сне задействованы лишь некоторые, а очень важные моноаминергические нейроны ствола мозга не активны. Парадоксальный сон запускается из центра коры, расположенного в задней части мозга в области варолиевого моста и продолговатого мозга. Обычно, говоря о сновидениях, имеют в виду галлюцинаторную продукцию коры именно в этой фазе сна, при этом не исключается, что сновидения имеют место и в другие периоды сна.

Практически все психологические модели сновидения сформировались в результате потребностей психотерапевтически ориентированных психологических школ. Соответственно, сновидения в них рассматриваются, например, как:

  • попытка возврата в сознание вытесненного, неприемлемого сознанием личного опыта (психоанализ);
  • компенсационные усилия по возврату сознательных устремлений к фундаментальным бессознательным установкам (аналитическая психология);
  • подготовка субъекта к будущим трудностям бодрствования (индивидуальная психология);
  • экзистенциальные послания об актуальной внутренней ситуации сознанию субъекта с попыткой завершить проблемную ситуацию, опредмеченную фигурой сновидения (гештальт-психология);
  • восстановление способности к поисковой активности через замену реальной, фрустрирующей такую активность ситуации на искусственную, символически связанную с реальной (модель Ротенберга).

Приведенные психологические модели и концепции, безусловно, не исчерпывают всего многообразия психологических подходов к пониманию сновидения.

Физиологические подходы к пониманию феномена сновидения

Компенсаторно-восстановительный аспект сновидений

Обилие физиологических моделей делает возможным их обзор лишь в максимально обобщенном виде. Так, в отечественной школе физиологии долгое время преобладал подход, основанный на идее И.П. Павлова о том, что сновидение есть результат хаотического растормаживания различных участков коры. Развивая учение И.П. Павлова, Ф.П. Майоров предложил теорию, согласно которой сновидения, являющиеся функцией коры и подкорки головного мозга, рассматриваются как органическая часть процесса сна. При этом они представляют собой растормаживание нервных следов, связанных с прошлым жизненным опытом человека, который видит сновидения под воздействием влияния внешних раздражителей и внутренних изменений в мозге. Последовательность сновидческих картин основана на временных корковых связях и ассоциациях.

Фундаментально исследовал феномен сновидений В.Н. Касаткин, который рассматривал сновидения как условно-рефлекторный процесс. Для В.Н. Касаткина было важно, что сновидения могут возникать в любой, а не только в парадоксальной фазе сна, причем характер сновидений в разных фазах существенно различается . Так, в фазе медленного сна преобладают зрительные образы прошедшего дня в серо-желтой цветовой гамме.

Другие авторы отмечают, что такие сновидения скорее напоминают размышления, чем галлюцинаторные переживания. В парадоксальной фазе сновидения красочней, они оперируют более глубокими воспоминаниями. Представленность различных каналов восприятия во время бодрствования соответствует той же их пропорции в сновидениях. Непонятность сновидения, по мнению В.Н. Касаткина, объясняется допороговыми, случайными, не важными на сознательном уровне, закрепленными в памяти следами, а также предпороговыми ощущениями соматической природы, которые получают свое выражение в зрительных сценах. Сновидения могут отражать нормальные и патологические процессы в организме. Была отмечена связь между частотой, богатством содержания сновидений и психической активностью, уровнем развития интеллекта, профессией и эмоциональной сферой субъекта.

Исследования современных физиологов и биологов носят существенно более глубокий и детальный характер и порой сопровождаются неожиданными результатами. В частности, Н. Лорткипанидзе и М. Майсурадзе (2008) пришли к весьма нетривиальному выводу о том, что фаза парадоксального сна может быть полноценно заменена бодрствованием .

В работе A. Stevens было показано, что мозговые волны во время парадоксального сна зарождаются в стволе и распространяются вверх, через промежуточный мозг, в кору («молодой мозг») . Доказательством того, что структуры «древнего» мозга играют существенную роль в сновидениях современного человека, являются такие сюжеты сновидений, как падение с высоты, побег от преследователя, отражение нападения и постоянно повторяющиеся попытки решить одну и ту же задачу и т.д.

Заслуживают внимания исследования на животных M. Jouvet . Методом электрокоагуляции у кошек разрушались locus coeruleus, вследствие чего мышцы во время сна не расслаблялись, и кошки двигались в соответствии с сюжетом сновидения. Они поднимались на задние лапы, а передними боролись против снящихся врагов. Животные бегали по лаборатории, охотились на воображаемых мышей или спасались бегством от воображаемых врагов. Некоторые кошки совершали движения челюстями и облизывались, как при принятии пищи. Другие «лакали» молоко из воображаемых мисок. Во время всех этих действий глаза кошек могли быть как открытыми, так и закрытыми, а нахождение в состоянии сна подтверждалось снимаемой при этом электроэнцефалограммой. В ходе эксперимента отмечался рост агрессивности животных во сне. Животных было трудно разбудить даже с помощью сильных раздражителей. Аналогичные результаты были получены в 1982 г. A. Morrison . Обобщая имеющиеся наблюдения, M. Jouvet предположил, что в ходе эволюции у высших животных механизм сновидений возник как способ тренировки и закрепления форм естественного, инстинктивного поведения.

Определенный интерес представляет эволюционный подход к пониманию филогенеза сна и его парадоксальной фазы, который был предложен одним из основателей современной школы «осознанных сновидений» S. LaBerge . Он включает следующие позиции:

1. Медленный сон возник у теплокровных животных как способ экономии энергии во время фазы пассивности (ночной или дневной) примерно 180 млн лет назад в результате отделения теплокровных животных от хладнокровных.

2. Быстрый сон появился вместе с развитием способности к живорождению, примерно 130 млн лет назад. Новорожденные теплокровных, в отличие от хладнокровных, беспомощны, и требуется время на их развитие. Фаза быстрого сна у новорожденных в разы длиннее, чем у взрослых особей. Быстрый сон выполняет функции стимуляции развития нервной системы и психики новорожденных.

3. Эволюция форм поведения от рефлекторного к инстинктивному, затем к привычному и, наконец, к намеренному предполагает, что намеренное поведение включается в условиях сложной и непредсказуемой среды. Сновидения взрослых позволяют отделиться от внешнего мира и опробовать альтернативные схемы поведения, переживания и понимания, что позволяет животным, способным к быстрому сну, лучше адаптироваться к среде.

Таким образом, большинство физиологических моделей рассматривает фазу парадоксального сна и сновидения как неотъемлемую часть рекреативного процесса.

Информационный аспект сновидения

Согласно активационной модели J.A. Hobson и R. McCarley , сновидения возникают в результате того, что во время сна сигналы из низших отделов мозга достигают высших. Высшие отделы мозга путем комбинирования и сравнения с имеющимся опытом пытаются связать их в единое повествование. Сновидения есть непосредственное отражение процесса, когда в памяти происходит поиск и просмотр образов, наиболее соответствующих эндогенно порождаемым паттернам возбуждения.

Полемизируя с авторами активационной модели, A. Rothenberg справедливо отмечает, что такой подход не объясняет возникновение символизма в сновидении . J.A. Hobson утверждает, что метафоры сновидений представляют собой ассоциации высокого уровня, которые синтезируют в себе большой объем информации .

Многие исследователи отдельно подчеркивают значимость эмоций в сновидениях. Так, S. Lowy полагает, что сновидения как порождают, так и регулируют эмоции. Процесс сна влияет на обмен веществ, поэтому он регулирует и чувства, но в то же время он создает образы, которые эти чувства вызывают. Изначально сновидения не предназначены для сознательного воспоминания, их назначение – быть «сознательно» пережитыми во время сна . А I. Wasserman и B. Balif считают, что если человек просыпается с неким чувством, то оно соответствует эмоциональной окраске финальной части сновидения .

E. Hartmann развивает подход J.A. Hobson, включая в рассмотрение процессы, протекающие в фазе медленного сна. В медленном сне происходит логическая обработка информации из кратковременной памяти («медленные сновидения» больше похожи на размышления, чем на образные переживания), а в быстром – связывание результатов переработки с уже имеющимся материалом в долговременной памяти, что и представляется в сюжете сновидения. При этом функциональность парадоксальной фазы сна обусловлена тем, что она:

  • очищает нервную систему от метаболитов, накопившихся в других фазах цикла «сон – бодрствование»;
  • обеспечивает развивающийся мозг ребенка или даже плода внутренним источником квазисенсорной стимуляции коры;
  • реорганизует в центральной нервной системе «паттерны» разрядов, нарушающиеся во время фазы медленного сна;
  • является необходимым восстановительным периодом, подготавливающим постепенный переход к бодрствованию от периода сенсорной депривации во время фазы медленного сна;
  • в парадоксальной фазе происходит «сбрасывание» накопившейся ненужной информации, что открывает возможности восприятия нового;
  • в фазе парадоксального сна происходит трансформация содержаний кратковременной памяти в долговременную. При этом, согласно данной точке зрения, часть информации «сбрасывается», то есть подвергается абсолютному забыванию;
  • в парадоксальном сне психическая активность направлена на решение текущих эмоциональных проблем сна и обеспечивает адаптацию организма к условиям, окружающим в это время.

Согласно близкой к модели E. Hartmann концепции сновидения как процесса «антиобучения» F. Crick и G. Mitchison, функция сновидений состоит в удалении определенных нежелательных связей между нервными клетками в коре головного мозга. Сон является периодом утилизации ненужной информации и способом ее забыть. Поэтому, если сновидение по какой-то причине запомнилось, его нужно по возможности быстрее забыть, поскольку паттерны сновидческого поведения деструктивны для бодрствующего человека .

Сновидение как способ сохранения состояния сна

Подход J.A. Hobson и R. McCarley и близкий к нему подход D. Foulkes (сновидение – это когнитивная схема, упорядочивающая хаотическую активацию памяти) помимо информационного аспекта могут быть рассмотрены и с этих позиций. В частности, когнитивные схемы, которыми пользуются высшие отделы мозга, пытаясь «оформить» идущую из нижележащих отделов активность, часто рассматриваются как «сказки, которые мозг рассказывает себе ночью» с очевидно охраняющим само состояние сна смыслом.

Подход G. Globus также опирается на идею «когнитивного оформления» идущих из низших отделов мозга спонтанных импульсов, однако они активируют не случайные элементы памяти, а значимые в актуальной ситуации субъекта. G. Globus соглашается с A.J. Hobson и R. McCarley в том, что сновидения обусловливаются нейрологически. Беспорядочные вспышки нейронной активности стимулируют секрецию биохимических нейротрансмиттеров в мозге и таким образом запускают активационный механизм сновидения. При этом бессознательные страхи и желания также активируются этой беспорядочной стимуляцией и реализуются, как только блок соответствующих воспоминаний окажется активным. Таким образом, для G. Globus природа сновидений не хаотична, а, напротив, наполнена смыслом.

Психологические подходы к пониманию феномена сновидения

Сновидение как способ сохранения сна в психоаналитической теории

Модель снообразования S. Freud была сформирована им в то время, когда процессы торможения еще не были известны, и в этом смысле его концепция «вытеснения» как способа удержания под контролем активных психических содержаний выглядела достаточно убедительно. Идея S. Freud в отношении сновидений заключалась в том, что они вызваны активными, но вытесненными, скрытыми от самого сновидца мыслями, желаниями и фантазиями. Вытеснение провоцируется несовместимостью таких желаний с сознательной установкой человека.

В психоанализе под вытеснением понимается особый вид забывания, которое вызывается несовместимостью определенных психических содержаний с сознательными представлениями человека о самом себе либо травмирующим психику характером. Основу таких содержаний составляют разного рода инфантильные сексуальные или агрессивные побуждения. Дневные события тем или иным образом активизируют эти бессознательные содержания, и во время сна (рис.), когда линия вытеснения слабеет, они достигают границы восприятия. В состоянии сна моторное отреагирование желаний заблокировано и возбуждение, вызванное этими желаниями, направляется в сторону участков коры, ответственных за восприятие, в основном зрительного и слухового. Достигнув их, возбуждение вызывает галлюцинаторное исполнение этих подавленных желаний, но в искаженной, приемлемой для цензуры форме.

Как видно из рисунка, во время сна вытесненное влечение, опираясь на случайные раздражители и накладываясь на нейтральные, то есть не получившие какой-либо эмоциональной оценки, остатки дневных впечатлений, сталкиваясь с работой механизмов сгущения, смещения и символизации (цель которых – замаскировать исходные запретные желания), находят свое выражение в виде сновидения. Этот процесс называется работой сновидения. Нейтральность остатков дневных впечатлений важна, поскольку, получив какую-либо эмоциональную оценку, они уже не могут быть использованы как свободный «строительный материал» для сновидения из-за связанности с определенными аффектами.

Таким образом, основная функция сновидения – это сохранение самого состояния сна, подвергающегося опасности из-за воздействия сильных и недостаточно вытесняемых психических и соматических раздражителей. Этим психоаналитические представления о функциональности сновидений не исчерпываются, модель снообразования S. Freud включает и исполнение вытесняемых желаний, и залечивание нарциссических травм, и контактный барьер между сознательной и бессознательной психикой и целый ряд других аспектов.

Компенсаторная функциональность сновидения в концепции C.G. Jung

В отличие от психоанализа, где сновидения рассматриваются как в некотором смысле «побочный продукт», возникающий в виде реакции на вытеснение непереносимого материала, в аналитической психологии сновидениям отводится гораздо более существенная роль. Это связано с представлениями аналитической школы о том, что сновидения играют роль естественного регулятора отношений бессознательной и сознательной частей психики и представляют собой послания одного из аспектов бессознательного к сознанию (а точнее – к Эго-комплексу). Такое послание должно скомпенсировать накопившееся расхождение между сознательной установкой человека и его бессознательными устремлениями. По мнению C.G. Jung, сновидения:

  • выражают бессознательные процессы личностного и архетипического уровня;
  • содержат смысл, который может быть понят;
  • отражают компенсационные отношения между бессознательным и сознанием;
  • указывают направление психической индивидуации человека.

В компенсаторном плане можно выделить три типа отношений между бессознательным и сознанием и, соответственно, три типа сновидений.

К отношениям первого типа относится полное несоответствие между бессознательной и сознательной установками. В этой ситуации бессознательное будет пытаться донести до сознания свою установку в виде сновидений, чаще всего кошмарного содержания, либо проявляющихся в сюжетах, действие которых будет полной противоположностью реальной жизни.

Второй тип отношений проявляется в случае, если в целом человек следует бессознательной установке, однако в какой-то конкретной ситуации отклоняется от нее, например, в силу невозможности проявить свои чувства или желания. В такой ситуации сновидение будет пытаться скомпенсировать это отклонение построением такого сюжета, который не будет слишком сильно отличаться от бодрственной жизни, но все же будет содержать элемент, отсутствующий в ней.

Отношения третьего типа характеризуются гармонией запроса обеих частей психики, что находит свое выражение в сновидениях, действие которых в основном соответствует происходящему наяву. При этом превалирует желательная сознательная тенденция, например, когда человек понимает, что его работа не отвечает внутреннему запросу, и планирует шаги по поиску новой, в сновидении это может найти свое выражение в сюжетах об успешности его на новом поприще .

Рекреативная и адаптивная функциональность сновидений в индивидуальной психологии A. Adler

Основная функция сновидения – приготовление сновидца в соответствии с его индивидуальным жизненным стилем к будущим трудностям и ограждение его от реальных трудностей. Само сновидение – лишь «сопутствующий продукт», средство к овладению будущим положением дел, оно отражает соотношение сил души и тела и ожидаемых трудностей. Сновидения дают ключ к пониманию будущего в том смысле, что они раскрывают внутренние тенденции поведения до того, как они начинают быть активными в бодрственной жизни. A. Adler, в отличие от S. Freud, считал, что основу сновидений составляют тенденции самоуважения и господства над другими, которые противостоят самоуничижению и саморазрушению, а сексуальные мотивы вторичны.

A. Adler не рассматривал сновидения как заместительное удовлетворение желаний (особенно инфантильно-сексуальных). Он полагал, что они, являясь функцией жизненного стиля, относятся к попытке спрогнозировать развитие событий в будущем и подготовиться к нему, используя свой прошлый опыт .

В индивидуальной психологии сновидения рассматриваются как природное психотерапевтическое средство, поскольку они активизируют фантазию, способствуют эмоциональной разрядке, планируют будущие решения .

Компенсаторно-восстановительная функциональность сновидений в психологии гештальта

Гештальт-психология в основе психической активности субъекта видит процессы актуализации и деактуализации различных проблемных ситуаций. В состоянии сна эти процессы оказываются спроецированными в сферу восприятия в опредмеченном виде. В частности, актуальная ситуация опредмечивается какой-либо фигурой сновидения, выделенной из фона. Деактуализация ситуации сопровождается переходом фигуры из переднего плана в фон.

F. Perls вначале рассматривал сновидения как проекцию или отчуждение проблемной ситуации, впоследствии он пришел к выводу о том, что сновидения – это «экзистенциальные послания», образные сообщения об актуальном состоянии жизни сновидца. С функциональной точки зрения сновидение может рассматриваться как:

  • проекция психических и соматических особенностей сновидца в виде образов сновидения;
  • описание актуального психофизиологического состояния;
  • реакция на проблемную ситуацию с попыткой завершения гештальта. Запоминание сновидения – сигнал о незавершенности гештальта;
  • отражение реорганизации процессов фона и фигуры (деактуализации проблемной ситуации);
  • все персонажи сновидения опредмечивают те или иные особенности самого сновидца.

Таким образом, сновидения выполняют компенсаторно-восстановительную функцию и могут служить попыткой завершения актуальной проблемной ситуации.

Компенсаторно-восстановительная функциональность сновидения в концепции В.С. Ротенберга

В.С. Ротенберг , развивая созданную им концепцию поисковой активности, выдвинул гипотезу о том, что состояние сна необходимо человеку (и животному) для восстановления исчерпанного за время бодрствования потенциала поисковой активности. Под поисковой активностью понимается активное поведение в условиях неопределенности, когда человек не имеет возможности прогнозировать успешность своей деятельности.

Сновидения представляют собой «запасной» способ восстановления поисковой активности. В бодрствовании в силу сложности и многочисленности фрустрирующих факторов субъект (или животное) вынужден отказываться от поисковой активности, прибегая к защите в виде вытеснения, что сопровождается не только риском дезадаптации, но и угрозой развития различных заболеваний. Во сне вытеснение устраняется и начинается восстановление поисковой активности. Реальная проблема заменяется символической, в которой субъект уже способен проявлять высокую поисковую активность, а она, независимо от содержания, обладает основной ценностью. Сновидения создают прекрасные условия для решения этой задачи: человек отключен от той реальности, которая привела к капитуляции, и может заняться любой другой проблемой. Важно лишь, чтобы он получил опыт активного и успешного решения этой проблемы . Таким образом, в концепции В.С. Ротенберга сновидения выполняют две функции:

  • восстановление способности к поисковой активности через замену реальной, фрустрировавшей такую активность ситуации на искусственную;
  • устранение вытеснения как неконструктивного и временного способа защиты от неприятных переживаний.

Заключение

Приведенный краткий обзор состояния проблемы сновидений как в области физиологического, так и психологического знания позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на достигнутые успехи, единая общепринятая теория состояния сна вообще и сна со сновидениями в частности пока не сформирована. Оценивая динамику развития представлений о сновидении в физиологии и психологии, необходимо признать, что последняя испытывает гораздо больший дефицит новых идей и моделей, в то время как потребность в них существенно нарастает вместе с развитием большого числа психотерапевтических практик, ориентированных на работу со сновидением.

Рубрики : Последние статьи, Психология

Сгущение, смещение, превращение образа в противоположность: вместе с психотерапевтом Ильей Никифоровым разбираемся, как на протяжении тысячелетий развивались представления людей о сновидениях, что нового в них привнес психоанализ, с помощью каких механизмов бессознательное скрывает от нас «забаненные» внутренней цензурой смыслы и что нам может дать анализ сновидений. Спойлер: ни слова о фаллических символах.

Развитие представлений о сновидениях

Для ответа на поставленные вопросы будет полезно начать с краткого исторического обзора. Развитие взглядов на сновидения можно сравнить с тем, как, двигаясь сквозь века, человек оказывается все более способен осознавать себя как индивидуальность, как существо отдельное и ответственное. Люди примитивных культур идентифицируют себя как часть племени, но не как автономную личность. Быть личностью – привилегия всего лишь двух фигур: вождя, который заботится о физическом благополучии членов племени, и шамана, который отвечает за их психическое состояние. Шаман играет важную роль, так как болезни и сильные душевные волнения считаются происками злых духов, а не чем-то, связанным с самим человеком. Со временем общество усложняется, предлагая всё новые и новые социальные роли. Отождествление с ними помогает человеку осознавать себя отдельным от группы и обладающим своей волей и желаниями. С отступлением традиционной культуры на задний план сами эти роли уже перестают быть обязательными, а общество снижает степень контроля за поведением его членов. Раньше человек шел по тропинке, протоптанной отцами и дедами, и учил детей ходить так же, но многие старые пути оказались непригодными, а как и куда идти теперь – неизвестно. Эта неизвестность дает свободу выбора, но и накладывает ответственность за него. Мы видим, как от растворенности в коллективе человек добрался до радостей и тревог индивидуального пути. Теперь он стоит перед зеркалом и усиленно всматривается в него в надежде разглядеть, кто же предстал перед ним.

За свою долгую историю отношение к сновидениям успело проделать похожий путь. Древние греки считали, что Гипнос (сон) и его брат-близнец Танатос (смерть) были рождены от союза Ночи и Кроноса. Эта же пара произвела на свет Эриду (раздор), Апату (обман) и Немезиду (отмщение). Неудивительно, что при такой родословной сновидения вызывали тревогу и ассоциировались с чем-то опасным. Считалось, что они посылаются Геей и связаны с силами подземного мира. Спустя несколько столетий, в V в. до н. э., Еврипид реабилитировал часть сновидений, указав на то, что помимо ужасных сновидений, посылаемых Геей, существуют и светлые аполлонические сновидения. Позднее Платон (428 до н. э. – 348 до н. э.) сделал следующий шаг: по его мнению, не все сновидения связаны с богами, многие из них рождаются в противоборстве трёх частей человеческой души. Если разумная часть души не сумеет совладать с вожделеющей и яростной частями, то человек будет видеть во сне исполнение своих предосудительных желаний .

Существенным вкладом в развитие представлений о сновидениях стал пятитомный труд об искусстве толкования сновидений «Онейрокритика». Он был написан Артемидором Далдианским, жившим во второй половине II в. н. э. Одним из первых он заговорил о важности знания личности сновидца и его эмоционального состояния во время сна для правильного толкования.

И видевшему сон и толкующему было бы полезно, и не только полезно, но необходимо, чтобы снотолкователь знал, кто таков сновидец, чем он занимается, как родился, чем владеет, каков здоровьем и сколько ему лет .

Столетия спустя Фрейд объяснил, в чем заключается отличие его техники толкования сновидений от принятой в античности. Если раньше снотолкователь мог работать с некоторой долей произвола, потому что ему могут прийти на ум совершенно иные ассоциации, чем самому сновидцу, то теперь существенная часть работы поручалась видевшему сон. Лежа на кушетке, он должен был рассказывать то, что приходит в голову по поводу отдельных символов сновидения. Начиная с этого времени, стали учитываться не только особенности личности сновидца, но и его внутренний мир, его собственные ассоциативные цепочки и смыслы, которые они могут обнаружить. Увидеть возможные связи и подготовить точную и доступную для понимания интерпретацию – стало обязанностью психоаналитика.

Если уделить немного времени и подробнее рассмотреть идеи Фрейда относительно сновидений, можно увидеть, насколько мир ночных грез оказывается близок к самой сердцевине личности человека.

Сновидение как исполнение желания

В 1900 г. выходит в свет первое издание «Толкования сновидений». В нем Фрейд утверждает, что при должном внимании в каждом сновидении можно обнаружить удовлетворение вытесненного желания. Как это можно понять? Фрейд приводит множество сновидений детей, в которых они видели исполнение того, чего не смогли получить днём. Например, его полуторалетняя дочь Анна после отравления была вынуждена голодать целый день, а ночью во сне она возбужденно говорила: «земляника, клубника, яичница, каша». Взрослые люди реже детей видят сновидения, в которых в явном виде исполняется желание. Это можно объяснить следующей особенностью развития психики. Ребенку требуется длительное время, чтобы «впитать» требования родителей, сделать себя таким, каким бы они хотели видеть его. Только к 5-6 годам он сформировывает внутри себя психическую структуру, которая оценивает его. Родительское влияние теперь требуется в меньшей степени, так как есть внутренний цензор. Следование его предписаниям вызывает в ребенке чувство гордости за соответствие нормам, а отклонение от них может обернуться болезненным переживанием стыда или вины.

Не все человеческие желания так же безобидны, как у маленькой Анны Фрейд. Многие из них связаны с нашей агрессивностью и сексуальностью, которые мы обязаны обуздывать, чтобы не терять самоуважения и не вступать в конфликт со своей совестью. Осознание неприемлемых желаний способно ранить самооценку, и поэтому, по мнению Фрейда, они вытесняются в бессознательное и ищут косвенных путей удовлетворения из глубин психики. Один из косвенных способов удовлетворения предоставляет сновидение, скрывая от внутреннего цензора истинное желание сновидца.

Фрейд рассказывает о сновидении пациентки, которое, казалось бы, не может быть исполнением желания, так как содержит в себе разочарование от несбывшихся ожиданий.

Мне приснилось следующее: я хочу устроить для гостей ужин, но у меня ничего не заготовлено, кроме копченой лососины. Я думаю о том, чтобы пойти что-нибудь купить, но вспоминаю, что сегодня воскресенье и все магазины закрыты. Я хочу позвонить по телефону поставщикам, но телефон не работает. В результате от желания устроить ужин мне приходится отказаться.

В процессе анализа пациентка вспоминает о том, что одна из подруг спрашивала, когда они с мужем пригласят ее на ужин, ведь у них дома всегда так хорошо кормят. Далее выясняется, что эта подруга хочет немного поправиться, а муж пациентки любитель пышных форм. Это невольно вызывает в сновидице чувство ревности. Фрейд резюмирует: «Теперь смысл сновидения ясен. Я могу сказать пациентке: «Это все равно, как если бы вы подумали при ее словах: «Ну уж конечно, буду я тебя приглашать, – чтобы ты у меня наелась, поправилась и смогла еще больше понравиться моему мужу! Лучше я вообще не буду больше устраивать ужинов!». После этой интерпретации пациентка вспоминает, что копченая лососина, которая была в ее сновидении, любимое блюдо этой подруги . Может оказаться неприятным осознавать свои ревнивые или мстительные импульсы. В сновидении о званом ужине нет ни мужа, ни подруги, но ревностные чувства оказались удовлетворены: всё препятствует тому, чтобы организовать ужин, на котором подруга могла бы получить свое любимое блюдо, поправиться и ещё больше привлекать мужа пациентки.

Если согласиться с идеями Фрейда, то сновидения становятся не только собственными творениями психики человека, которые отражают его личностные особенности. Проявляется их связь с областью желаний. Душевной областью, возможно, наиболее близкой к сущности человека, к тому, что побуждает его останавливать свой выбор на чем-либо и стремиться к этому.

Функции сновидения

Сейчас так же, как и во времена Фрейда, можно столкнуться с представлениями о том, что сновидения служат лишь автоматической утилизации впечатлений прошедшего дня. В «Толковании сновидений» сновидения провозглашаются исполнителями желаний, а за год до смерти Фрейд приходит к пониманию того, что они также могут служить поиску разрешения конфликта, устранению сомнения или формированию намерения . На мой взгляд, во время сна могут и перерабатываться последние впечатления, и в символическом виде изображаться физиологические процессы, но – что, возможно, более важно – зачастую сновидение и его символика содержит смысловую нагрузку. Пытаясь разглядеть завуалированные внутренней цензурой смыслы, можно лучше понять самого себя, свои актуальные конфликты и желания, а также намечающиеся пути разрешения трудностей.

Принципы толкования

Что может помочь приблизиться к скрытому смыслу сновидений? Чтобы разобраться, как строится анализ сновидений, нужно вкратце рассказать о правилах толкования Артемидора, а также о психических механизмах сновидения, описанных Фрейдом.

Например, Артемидор говорил о том, что важно не только охватить взглядом всё сновидение целиком, но и найти значение отдельных символов. К примеру, во сне один человек лишился головы и впоследствии умер его отец, который был главой семьи . По мнению Артемидора, толкование символов может основываться на их схожести с чем-либо, а также может показывать целое через его часть («например, одному человеку приснилось, что ему принадлежит одежда сестры и он ее надевает. Он унаследовал имущество сестры»).

Исследуя свои собственные сновидения и сновидения своих пациентов, Фрейд выделил два механизма, с помощью которых истинное содержание сновидения перерабатывается в то, которое увидит сновидец – сгущение и смещение. Сгущение видно в том, что один и тот же образ оказывается связан с самыми различными мыслями. Результат работы этого психического механизма можно легко увидеть, если на некоторое время представить один из образов сновидения и понаблюдать за возникающими мыслями. Размышления о каждом образе будут вызывать несколько ассоциативных цепочек, когда одна мысль плавно перетекает в другую. В каждом символе сновидения обязательно окажутся сгущены разные смыслы.

Второй механизм – смещение – проявляет себя в том, что вместо образа, связанного с чем-то значительным, но тревожным для человека, появляется другой образ, отдалённо связанный с ним. Психическая энергия сместилась со значимого образа, на эмоционально индифферентный. Нечто важное и тревожное можно обнаружить точно так же наблюдая за течением мыслей, оттолкнувшихся от символа сновидения. Чем более мы терпимы к возникающим в голове мыслям, тем с большей вероятностью ассоциативная цепочка выведет к изначальному образу, с которого произошло смещение.

В процессе «создания» сновидения психика пользуется еще одним важным инструментом – превращением образов в их противоположность. В бессознательном нет противоречий и одновременно могут сосуществовать абсолютные противоположные представления. Фрейд упоминает о том, как узнал из работы К. Абеля 1884 г. «Противоположный смысл первых слов» о том, что в древних языках для обозначения противоположных действий или качеств использовалось одно слово («сильнослабый, староюный, далекоблизкий, связывать-разделять») .

На этом месте может возникнуть вопрос: «Хорошо, если всё вышесказанное верно, то нужно ли пытаться докопаться до скрытого смысла сна, если он был заботливо скрыт психикой, защищающей нас от неприятных переживаний?».

Зачем размышлять о своих сновидениях?

Если в сновидении в символической форме могут выражаться желания и конфликты, если оно может «подталкивать» к принятию решения или действию, то, поняв это скрытое содержание, можно больше узнать о своей внутренней реальности. Какая в этом польза? Расширение знаний о собственной личности способствует принятию черт характера, кажущихся неприемлемыми, что, в свою очередь, помогает примириться с самим собой и стать терпимее к другим людям. Вспомним «Анну Каренину» Льва Толстого: уважение сослуживцев к Степану Аркадьевичу основывалось на его «чрезвычайной снисходительности к людям, основанной в нем на сознании своих недостатков» . Удивительно, но отвергаться могут и собственные достоинства, черты, реализация которых может обеспечивать чувством гордости. Лучше зная себя, мы начинаем лучше понимать мотивы поступков других людей и становимся более склонными к эмпатии – способности поставить себя на место другого человека.

Можно выделить три особенности работы со сновидениями как способа познания самого себя. Во-первых, можно выбрать свой собственный темп и, разбирая сновидение, остановиться там, где душевный дискомфорт пересилит потребность к познанию. Во-вторых, к размышлениям над сновидением можно приступить в любой момент; с течением времени оно не утратит своих скрытых значений, а ассоциативные цепочки всё равно будут вести в верном направлении. В-третьих, легко полностью переложить ответственность за происходящее с собой другой стороне – людям, жизненным обстоятельствам, заболеваниям, но со сновидением это сделать сложнее, потому что оно в гораздо большей степени ощущается как свое собственное, как что-то порожденное в глубинах психики.

Форматы работы со сновидениями могут быть разными. Фрейд занимался анализом собственных сновидений и помогал своим пациентам связать их сновидческий опыт с трудностями в повседневной жизни. Можно заручиться поддержкой другого человека или группы людей, а можно воспользоваться дневниковыми практиками работы со снами. Интуиция это наш внутренний камертон, позволяющий оценить правильность интерпретации. Когда слова другого человека (или собственные предположения) оказываются созвучными происходящему внутри нас, это откликается ощущением появляющегося смысла, связывающего ранее непонятные фрагменты сновидения. Практика помогает развивать интуицию, прокладывая для нее новые тропинки к сознанию. Как сказал итальянский психоаналитик Антонино Ферро, «…ночные сновидения, это некий вид визуальной поэтики ума, коммуникация, которую следует постигать интуитивно, а не расшифровывать» .

О том, что ученые-конитивисты и другие представители современной науки говорят о снах и как смотрят на анализ сновидений, вы можете прочитать в нашей статье Природа сна: метафора, репетиция угрозы или набор бессмысленных образов?

Ссылки на источники

Протопопова И. А. Сновидение у Гомера и Платона // Сны и видения в народной культуре. М.: РГГУ, 2001. 382 с., с. 340.

Артемидор. Онейрокритика. СПб.: Кристалл, 1999. 448 с.

Собрание сочинений Зигмунда Фрейда: в 10 томах. Т.1. Толкование сновидений. М.: ООО «Фирма-СТД», 2008. 680 с., с. 166.

Фландерс С. Предисловие // Современная теория сновидений. М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999. с. 336.

Артемидор. Онейрокритика. СПб.: Кристалл, 1999. 448 с.

Собрание сочинений Зигмунда Фрейда: в 10 томах. Т.1. Толкование сновидений. М.: ООО «Фирма-СТД», 2008. 680 с., с. 327.

Толстой Л. Н. Анна Каренина. М.: ЭКСМО, 2008. 960 с., часть 1 глава V.



Ключевые слова: психоанализ, сон, влечения.

Толкование сновидений есть Via Regia (царская дорога) к познанию бессознательного, самое определённое основание психоанализа и та область, в которой всякий исследователь приобретает свою убеждённость и своё образование. Когда меня спрашивают, как можно сделаться психоаналитиком, я всегда отвечаю: с помощью изучения своих собственных сновидений .

В своих рассуждениях Фрейд опирался на труды Аристотеля («О сновидении и толковании сновидений»), Артемидора («Символика сновидений»), работы австрийских и иностранных психоаналитиков и философов, ученых других областей. Метод, которым Фрейд пользовался для толкования сновидений, можно назвать ассоциативным: после того, как ему сообщали содержание сновидения, Фрейд задавал вопрос: что рассказчику приходит в голову относительно этого элемента, когда он думает о нём? От человека требовалось сообщать все мысли, которые приходят ему в голову, невзирая на то, что некоторые из них могут казаться нелепыми, не относящимися к делу или непристойными.

Обоснование этого метода состоит в том, что психические процессы строго детерминированы, и, если у человека, когда его просят сказать, что приходит ему в голову относительно данного элемента сновидения, возникает некая мысль, она никак не может быть случайной, но непременно будет связана с данным элементом. Таким образом, психоаналитик не толкует сам чьё-то сновидение, но скорее помогает в этом сновидцу. Здесь во внимание принимается не только содержание сновидения, но и личность и жизненные условия самого грезящего, так что один и тот же элемент сновидения имеет иное значение для богача, женатого и оратора, чем для бедного, холостого и купца. Наиболее существенно в этом методе то, что толкование обращается не на сновидение в целом, а на каждый элемент последнего в отдельности, как будто сновидение является конгломератом, в котором каждая часть обладает особым значением. К созданию этого метода послужили поводом, очевидно, бессвязные, сбивчивые сновидения. .

Относительно самого процесса сна психоаналитик полагал, что биологический его смысл — отдых организма, а психологический — отдых той структуры, которую мы называем умом: во сне человек прекращает воспринимать внешний мир, его рецепторы больше не реагируют на раздражения, он возвращается на время во внутриутробное состояние, в котором ему «тепло, темно и ничто не раздражает».

Однако это состояние закрытости от внешнего мира и невосприимчивости к нему — лишь внешняя сторона сна, как мы сейчас знаем. Сон не только способствует восстановлению иммунитета, деинтоксикации и приспособлению организма к освещенности, но и способствует переработке и хранению, лучшему закреплению информации. Это Фрейд и обнаружил, исследуя свои и чужие сновидения: они — результат деятельной работы мозга, «искажённый заместитель чего-то другого, бессознательного». Кроме явного сновидения существует бессознательное скрытое сновидение, которое проявляется в сознании в виде явного сновидения. Предположение же более очевидное, о том, что сны — реакция психики на внешние соматические раздражители, Фрейд счел вполне правомерно недостаточным, поскольку в сновидении присутствуют и элементы, никак с внешней средой не связанные, что приводит к выводу о том, что кроме внешних и соматических раздражителей, есть ещё раздражители, имеющие психическую, хотя и бессознательную природу, которые воздействуют на спящего человека, порождая в его сознании сновидения.

Сновидения являют собой визуализацию явных и скрытых желаний. В работе Фрейд приводит множество примеров сновидений и анализирует их, раскрывая их смысл с позиции психоанализа: «Перед прогулкой я рассказывал детям, что Галльштатт лежит у подножия Дахштейна. Прогулке они радовались. Из Галльштатта мы прошли в Эшернталь, который привел детей в восхищение своими сменяющимися пейзажами. Только один мой пятилетний сын стал вдруг капризничать; как только мы видели новую гору, он тотчас, же спрашивал: «Это — Дахштейн?» Я вынужден был отвечать: «Нет». Предложив несколько раз этот вопрос, он замолчал недовольный. К водопаду он совсем отказался идти. Я подумал, что он устал. На следующее утро он пришел ко мне с сияющим лицом и заявил: «Сегодня ночью мне снилось, что я был на Симонигютте». Я понял его: он ожидал, что по дороге в Галльштатт мы увидим гору, о которой дети так много слышали. Когда он затем понял, что горы он не увидит и ему придется удовлетвориться небольшим холмом и водопадом, он испытал разочарование. Сновидение вознаградило его за это. Я стал его расспрашивать о подробностях сновидения. Но он сообщил мне очень мало. Как он слышал, «туда нужно идти шесть часов» .

Из приведенного фрагмента «Толкования сновидений» видно, что в снах часто содержатся не только закодированные фрагменты жизни из прошедшего дня, наших занятий в течение его, но и альтернативные варианты развития некоторых событий, воплощение наших не сбывшихся в реальности желаний или выражение удовлетворения актуальных соматических потребностей, например, когда спящий, страдающий от жажды, видит во сне, как он пьет.

Теория Фрейда говорит о том, что все сны, даже негативные, основаны на бессознательных и сознательных желаниях, являются сатисфакцией за отсутствие их воплощения в настоящем, ощущение же бессмысленности сновидений — это защита психики от негативного подтекста, нежелание самоанализа и его последствий. Таким образом становится понятно, почему в снах информация, которую мы не хотим знать, то есть осознавать, предстает в «закодированном» виде: в виде образов, вымышленных ситуаций и т. д. Это — цензура сновидения, фильтрующая неприемлемые желания, не устраняющая их, но искажающая до такой степени, что они проходят безболезненно для не рефлексирующего ума.

Фрейд приводит механизм перехода скрытых сновидений в явные через 2 этапа: сгущение и смещение (впоследствии он дополнил эту концепцию еще двумя, но в более поздней работе «Лекции по введению в психоанализ»). Действие сгущения проявляется в том, что несколько элементов скрытого сновидения в явном сновидении воплощаются в одном:

Из своих собственных сновидений вы без труда вспомните о сгущении различных лиц в одно. Такое смешанное лицо выглядит как А, но одето как Б, совершает какое-то действие, какое, помнится, делал В, а при этом знаешь, что это лицо — Г .

Работа механизма смещения выражается в замене элемента скрытого сновидения намёком. Видевший сон извлекает (определённую, знакомую ему) даму из-под кровати. Он сам открывает смысл этого элемента сновидения первой пришедшей ему в голову мыслью. Это означает: он отдает этой даме предпочтение. Другому снится, что его брат застрял в ящике. Первая мысль заменяет слово ящик шкафом, а вторая дает этому толкование: брат ограничивает себя .

В снах же выражаются и скрытые психические состояния: подавленные неврозы, истерии, другие расстройства, и Фрейд приводит достаточное количество примеров в подтверждение: «сновидение одного из моих приятелей, вместе со мной окончившего гимназию», «другое сновидение более мрачного характера было мне сообщено одной моей пациенткой тоже в виде протеста против моей теории осуществления желаний»., «даме приснилось, что ее единственная 15-летняя дочь умерла и лежит перед ней в большой коробке». и т. д. Эти случаи выявляют закономерность «сновидение=желание» даже при рассмотрении кошмаров: «все они имеют своим содержанием неосуществление желания или же наступление нежелательного явления — я вижу, что их можно свести к двум принципам, из которых один не был мною еще упомянут, хотя, как в жизни, так и в сновидениях людей он играет видную роль; одною из причин этих сновидений является желание того, чтобы я оказался неправ. Эти сновидения наблюдаются постоянно во время моего лечения, когда пациент, так сказать, противится мне, и я почти всегда могу вызвать искусственно такие сновидения, разъясняя подробно пациенту свою теорию осуществления желаний. Аналогичные сновидения неоднократно сообщались мне моими слушателями-студентами: они представляют собою несомненную реакцию на их знакомство с моей «теорией осуществления желании».

Таким образом даже сновидения о неосуществлении желания, осуществлении желания, не могущего никак возникнуть, связано с глубокой неосознаваемой установкой. Мы учтем все, что дал нам анализ неприятных сновидений, если следующим образом изменим нашу формулу, выражающую сущность сновидения: сновидение представляет собою (скрытое) осуществление (подавленного, вытесненного) желания. . Сновидение всегда находит форму для выражения, содержит в себе остатки второстепенных переживаний, подвергнутых сознательной цензуре, работа сновидения повинуется необходимости соединить в одно целое все его источники.

Итак, общий смысл работы сводится к следующим положениям. Сновидение — продукт работы нашего бессознательного, оно воспроизводит скрытые желания, подавленные общественными нормами либо определенными обстоятельствами, неблагоприятными для их осуществления и вытесненными в неконтролируемую сознанием сферу психики. В сновидениях присутствуют как позитивные, так и негативные желания, исполнения которых, однако, мы хотим в равной степени. Также и психопатологические состояния, такие, как неврозы, истерии, навязчивые состояния и прочие, проявляются в латентных формах во снах, что свидетельствует о несознательной мыслительной деятельности.

Фрейд не отвечает на вопрос о практической пользе применения своей теории сновидений, однако вполне понятно, что она открывает большое поле для интерпретаций и исследований феномена, чем и занимается современная нам наука онейрология. Теория, разумеется, не бесспорна, но имеет место быть в определенном масштабе и подкорректированной форме в современном психоанализе. Если рассматривать работу «Толкование сновидений» вне практического применения, она, несомненно, представляет интерес как научное размышление и интерпретация, поэтому книга может быть рекомендована к прочтению всем читателям, даже не имеющим специальной психологической или психоаналитической подготовки.

Литература:

  1. Фрейд З. Толкование сновидений. М.: Харвест, 2004. — 684 с.
  2. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. М., 2013. — 246 с.

Научная литература по вопросу о сновидениях

Книга начинается с обзора значимых теорий о природе сновидений, накопленных до написания данной монографии. Анализируя эти теории, автор выделяет основные идеи знаний о сновидениях:

Сновидение является психическим явлением, которое можно объяснить. Это позволит объяснить причины психических заболеваний (неврозы, психозы, истерия).

Сновидение обладает свойством превращать небольшое раздражение, возникшее во время сна, в огромное событие.

Сновидение состоит из наших осознанных и неосознанных желаний, которые были в реальной жизни.

Продолжение после рекламы:

Сновидения часто забываются, так как не осознаются.

Сновидение содержит воспоминания из прошлого, которые на первый взгляд не являются важными в настоящем.

Ни одно впечатление из памяти человека не исчезает бесследно.

На сновидение влияют как внешние (холод, звук, свет), так и внутренние раздражители (болезни внутренних органов). Толкование может помочь при диагностике скрытых или начинающихся болезней.

Смысл сновидения ускользает при объяснении, когда сознание пытается домыслить, связать непонятные образы и отрывки сна в нечто целое.

Сновидение говорит на языке образов, а не слов и понятий.

Сновидение выявляет нашу неизвестную природу, наши истинные желания и черты, в которых мы боимся признаться даже себе самим.

Сновидение представляет объект не целиком, а частично, взяв какое-либо его свойство, черты или контур.

Брифли существует благодаря рекламе:

Все теории делятся на три группы, «относительно степени участия и характера душевной деятельности в сновидениях»:

  1. Признающие, что «в сновидении продолжается полностью вся психическая деятельность бодрственного состояния»;
  2. Сводящие психическую деятельность в сновидении к минимуму;
  3. Приписывающие «грезящей душе» склонность к особой психической деятельности, на которую она в бодрственном состоянии практически не способна.

Метод толкования сновидений

Для успешного толкования сновидения «необходима психическая подготовка» клиента.

От него требуются две вещи: усиление внимания к его психическим воспоминаниям и устранение критики, при помощи которой он обычно производит подбор возникающих в его мозгу мыслей.

Не стоит искать желанного разъяснения сна. Нужно озвучивать все свои мысли и чувства. Отбросить критику всплывающих мыслей не так просто, так как многие из них неприятны, и человек склонен избегать травмирующих воспоминаний.

Продолжение после рекламы:

Для понимания сновидения «следует брать не сновидение во всём его целом, а лишь отдельные элементы его содержания». Разным людям могут присниться схожие по содержанию сны, но каждый из них будет иметь собственный смысл и желания.

Любое сновидение имеет смысл и представляет собой осуществление желания. Автор приводит пример собственного сновидения, в котором видит свою бывшую пациентку Ирму, проходившую лечение от истерического страха. Во сне она «выглядит болезненно и жалуется, что у неё болит горло и желудок», но автор говорит ей, что она сама виновата в своих болях. Накануне сновидения он встретил знакомого, который сообщил, что ей стало лучше, но не настолько хорошо. Автору показалось, что сказано это было с неким упрёком, и он написал оправдательную записку другому врачу. Это сновидение означает желание оправдать и успокоить себя — пациентка сама отказалась от лечения и страдает не по вине аналитика.

Сновидение освободило меня от ответственности за самочувствие Ирмы … его содержание является, таким образом, осуществлением желания, его мотив — желание.

Сновидение — осуществление желания

В главе доказывается тезис о том, что сон представляет собой исполнение неудовлетворённого в реальности желания. В сновидении желание представляется исполнившимся. Простым примером является сон о жажде:

Если я вечером ем … солёные кушанья, то ночью у меня появляется жажда, и я просыпаюсь. Перед пробуждением, однако, я вижу сновидение постоянно с одним и тем же содержанием: мне снится, что я пью.

Осуществление желания подтверждают и сны, когда человек находится где-то, хотя при этом мирно спит в постели.

Мне снилось очень часто, что я уже встал и стою перед умывальником. Спустя несколько мгновений я все же начинал сознавать, что ещё лежу в постели, но продолжал спать.

Автор приводит примеры расшифровки нескольких сновидений, подтверждающих истинность этих положений.

Если молодой женщине снилось, что у неё менструация, значит в действительности её не было. … Это был удобный способ указать на признаки её первой беременности.

Сон женщины, увидевшей на своей одежде следы молока, означает желание беременности и возможность кормить своего будущего ребёнка.

Детские сновидения явно исполняют желания ребёнка, но и взрослые могут видеть инфантильные сны. Например, люди на длительной зимовке постоянно видят сны о разнообразной пище, больших запасах табака, сладостей и приближающемся судне.

Брифли существует благодаря рекламе:

Искажающая деятельность сновидения

По своему содержанию сновидение может быть явным и скрытым. Явное — это то, что можно сообщить после пробуждения. Скрытое содержание можно понять лишь после толкования.

Сновидение образуют две психические силы: первая представляет собой желание, испытываемое человеком, вторая — цензуру, которая искажает это желание.

Где в социальной жизни можно найти аналогичное искажение психического акта? Лишь там, где имеется двое людей, из которых один обладает известной силой, другой же принуждён считаться с последней.

Этот механизм напоминает действие политической цензуры: если писатель открыто и прямо выскажет свою критику в отношении власти, то его не издадут и накажут. Но если героями его книги будут звери или несуществующие персонажи, то и мысль будет высказана, и возмездия не наступит. Цензура изменяет желание, искажая его порой до противоположности: например, враждебность к кому-то в скрытом содержании лицемерно заменяется нежностью в явном (сознательном) содержании.

Реклама:

Многие сновидения до толкования настолько скрыты, что вроде и не являются исполнением желания. Автор доказывает, что это не так.

Женщине приснилось, что она хотела на ужин пригласить гостей. Но из-за ряда обстоятельств (магазин закрыт, а до поставщика не дозвониться), её намерения не осуществились.

Выясняется, что в гости ожидалась подруга, которую она ревнует к мужу. Гостья мечтает пополнеть и мужу сновидицы нравятся полненькие. Во сне осуществилось желание, чтобы ужин не состоялся — подруга не пришла, не пополнела на угощениях, а сновидица не ревновала её к мужу.

Другой пациентке приснилось, что умер её любимый племянник Карл. Видит его, гроб, свечи.

Оказалось, что женщина любила мужчину, но не могла быть с ним. До этого, во время похорон другого её племянника, она увидела этого мужчину у гроба. Сновидение осуществило желание — встретиться с любимым человеком на похоронах.

Мужчине приснилось, что он идёт к себе домой под руку с женщиной и, подъехавший в карете, полицейский хочет его арестовать.

Во время анализа мужчина высказал мысль, что его могли арестовать за детоубийство. Его тайная связь с любовницей вызвала тревогу, что она забеременела и их разоблачат. Сновидение исполнило желание: ребёнок убит, детоубийца арестован.

У каждого есть неприятные, запретные желания, в которых он не способен признаться ни другим, ни себе. Они коренятся в глубинах бессознательного и не достигают сознания в своём первоначальном виде, проходя искажение цензурой.

Сновидения, в которых присутствует страх, в основе имеют какое-либо неудовлетворённое сексуальное желание (либидо).

Реклама:

Материал и источники сновидений

Вытеснение — это процесс отрицания и отклонения желания, при котором изменяется объект желания, но сила эмоции сохраняется. Оно образуется благодаря действию цензуры, когда желание носит асоциальный характер (секс, убийство, инцест). Вытесненные желания, как правило, касаются Эдипова комплекса, согласно которому ребёнок бессознательно стремится к обладанию матерью и устранению отца и братьев. Эти детские переживания никогда не изживаются, являясь мощным источником сновидений.

Другим механизмом является смещение, при котором мысль, избегая цензуры, проникает в сознание. Например, солдат защищает флаг (кусок материи), заменяющий понятие Родины и долга.

Также в сновидении присутствует и функция сгущения, когда несколько пережитых эмоций, объектов или событий могут объединяться в одно. В реальной жизни связи между этими элементами нет.

Источниками сновидения могут быть:

  • Важное эмоциональное событие
  • Событие или ряд событий, представленных в сновидении нейтральной и безразличной сценой.
  • Сильное бессознательное желание, имеющее важный побудительный мотив. Оно заменяется безразличным материалом, в котором скрытое содержание маскируется под незначительный образ или пустяковое событие.

Типические сновидения — это сновидения, присущие всем людям:

  • Сновидение о наготе: человек раздет, ему стыдно, он пытается уйти, но не может, чувствуя при этом скованность. Это желание из детства, когда ребёнок получает удовольствие от наготы. Скованность говорит о том, что бессознательное хочет получать удовольствие от наготы, а сознание требует прекращения.
  • Смерть родственников, когда сновидец не испытывает горя, оставаясь безразличным. Другая реакция — при виде смерти родного человека (живого наяву) спящий страдает. На самом деле, это замаскированное желание смерти этому родственнику. Пожелание смерти может быть замаскировано заботой.
  • Сновидение о несданном экзамене, в котором человек испытывает страх сделать что-то неправильно и быть за это наказанным. Такой сон снится в ожидании какого-либо испытания, в успехе которого человек сомневается.
  • Сновидение об опоздании на поезд, где отъезд символизирует смерть.
  • Сновидение о летании, парении или падении. Первые полёты ребёнок совершает в детстве: его подбрасывают, качают, кружат на качелях, каруселях. Наряду со страхом, он испытывает приятное головокружение (первое сексуальное ощущение). Сновидения о взлёте связаны с эрекцией, а сны о падении являются выражением страха.

Символика сновидения связана с мифами, преданиями и архетипами. Например, король и королева означают родителей, а наследник престола (принц или принцесса) — это сам сновидец. Продолговатые или острые предметы — палка, трость, нож, дерево, зонтик, пилка для ногтей, женская шляпа, галстук — представляют мужские символы. Коробки, шкафы, ящики, печи, комнаты, стена с выступами относятся к женским символам. Стол, постель (кровать) символизируют брачные семейные отношения. Сексуальные отношения могут быть представлены подъёмом или спуском по лестнице. Ребёнок в сновидении (малютка, малышка) может представлять половые органы, а раздавить ребёнка — символ сексуального акта.

Реклама:

Работа сновидения

Если цензура не допускает в сознание желание, сновидение использует процесс сгущения. Например, для изображения сходства разных людей создаётся новая единица из одного человека, во внешности которого могут присутствовать черты замещаемых им людей. Наиболее ярко сгущение проявляется в образовании слов и имён, когда в результате соединения, смещения, замещения рождаются комические и причудливые комбинации речи.

Смещение — это замена бесцветного и абстрактного содержания мысли, лежащей в основе сновидения, более пластичным и конкретным выражением. Смещение и перенесение значения с более важных элементов на менее важные — это искажающая работа сновидения. Главная цель искажения — избежать цензуры, дать возможность желанию проникнуть в сознание.

Сгущение и смещение являются способами одного и того же вытеснения, которое избегает употребления слова с прямым смыслом. При этом образуются новые, причудливые и непонятные слова и предложения. Такое образование встречается при неврозе, паранойе, истерии или навязчивых проявлениях.

Методика анализа сновидения состоит в том, чтобы рассматривать сон не целиком, а отдельно каждый из его элементов. Сновидение содержит только мысли, а не связь между ними. Чтобы связать нескольких мыслей, сновидение использует форму одновременности, когда весь материал представляется в виде одного события.

Чтобы выразить противоречивые отношения («наоборот»), сновидение использует переворачивание имеющегося в сновидении элемента. Сновидение может искажать и время, когда заключительное событие помещается в конце, а причина — в начало сновидения.

Реклама:

Психология процессов сновидения

Автор разделяет психический аппарат человека на две системы. Первая носит пассивно-воспринимающий характер, на полюсе которого многообразные впечатления расщепляются. Вторая содержит моторно-волевые функции, соединяющие эти впечатления в целостную эмоцию. Другими словами, у психики имеются два полюса — чувствующий и моторный. Психический процесс протекает от воспринимающего конца к моторному.

Автор выдвигает гипотезу, что сновидение является результатом сохранения энергии организма, который стремится дольше сохранять состояние сонного покоя, так как сон является оптимальным состоянием равновесия. Сон — это полное замыкание организма на себе, исключения себя из взаимодействия с внешней средой. Но система организма зависит от воздействия внешних условий (климатические, температурные, звуковые и визуальные раздражители). Влияние внешних факторов выводит организм из состояния покоя, создаёт напряжённость, которую он стремится нейтрализовать посредством сновидения. Сон трансформирует внешние впечатления (звонок, хлопок двери, холод) в образы сновидения, призванные смягчить реальные впечатления воображаемыми образами.

Реклама:

Автор называет пассивную систему Бессознательным (Бсз), а активную — Предсознательным (Псз). Если первая производит различные аффекты, то вторая стремится подвергнуть их цензуре. Аффективная и цензурирующая системы выполняют различные задачи, создавая психический конфликт. Бессознательное производит иррациональную, агрессивную деятельность, вызывающую неприятные эмоции. Предсознательное ориентировано на цензурирующую деятельность разума и стремится создать компромисс с инстинктами бессознательного.

Книгу завершает мысль о том, что сновидение «переносит нас в будущее, но это будущее, представляющееся грезящему настоящим, благодаря неразрушимому желанию представляет собою копию и воспроизведение прошлого».

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх