Истории про цыган

Содержание

В общем приехал в Одессу отдыхать, на море поплавать, пиво на пляжу попить. Всё то ничего, но пока в навигаторе искал нужный маршрут, сел не в тот автобус (и это было моей первой ошибкой), нужно было на 203, сел вроде на 223. В общем после долгих скитаний на автобусах с пересадками попал в мкр «Слободка». Ну ладно, чё, на улице тепло, пройдусь прогуляюсь. Ну-ну ))). Заприметили любители чужого меня быстро, подошли, дружественно поинтересовались, мол не заблудился ли я, руку дружественно шпингалет 1,6 мт положил мне на шею, которую сразу же откинул нахрен с себя, ибо на шее цепочка и тут доктором наук не нужно быть, чтоб сразу сообразить что к чему.

Я в темноте вижу не очень, но очертания нескольких пингвинов рядом сразу заприметил и встал спиной к стене (рост 1,9 мт, бывший сотрудник, базовая подготовка есть). В общем 5 минут драки и один пингвин с разгону сбивает меня с ног, после чего естественно в 12 копыт начали топтать (удары так себе скажу, каша была наверно не ахти), параллельно шурша по карманам ну и естественно в цепь вцепились. Цепь я мёртво хваткой держал, не дал, крысанули пачку сигарет и барсетку на поясе, в которой только наушники и кабель зарядки был, с кармана айфон дёрнули, бонусом, чтоб не опознал- перцовкой в глаза пшикнули.

В сотовом у меня много данных, которые терять ни в коем случае нельзя. Глаза протёр, увидел эти силуэты удаляющиеся, наощупь нашёл пустую бутылку и с неё в несколько прыжков вклеил её самому толстому в дыню, звук бытылки об череп этого упыря не мог не порадовать. И опять какой-то гусь начал в глаза пшикать, даже не понял откуда. Вытравили они меня на проезжую часть, где как раз таки копы проезжали. Увидя эту картину естественно часть аборигенов убежали, двое сели на остановку в надежде что перцовка даст чудодественное свойство. И тут джек-пот, копы вежливо попросили содержимое карманов положить на капот, среди которого был и сотовый телефон, который по понятной причине был выключен и после ввода 4-х цифр признал во мне владельца. В общем многодетный 22 летний сопляк «приехал».

Как итог- аборигенов сворачивают и в повозку. Меня вторым экипажем до следователя. Физически особо не навредили, но отдых мягко говоря был «подосран» от души. Кстати по законам Украины- призумция невиновности работает от души, то что они меня били ещё нужно доказать, что без свидетелей и камер невозможно. И как оказалось я ещё фартовый, что у них ножа не было. Т.к. церковное кольцо если руками не снимается, то снимается с пальцем. Да, даже так. В общем хотите отдохнуть- сюда вам не по адресу, это факт. Будть это мужик или многодетная мамашка- золото есть золото, не подумают кого месить.
В данный момент жду суда над этим упырём, отфотографировал синяки, полозья на шее от цепочки, ссадины на теле, в суде буду пояснять судье и прокурору, что это цыганское отродье не будет смотреть на пол и социальный статус владельца золота, будь то прокурор, судья или просто бабуля, ушатает на раз. А раз его социальный статус колеблется на уровне «АУЕ», то следовательно нужно и юридически этот статус обозначить желательно не условкой, ну если они не хотят стать жертвами этого пиз…ка одним прекрасным вечером.
PS- ненавижу цыган

В Новосибирском ТЦ 26 февраля посетители стали свидетелями необычной картины: цыгане провели свадебную церемонию возле эскалаторов между магазинами белья и супермаркетом с продуктами. Жениху — 11 лет, невеста на три года старше. Несмотря на то, что браки в столько раннем возрасте незаконны, цыганские семьи легко и играючи обходят этот запрет. Как им это удается и могут ли такие союзы существовать безнаказанно — выяснил портал iz.ru.

Нерадостный брак

В соцсетях 27 февраля появились фотографии цыганской свадьбы: жених — мальчик в костюме с красной лентой, невеста — девочка в пышном платье на голову выше его. Дети играют свадьбу не понарошку: взрослые бородатые дяди, придерживающие мальчика за плечи, не оставляют сомнений в том, что всё происходит на самом деле. О возрасте брачующихся у них поинтересовались сотрудники торгового центра. По рассказам очевидцев, дети выглядели напуганными.

После того, как о детском браке написали в СМИ, этой историей заинтересовались полицейские. Впрочем, едва ли у правоохранительных органов возникнут вопросы к ЗАГСу: официальная регистрация брака для цыган не является обязательной. Скорее наоборот, служит дополнением традиционной свадьбы. Гораздо важнее, чтобы о браке знали другие члены общины.

Ранние браки в цыганских традициях не запрещены, но и не обязательны. Эта практика распространена, но следуют обычаям далеко не все представители народа. Ее смысл в том, чтобы сохранить чистоту жениха и невесты, устроив брак как можно раньше. Важным элементом цыганской свадьбы является процесс инициации брака, когда гостям выносят простыню со следами крови, чтобы убедиться в невинности девушки.

Иногда после этого невесту переодевают в красное платье, а жених надевает красную рубашку. В тематических пабликах «ВКонтакте» выкладывают фотографии невест сначала в белом платье, а затем в красном. Там же много снимков пар, чье совершеннолетие вызывает вопросы. Разводы в цыганских семьях не приняты: согласно традициям, брак — это на всю жизнь. Зачастую о союзе заранее договариваются родители жениха и невесты: после церемонии девочка переходит в табор мужа. Девочка не получает даже начального образования, и единственной ее обязанностью остается забота о детях и муже.

Жених на цыганской свадьбе в таборе в городе Чудово

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

Недавний случай в Екатеринбурге наделал много шума: прошлым летом полиция завела уголовное дело на молодого цыгана после того, как его 12-летняя беременная супруга оказалась на больничной койке с тяжелым осложнением. Его обвинили в половых сношениях с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Свадьбу сыграли два года назад, когда ему было 14 лет, а ей всего 10.

Когда в больницу приехали полицейские, выяснилось, что у девочки никаких документов нет. У медиков появились опасения, что она не сможет выносить ребенка в условиях цыганского быта, и ее направили в социальный центр для несовершеннолетних. Девочка обратилась за помощью к уполномоченному по правам ребенка Анне Кузнецовой и просила помочь ей вернуть семью. В письме она жаловалась на вынужденное содержание в адаптационном центре и хотела поскорее вернуться домой к мужу.

Жители поселка Плеханово Тульской области

Фото: РИА Новости/Андрей Варенков

Парень ударился в бега, опасаясь уголовной ответственности. Его родные утверждали, что если бы девочка не обратилась ко врачам, никто бы и не узнал о том, что она беременная. Так обычно и делали. Роды планировали принимать сами, усилиями местных повитух.

Заседание суда, которое рассматривало это дело, было отложено из-за того, что не только у малолетней, но и у ее родных не было никаких документов, и восстановить их не представлялось возможным.

Как в роды глядели

Несмотря на то, что власти смотрят сквозь пальцы на цыганскую традицию ранних браков, роды в молодых семьях нередко становятся поводом для возбуждения уголовного дела. Причем на скамье подсудимых рискуют оказаться не только юные мужья, но и их супруги. Так, например, произошло в декабре в Саратовской области. 19-летняя цыганка Билана Бурлуцкая получила два года условно за половые сношения с 12-летним мальчиком Забаром, от которого она родила сына. По этой статье ей грозило до 10 лет лишения свободы, а ребенка могли отправить в приют. Обычно цыгане не афишируют возраст брачующихся. Но после того как в роддоме узнали, что новоиспеченный отец еще учится в седьмом классе, медики привлекли внимание полиции.

Супруги и их родные всем табором пришли на программу «Пусть говорят», чтобы пролить свет на их историю. Нина Бурлуцкая, мать невесты, рассказала, что сама вышла замуж в 11 лет и имеет 11 детей. Родственники настаивали, что у них такие обычаи, и некоторые женятся даже в восемь лет. Бабушка Забара сказала, что помимо него у нее 40 внуков и 12 правнуков.

Женщина из табора молдавских цыган в Тюмени

Фото: РИА Новости/Павел Лисицын

В студии ее слова встретили гулом. Большинство гостей высказывались резко против подобных традиций. Но родственники молодой семьи перекрикивали любые предположения о незаконности этого союза, не давая никому вставить ни слова.

Автор цитаты

— В нашей стране проживает более 200 национальностей, и если каждый будет свои законы устанавливать, то будет безобразие и хаос, — заявила депутат Госдумы Тамара Плетнева.

Цыганская певица Софья Тимофеева, сыгравшая в фильме «Возвращение Будулая», наотрез отказалась считать ранние браки народной традицией. Она вышла замуж в 19 лет и предположила, что если бы в ее таборе кто-то решился сделать это в 16 лет, то его бы с позором выгнали. В ответ на критику мать девушки грозилась навести порчу на артистку.

Позднее вскрылись подробности, серьезно повлиявшие на суть повествования: у 19-летней Биланы еще до свадьбы с Забаром родился первенец от другого мужчины. Мальчик Юрий, родившийся у Биланы и Забара, умер через восемь месяцев после рождения.

У семи мамок дитя без присмотра

Свадьбы между несовершеннолетними – удел в основном небогатых цыганских семей, живущих обособленно в деревнях. У этой традиции появилась и экономическая выгода: чем раньше девочка вступит в брак, тем быстрее у нее появятся дети, и она сможет претендовать на материнский капитал. В вопросах регистрации детей цыганки порой проявляют изрядную изобретательность. Ведь чем больше детей, тем больше можно получить средств. А для того, чтобы зарегистрировать младенца, по закону достаточно слов матери.

Жители цыганского поселка в Тульской области

Фото: РИА Новости/Андрей Варенков

Этим не преминули воспользоваться омские цыганки. В 2016 году полиция начала расследование целого ряда эпизодов, связанных с мошенничеством с материнским капиталом. Схема получения документа простая и обкатанная: молодая мама с ребенком приходит регистрироваться в ЗАГС, где вместо справок из больницы женщина приводит младенца и свидетельницу родов.

— Мамочки, в основном цыганской национальности, идут в ЗАГС и подают заявление на регистрацию рождения ребенка. Никаких документов при этом они не предоставляют, объясняют, что ребенка женщина родила дома или даже в поле. При этом заявление мнимой матери удостоверяют ее подруги или родственницы. И всё, на этом основании сотрудники ЗАГСа оформляют им свидетельство о рождении ребенка. Понятно, что речь идет о втором, третьем и т. д. ребенке, который дает право на получение сертификата на маткапитал, — рассказала замуправляющего Омским отделением Пенсионного фонда Ирина Ананьева.

Гости на цыганской свадьбе

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

В итоге одного и того же ребенка цыганки умудрились зарегистрировать пять раз. Всего материнский капитал оформили на 56 несуществующих младенцев. Каждое поддельное свидетельство приносило мошенникам по 450 тысяч рублей.

Аналогичные случаи фиксировали во Владимирской, Саратовской, Новгородской и других областях. Еще в 2014 году Министерство юстиции предлагало законодательно запретить регистрацию детей, рожденных в домашних условиях. Но в итоге документ так и не был рассмотрен.

Эта загадочная история случилась со мной чуть больше месяца назад. Даже сейчас, вспоминая ее, тело покрывается мурашками. До сих пор я сплю исключительно при свете, в комнате без окна. Да, я замуровал его, что бы иметь возможность засыпать. Это произошло в поздний пятничный вечер, когда я шел домой после новогоднего корпоративна.

Немного подвыпивший, я возвращался домой пешком. К слову, заведение, где мы отмечали, находится в 20 минутах ходьбы от дома и на уговоры поехать на такси я не поддался. Дорога, не смотря на поздний час, оказалась на удивление оживленная. Много гуляющих компаний, симпатичных девушек, какой-то пьяница пытающийся убедить продавщицу из киоска, что ему просто необходимо продать пиво, это вопрос жизни и смерти. Настроение у меня было хорошее и, шагая бодрым шагом, вот я уже очутился в своем дворе. На автомате запустил руку в карман, нащупывая ключи от домофона.

Моя девятиэтажка имеет форму буквы «П», таким образом, наш плотно заставленный автомобилями дворик был огражден с трех сторон. Морозный ветер уже стал продирать мое трезвеющее тело и я, ускорив шаг, поспешил к своему подъезду. То ли засмотревшись на свои окна, то ли поглощенный собственными мыслями, я бросил взгляд на домофонную дверь, только очутившись совсем рядом с ней и уже поднимимаясь по бетонным заснеженным ступеням. И, наверное, от неожиданности, вздрогнув, остановился. Рядом с -дверью стояла уже в годах женщина, цыганской внешности. Ее выразительный взгляд был уставлен прямо на меня. Хотя нет… она просто пожирала меня глазами. От этого я почувствовал, знаете, такую сильную неприязнь и желание поскорее удалиться… поскорее отстраниться от этой, совершенно непонятной особы. Одета она была, как и типичная цыганка… множество разноцветных тряпок, бдсвисающих до самого пола. За то непродолжительное время, что я находился в ступоре, успел только обратить внимание, что ее одежда была, мягко говоря, не по погоде. Не знаю, сколько она здесь уже стоит, но в таком одеянии достаточно и 5 минут, что бы околеть.

И вот, наконец, до меня дошло, что я просто замер напротив нее. Выйдя из этого удивленного оцепенения я, даже не знаю, зачем я это сделал, улыбнулся ей и сказал «здравствуйте», достав из кармана магнитный ключ и прислонив его к замку двери. Запиликав, домофон, как и полагается, открылся. Я потянул на себя металлическую дверь и уже собрался зайти в теплый подъезд.

Окутанные легендами и домыслами, цыгане зачастую кажутся нам какими-то сказочными существами. К цыганкам ходят гадать, но пугают ими детей, пляшут «цыганочку» и любят цыганскую музыку, но стараются держаться подальше, встретив на улице.

Накануне Международного дня цыган, который отмечается 8 апреля, мы смогли уговорить цыганку Ольгу Иванову, которая живет в Чапаевске, рассказать нам про традиции своего народа.

Чтобы добраться до Владимирского поселка, нужно проехать на электричке мимо вокзала и выйти на следующей станции 1053 километр. Если повезло оказаться в первых вагонах, то получится выйти на бетонный перрон, а вот остальным приходится спрыгивать прямо на насыпь из щебня и идти по раскисшей весенней грязи.

Сам поселок появился еще в начале прошлого века, здесь жили рабочие заводов по производству пороха и химического оружия. Теперь дома заняты преимущественно цыганами и выходцами из бывших союзных республик, сбежавшими в Чапаевск в поисках лучшей жизни.

Передвигаться по поселку из-за весенней распутицы лучше на болотоходе, но в маленьком домике Ольги очень чисто и уютно и совсем не похоже на быт цыган, с которыми мы встречались в таборе возле села Яицкое. И различий очень много — начиная с диалекта, заканчивая основополагающими традициями.

— Мы — русские цыгане, — рассказывает Ольга. — Никакие не «русские рома», кто это придумал? Мы так и называем себя — «русские цыгане». У нас народов много, мы даже между собой не можем общаться на своем языке, мы разговариваем по-русски.

— У нас, например, как у русских хоронят. Только стол не убирается, день и ночь люди идут. На третий день хоронят, ну или на четвертый-пятый, если кого из родственников ждут. А вот у нас зять умер из Стромилово, и удивление взяло, что на ковре лежит гроб, а не на лавках. А у нас — так же, как у русских. Только чуть-чуть побогаче! И земля у нас не падает на человека. У вас же вот сколько выкопают земли, столько и засыплют, а у нас навес. Гроб как под столом оказывается, понимаете, нет?

В каждой комнате у Ольги есть уголок с иконами. Русские цыгане в основном исповедуют православие — по крайней мере, как они его понимают. Собственные традиции и христианство сплелись в такой клубок, что родились собственные легенды.

— Мы же православные, я верю в Бога. Хотя много горя я пережила — брат утонул, дочка разбилась, но все равно в Бога верю. Мы и Рождество справляем. Приходим друг к другу, посидим. По старшинству ходим — сначала к старшим идем, а потом к младшим.

Рождество, Пасха, Родительскую — все отмечаем. А своих праздников у нас нет, только православные. Русские праздники мы больно не признаем, Новый год не отмечаем.

Да, есть такой разговор, что, когда Иисуса распинали, цыган спрятал пятый гвоздь, который для сердца. Поэтому Бог благоволит к цыганам. Он сказал, что и воруют они, и гадают, и продают — и это входит в их обязанности! Но это все раньше было. Раньше же бедно жили, женщина все тащила на себе. Она и по дому, и к скотине и… весь кусок этот доставала. А сейчас и мужики работают!

Я скажу даже за своих братьев. Вот в Ульяновской области, где они жили, Петро, Платон, который утонул — там их вообще лелеяли в этой Смальковке. Даже отпускать их оттуда не хотели, они из-за меня сюда переехали.

Вот раньше чем женщина работала? Просили. Гадали. И воровали, что уж сказать. Вот даже так было. Даже такие ученые, институты кончали — подходят (погадать) к цыганке. Потом цыганка что-то берет — и она (ученая) кричит. Да ты ученая, а цыганка — никто!

Вот даже я — думаете, у меня карт нет? Есть у меня карты. Вот одна потеряла все документы, и я ей сказала — через казенный дом всё будет. И правильно, через ГАИ ей все документы нашли. Вот что я за вас скажу. Вы простой человек и доверяете людям, сколько раз обмануты были.

Я пытаюсь вернуть разговор на традиции и взаимоотношения между цыганами и другими народами. Но Ольга говорит об обидах неохотно. Главная ценность цыган — это семья, и все воспринимается через личные и соседские взаимоотношения.

— Не хочу обидеть, но русский народ… он с тобой поест, попьет, а идет по улице — и не скажет «здравствуй». У меня сосед, мы с ним каждый год воду делаем, идет с женой по улице — ну что ты, боишься «здравствуй» сказать?

Это такая часть народа, которая потеряла свои традиции. Вот тут мы дружим, а вышли в город, встретили цыганку — и прошли мимо.

Или вот идут навстречу с ребенком, мальчишке лет 6 от силы. И одета я не то чтобы по-цыгански совсем, ну юбка длинная, все такое. И он говорит: «Ой, бабушка, смотри, цыганка идет! Пойду к ней погадаюсь!» Это же так настраивают. А раньше детишки собирали камни и кидались.

Один цыган украл — на остальных думают, что все такие. Вы спрашиваете, что просить — это традиция. Да как нужда заставит. Никто из нас, семерых, никто, кроме меня и сестры, не знал, как милиция открывается. Никогда ни за что не привлекались, работали и работают.

Я за свою маму расскажу. Она женщина была очень простая, ни гадать не умела, ни воровать. Отец у нас лошадей воровал, а она не могла так. Мы стояли у церкви. Она только циферки знала и буковки. Но всех нас семерых все же научила. Мы же по два, по три класса кончили. Но ни один родитель не пошлет своего ребенка воровать.

Женская тема у нас становится главной в разговоре, и я спрашиваю о браке.

— Ну что сказать, у всех по-разному. В Стромилове в 13-14 лет выдают замуж. У меня одна дочь вышла на 21-м году, другая — на 18-м году, Рада — на 17-ом году. Я выходила на 16-ом году, меня родители отдали в 1976 году. Отдали и так мы жили, пока не умер. Родители понимали, где их ребенок может лучше жить, отдали в более богатую семью. Каждый родитель хочет, чтобы ребенок был устроен.

Стромиловские (цыгане из Яицкого), они один раз замуж выходят и всё. Но там родители еще калым берут. А у нас, если есть возможность, сделай девичник. Жених делает или совместно как-то. Нас они считают за русских.

Чтобы выйти замуж не за цыгана, нужно переступить свой закон, хотя женятся и уходят. И живут иначе, конечно. Но вот даже то, что мы с вами сидим и общаемся — из-за этого могут быть уже разговоры. Знаете, охота уже перешагнуть через это всё. Выступить в защиту своего народа и сказать: ну сделайте хоть что-то для наших детей.

Ольга с одной стороны признает, что перемены в укладе необходимы, и без «выхода во внешний мир» цыгане будут всё глубже увязать в своих проблемах. Но когда речь идет о молодежи, не желающей жить по-старому, начинает хмуриться.

— В штанах стали девки ходить, это раз. Вот этот телефон — «алё, алё» по всем ночам, ноутбук. Маленькие быстро перенимают. Что русские делают, то и наши. От традиций отходят. Могут просто взять и не прийти. Вот скажу даже за внучонка. До армии с цыганкой общался, а пришел — татарку взял. Устроился на работу инкассатором, живет там. Может, и расписался уже, я не знаю, они далеко живут.

— Это хорошо или плохо?

— Конечно плохо! Он отбился от своего народа.

Решение проблемы Ольга, как и многие другие цыгане, видит во внешнем воздействии. Ей кажется, что государство должно заставить цыган учиться и работать — тогда все наладится.

— Главное — это школа. Раньше хоть приходили, милицией пугали: «Иди в школу!» А сейчас нет этого. В городе одна школа принимает, восьмая. Она принимает все народы без различия. Очень хорошие учителя, удивительные. Вот иди в тринадцатую — не возьмут цыгана. Простому человеку в такую сложно попасть. Хотя по ЕГЭ наша школа хорошие результаты показывает.

Цыганских детей много ходит в школу, но они как учатся — день ходит, два — больной, на третий — выходной. А если бы они немножко действовали на родителей… Вот не придет завтра твой ребенок — я позвоню в милицию, и всё. Я понимаю, по семейным обстоятельствам все может быть. После меня пять человек было, я бы выучилась. Но «Оля, чего в школу не пошла? — Мама пошла в деревню просить, не с кем детишек оставить».

С одной стороны, это звучит по-детски наивно. Но цыгане мерят по себе. Неожиданно входная дверь открывается, и на пороге показывается русский парень, робко переминаясь с ноги на ногу. Ольга собирает миску котлет и передает ему.

— Заходи, Андрюш. А чего бокал не принес? У тебя там хлеб есть?

Андрей кивает, забирает миску и уходит, плотно затворив за собой дверь.

— Вот, русский пацан. Освободился в октябре. Диплом есть, паспорт, а прописки нет. Все, живет всю зиму в домике рядом. Ну а что, помогает по дому, на работу иногда провожает, снег уберет. Ну а что, бедно живет, страдает. У нас раздела нет, что сами едим, то и ему. У него дом был, а когда сидел, дом снесли. И теперь надо что-то делать. А ведь и не пьет пацан.

Ольга не называет такую помощь чисто цыганской традицией, но цыгане стараются поддерживать не только друг друга, но и соседей, и своих знакомых. Общинные традиции с одной стороны держат их в изоляции, но с другой — помогают выжить.

Поднимаем тему иерархии в цыганском обществе, и Ольга смеется:

— Я вам честно скажу, хоть на расстрел меня отведите, я так скажу — никогда не было у цыган барона! Был умный человек, у которого была бумажка (удостоверение личности). Вот к примеру, милиционер остановил (табор) и женщин спрашивает:

— Где муж?
— Разошлась!

А детишек-то полно. Вот и порхали своей одеждой яркою, и от крика милиция уже уходила. А остальные в лес убегали. Оставался только один, который бумажечку имел и говорил с милицией.

— Ты табор ведешь?
— Да, я!

Но никто его не выбирает. Просто так получается, что люди сами идут к умному человеку. Кто грамоту знает, законы, может помочь справку какую-нибудь оформить. Но и полномочий у него не так много. Вот, например, я торгую, а он не может мне запретить. Ничего он мне не сделает.

Вот меня по телевизору показали однажды, и тут же пошли ко мне за помощью — «трудоустрой меня!» А что я могу сделать? У нас же никакой службы нет, никакой помощи.

Нужно прямо объявление написать: «Цыганский народ, кто желающие идти на работу! Ваш вопрос будет решен!»

Возможно, в таком наивном призыве Ольга права. Положение цыган само по себе не может измениться к лучшему, а проблемы одного народа порождают проблемы у остальных. Человеку с двумя или тремя классами образования практически невозможно социализироваться, он не знает своих прав, не понимает обязанностей. В Чапаевске, где найти работу сложно даже образованному человеку, малограмотные цыгане оказались в бедственном положении.

Цыгане нередко вспоминают указ об оседлости от 26 октября 1956 года — «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством». И если раньше меры в отношении цыган считались жестокими, то теперь всё чаще сами цыгане говорят о том, что сейчас они бы согласились на такую помощь.

Партнёрский материал, подготовленный в рамках государственной программы Самарской области «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов Самарской области»

Цыгановед рассказывает, как стать цыганом, как перестать быть цыганом и нужно ли носить в ухе серьгу

Разговор Юлия Богатко

— Вы сами, насколько мне известно, не цыган. Как вы стали цыганами заниматься?
— У меня в семье была легенда, что одна из бабушек — цыганка. Понятно,
так бывает более или менее в любой русской семье, где есть смуглые люди.
Мне это было очень приятно, и хотелось что-то об этом узнать. Когда я учился на русском отделении филфака, я, понятное дело, интересовался языками
и нашел книжку по цыганской грамматике, прочел и захотел продолжать ею заниматься. А потом, на пятом курсе, у нас был факультативный семинар
по цыганскому языку, его вел Виктор Васильевич Шаповал, который с конца 1980-х занимается, в частности, русскими цыганами. Еще, занимаясь балтийскими языками, я довольно часто бывал в балтийских странах и вот
в Вильнюсе в первый раз оказался у цыган. Там есть поселение, или, как еще говорят, табор, который находится в пределах города, я через знакомых туда попал, и мы сидели с ними, разговаривали очень весело… Когда я окончил университет, я специально поехал в Тулу, потому что там много цыганских таборов и в одном из них, где живут цыгане-котляры, самом большом в России (там живет сейчас порядка 300–400 семей, около двух-трех тысяч человек), есть начальная цыганская школа, где я на волонтерских основаниях преподавал. Я тогда еще слабо владел их диалектом, потому что он сильно отличался от того, что я до этого изучал: фактически я учил новый язык. И одновременно с этим в другом таборе, дома у одного из цыган, мы собирали дошкольников, и я их готовил к школе. Параллельно я пытался вести какую-то научную работу и немного общественную.

«У меня в семье есть легенда, что моя бабушка — цыганка. Понятно, это бывает более или менее
в любой русской семье, где есть смуглые люди»

В Петербурге был такой Антидискриминационный центр «Мемориал» (он был вынужден самоликвидироваться после того, как его признали иностранным агентом). Центр мне предложил координировать проекты, связанные
с цыганским образованием. Тогда я очень много ездил по России, уже и язык выучил и просто сроднился с цыганами. Потом мы организовали конференцию по цыганскому языку в России, сделали сборник научных статей.

— Ваша первая встреча с табором — насколько реальность соответствовала вашим представлениям? И как это вообще — жить
в таборе?
— Ну, я не жил вместе с ними, но хотел. Конечно, у меня были довольно смутные и романтизированные представления о том, как там все устроено, причем скорее не в стиле советских фильмов, а в стиле балканских клише.
На деле все не просто оказалось. Никто тебя легко в семью не возьмет, особенно там, где есть незамужние молодые девчонки. Я к ним ездил, а жил в самой Туле. Но со мной всегда были чрезвычайно добры, особенно после того, как я хорошо выучил язык и начал разбираться, кто чей родственник.

— Это так важно?
— Да, мужчины обычно об этом разговаривают, когда сидят за столом, — какие бывают цыганские «нации» (роды) и кто кому приходится родственником. Знание этого всегда вызывает уважение. Притом я все время ездил между таборами и многих знал, часто больше, чем они сами, к тому же постепенно освоил язык — вообще это удовольствие для них, что есть такой человек, который ими интересуется. Со многими у меня дружеские отношения,
а с некоторыми мы совсем как родственники.

1 / 7 Типы цыган. Максим Дмитриев. 1910-е© Мультимедиа Арт Музей, Москва 2 / 7 Типы цыган. Максим Дмитриев. 1910-е© Мультимедиа Арт Музей, Москва 3 / 7 Типы цыган. Максим Дмитриев. 1910-е© Мультимедиа Арт Музей, Москва 4 / 7 Типы цыган. Максим Дмитриев. 1910-е© Мультимедиа Арт Музей, Москва 5 / 7 Типы цыган. Максим Дмитриев. 1910-е© Мультимедиа Арт Музей, Москва 6 / 7 Типы цыган. Максим Дмитриев. 1910-е© Мультимедиа Арт Музей, Москва 7 / 7 Типы цыган. Максим Дмитриев. 1910-е© Мультимедиа Арт Музей, Москва

— А можно стать цыганом?
— Я думаю, да. У них не как у евреев — нет идеи о том, что цыган — это что-то про кровь. Во-первых, у них очень много приемных детей. Потому что, если никак не рождается сын, что очень важно (я сейчас говорю про котляров, я с ними больше всего общаюсь), а только девочки, тогда они уже больше не рискуют и берут из приюта мальчика. Но вот эти ребята, которые усыновляются, и в довольно малом возрасте, и, бывает, старше, — они абсолютно цыгане, они женятся на цыганках, ведут цыганский образ жизни, говорят на цыганском языке. При этом они могут быть кем угодно: башкирами, русскими, рыжими, конопатыми, светловолосыми, голубоглазыми. Это может выглядеть довольно странно и отчасти стало причиной мифа о том, что цыгане крадут детей.

«Очень не хватает цыгановедов-девушек,
они могли бы спрашивать цыганок
про интимные вещи»

То есть цыгане — это образ жизни и связь с общиной, следование определенным правилам — в семейной жизни, женитьбе, языке, работе… Конечно, если я буду одет по-цыгански, говорить по-цыгански, проявлять знание разных обычаев — в этом смысле, конечно, я мог бы стать цыганом. Для этого мне нужно было бы жениться на цыганке (уже побывавшей замужем, разумеется, потому что у них нормально жениться лет в пятнадцать), переехать жить в табор и заняться какой-нибудь нормальной цыганской работой — металлоломным бизнесом, например. Но не преподавать в университете.

— Как правильно: цыгановедение или цыганология? И как эта наука существует в академическом мире?
— И так и так говорят. Серьезно и научно этим стали заниматься не так давно — может быть, последние три десятилетия. Во-первых, раз в два года проходит большая международная конференция по цыганскому языкознанию. Во-вторых существует международное цыгановедческое общество The Gypsy Lore Society, которое проводит большие ежегодные конференции, посвященные не только цыганам, а вообще кочующим народам на территории Европы; цыгановедческая часть у них значительная. Хотя, конечно, уровень не то что изученности, но даже описанности цыган довольно низок. Отчасти это связано с невероятным их разнообразием, количеством диалектов: все это требует довольно кропотливой полевой работы. А специалистов не хватает. В советское время, где-то с конца 1930-х до 1970-х годов, цыганские штудии фактически были под запретом. Потом было несколько человек, но писали они довольно мало. Только в России с десяток цыганских диалектов, из них два более или менее прилично описаны. Это я уже не говорю про описание быта. Постепенно ситуация исправляется, но все равно полевых исследований мало. Очень не хватает, например, девушек, занимающихся цыганами, — они могли бы задавать вопросы, которые я не могу задавать, спрашивать про интимные вещи.

— Вы говорили в лекции про попытки создать в 1920–30-х годах литературный цыганский язык. Зачем и кому это было нужно?
— Это было связано с национальной политикой раннего СССР, которая старалась поддерживать собственную культуру малых народов. За основу был взят язык русских цыган, с добавлением литературных заимствований из других диалектов. Возможно, потому, что они были наиболее ассимилированные, многие владели азами грамотности, и они в большей степени были подвержены большевистским настроениям. Общая идея состояла в том, что культура угнетавшихся в царское время малых народов теперь, с приходом новой власти, должна стать социалистической по содержанию, оставаясь национальной по форме. Главной задачей было организовать цыганские колхозы, велась пропаганда оседлого образа жизни.

В основном на этом языке издавались и рассылались по колхозам переводы марксистско-ленинистской литературы, речей Ленина, потом Сталина, постановления партии. Но было довольно много и художественной оригинальной литературы, то есть той, которая изначально писалась на цыганском языке. Но в целом масштабы незначительные, конечно, были.

— А благодарность со стороны «малых народов» какая-то последовала?
— Сложно сказать. Когда читаешь цыганские журналы, их редакторы как будто постоянно жалуются, что нет отклика от народа. А если говорить
про современных цыган, то сейчас они часто просто не знают, что вообще такое было. У кого-то бабушки или дедушки еще помнят цыганские школы,
где обучали языку, и они даже писали друг другу письма на цыганском языке. Но вся та литература сейчас практически неизвестна.

— Что вообще сейчас происходит с цыганским языком?
— Во многих цыганских группах язык постепенно утрачивается, но не у котляров. Например, у русских цыган довольно многие уже переходят на русский. Хотя у нас даже не такой большой процент утративших язык, как в некоторых странах Европы. Кстати, там довольно много проектов, поддерживающих цыган и цыганский язык, в некоторых странах он даже официально признан как язык национального меньшинства. В скандинавских странах в некоторых школах на нем даже обучают детей. В России государственных проектов, разумеется, нет. Образование цыганских детей вообще довольно сложная проблема: фактически действует негласный апартеид. Как правило, цыганские дети учатся в отдельных классах в нормальных школах, их так и называют: цыганские классы. В Ленинградской области есть табор, с которым я больше всего, наверное, общался. И рядом большая «белая школа», как они ее называют, где учатся русские дети, и есть бывшая мастерская, где учатся цыганские дети. Цыганские дети попадают в большую школу, только если доходят до пятого класса. Когда я там работал, там было, условно говоря, 80 русских детей на всю большую школу, а на маленькую с тремя комнатами — 103 цыганских ребенка. Очень мало кто заканчивает школу. Уже хорошо, если заканчивают начальную. А те, кто переходит в среднюю, сталкиваются с большими трудностями.

«В России фактически действует негласный апартеид»

Родителям с этим бороться довольно сложно — кто хочет проблем? Судиться со школой, а там еще администрация придет — это вечная история.
В цыганском поселке может быть много домов не зарегистрировано, и им просто скажут: мы их снесем, отзывайте иск.

— А насколько они готовы бороться за свои права?
— Это зависит от группы, по-разному. Скажем, некоторые русские цыгане —
в большей степени: они живут по одной-две семье и более независимы друг
от друга. А если про котляров говорить, то они живут большими общинами,
и ими довольно легко манипулировать. Они вообще очень миролюбиво настроены, хотят как можно меньше проблем с внешним миром. Они в большей степени заинтересованы иметь дома, чем бороться за то, чтобы ребенок пошел в пятый класс — в этом принципиального значения для себя они не видят. В каком-то смысле они идеальные граждане нашего государства, потому что хотят исключительно мира.

— Цыгане исследуют себя сами?
— Практически все цыгановеды — не цыгане. В России есть, наверное, только один настоящий цыган, который занимается изучением своего
народа, — Георгий Цветков. Он из Москвы, из ловари и, по-моему, даже защитил диссертацию несколько лет назад, хотя вообще он не ученый по образованию, а артист. На конференции у нас был один парень из котлярского табора в Ленинградской области. Он и его брат — это единственный известный мне случай, когда выходец из семьи котляров учится в вузе. Русские же цыгане очень часто учатся и оканчивают вузы.

— А прогресс, соблазны городские? Как правило, это серьезно меняет традиционные герметичные общества.
— Зависит опять же от этнической группы и от степени ассимилированности.
У русских цыган часты смешанные браки, у них женщины могут работать
в самых разных профессиях, хоть в такси. А для котляров это невозможно.
Но в целом прогресс больше на внешние вещи влияет. Например, девчонки пока не замужем, красятся, ходят в джинсах. Бывает даже, что уже когда и замуж выходят (а тогда они обязаны ходить в юбках), юбку надевают на джинсы. Они сидят во «Вконтакте». Газ появляется в домах, телевизоры, компьютеры.

«Серьга — это часть женского образа.
Мужчина не может это носить — и всё»

Но вот такие сугубо цыганские моменты, как жить табором или система «опоганивания», пока не уходят. Понятие ритуальной чистоты и сейчас довольно строгое, по крайней мере в России. Хотя в той же Туле у части домов есть гараж, соответственно, женщина на втором этаже оказывается выше. Другие цыгане говорят про таких: они уже не цыгане, они опоганились. Бабушки еще ходят с традиционными косичками — амболдинари, молодые — уже не везде. Я показывал самарским котлярам фотографии других котляров, где девушки с обычным пучком, и они считали, что это «лэецо» — то есть цыган, который не котляр. По-разному везде.

— Позвольте напоследок спросить про вашу серьгу в ухе — это чтобы быть похожим на цыгана?
— То, что цыгане носят серьгу, — это миф. Мне кажется, что в России он укоренился благодаря «Неуловимым мстителям» — там у Яшки-цыгана такая большая была серьга. Какие-то цыгане мне рассказывали, что у них старики будто бы носили большие серьги, будто бы это к счастью было, называлось «цыганская подкова». Но я сам ни разу не видел в России цыгана с серьгой.

И когда я прихожу к котлярам, с которыми довольно дружен, они часто просят ее снять. Для них, как и для многих «непродвинутых» русских, серьга —
это часть женского образа. Мужчина не может это носить — и всё! Просто неприлично. Но я когда-то давно проколол ухо — пускай серьга висит. 

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх