Мама и отчим

«Когда мне было пять лет, мама развелась с отцом и поехала к своим родителям. Но ее мама, моя бабушка – редкостный нарц — выгнала ее из дому, а дед, хоть дочь и любил, но во всем слушался жену. И уехала мама в тот город, где училась в вузе, не имея жилья и работы.
Поселились мы в семейном общежитии. Оно было от вуза, поэтому стандартные ужасы городских общаг были смягчены относительной интеллигентностью его обитателей. Тем не менее, хорошего было мало.
Ишь какая нежная
Я немного расскажу о своей маме, но попрошу в дальнейшем ее личность не обсуждать. Она косячила тогда по полной – и передо мной, и вообще. Когда-то был период, что я сильно обижалась на нее за ее поведение, но сейчас простила и поняла, что это можно списать на посттравматический шок.
Например, она могла сказать, что вернется – только в туалет сходит или умыться, и мы будем… ну, например, стих учить, поделку делать. И уйти часа на четыре – просто встречала соседку, и они шли играть в карты.
Могла пойти на общественную кухню готовить мне еду, но по пути заболтаться, и я уходила голодная и самостоятельная, даже не попрощавшись с мамой, ну просто потому, что не знала, где ее искать. Из-за этого я часто ходила в школу незаплетенная, в началке – в непоглаженной одежде (потом научилась гладить сама).
Мне кажется, учительница думала, что мама у меня пьет. Она не была алкоголичкой, хотя выпить могла, конечно. Если же мама приходила до того, как я уйду в школу или усну (вечером), то это было еще хуже: она начинала меня ругать или даже давать поджопники.
Избиений не было, было обидно: я 4 часа ждала, когда она придет, чтобы что-то делать со мной. И вот приходит мама и ругает меня злыми словами (она умела их подбирать), что это до сих пор не сделано.
А если я, не дождавшись, начала делать самостоятельно, то мне влетало, что все криво и косо, что не могла ее подождать, куда-то спешила. Я часто плакала… В ответ слышала:
— Ишь, какая нежная, слова ей не скажи.
Вообще, это называлось и до сих пор иногда называется «Ты неадекватно реагируешь на критику».
Помню: утро, мне надо в садик (мне неполных 6 лет), мама гуляла по общаге до глубокой ночи и потому будильник не слышала. Я встаю, варю себе кашу, пока закипает молоко – мою посуду, которую мама не помыла с вечера (она всегда свинячила, а я убирала), одеваюсь… Бужу маму. Мама просыпается с осоловелым лицом, напяливает очки… через минуту врубается, что надо ребенка вести в сад. Оглядывает комнату… И влепляет мне подзатыльник. Оказывается, я не убрала тарелку!
Во-первых, я перемыла кучу посуды, которую оставила она с вечера, во-вторых, я планировала помыть тарелку, пока мама одевается… в-третьих, это обидно и несправедливо: я уже умела анализировать действительность и прекрасно понимала, что среди моих ровесников не найдется таких, которые бы вставали рано, готовили завтрак, убирались и будили родителей. А вместо благодарности – такое вот…
Однако сейчас я зла на маму не держу, даже тогда хорошего и теплого в наших отношениях было больше, чем подобных эпизодов. Сейчас у нас близкие отношения, хотя я до сих пор (мне скоро сорокет) иногда воюю с ней за личные границы. И, имхо, адекватность моей мамы подтверждается тем, что она, хоть и не сразу, но делает правильные выводы. Так что пишу я это не для того, чтобы ее обсуждать (прошу от этого в комментах воздержаться), а чтобы воссоздать обстановку и людей того времени. Ну и свой характер описать – я была ответственна, хозяйственна и самостоятельна. Может, нескромно, но так оно и было.

Проекты на миллион долларов
Но это присказка. Начинаю «сказку». Когда мне было лет 10, появился отчим – отношения мама с ним не регистрировала, но жил он в нашей комнате на положении ее мужа. Он мне сразу очень не понравился, потом это отношение изменилось, но в конце концов я убедилась, что первое впечатление – самое верное.
Он был высок и худ, если не сказать – хил, у него были редкие гнилые зубы, голова была наполовину седой и с залысинами, остальные волосы висели давно не стриженными лохмами. Одевался крайне неопрятно… большую часть времени ходил в трениках с вытянутыми коленками и почему-то свитере, этот один заношенный свитер он носил везде.
Еще он много курил, от этого часто заходился затяжным кашлем и вонял – куревом, потом, еще чем-то. Он постоянно пил крепкий чай, марая им всю посуду в доме, а старая заварка была везде: в чашках, заварочных чайниках, сахарницах, маленьких кастрюльках… Он никогда не выкидывал ее, она плесневела и кисла. И я, преодолевая отвращение, собирала эту мерзость в какую-нибудь одну емкость, несла в общественный унитаз, а потом с содой отмывала посуду от следов чая. Через три-пять дней все повторялось снова – ибо сколько есть подходящей посуды, столько отчим и загадит своим чаем. Соседи жалели меня.
Он умел ГОВОРИТЬ. Особенной темой у него были его бизнес-проекты. Точнее – прожекты. Он с умным видом утверждал, что вот у него есть ИДЕЯ… всегда упоминал каких-то известных в нашем городе людей, которые вовлечены в реализацию этой идеи. И вот какое-то время придется потерпеть, пожить без средств, а потом… каааак посыплется бабло на наши головы прямо градом, только руки и карманы подставляй.
Но первый (безденежный) период все тянулся и тянулся, а второго мы с мамой так и не увидели. Судя по нашей последней встрече с бывшим отчимом, это был где-то 2002-2003, период материального благосостояния так и не наступил. Но говорил он эмоционально, увлеченно, горячо. Нельзя было не поверить.
Если же ему удавалось заработать какие-то деньги или материальные блага (обычно это происходило с огромной долей маминого труда и средств), он спускал их на всякую ерунду. Как-то купил в позорной кафешке почти два кило жареных спинок кур и бутылок шесть какой-то минералки… Жрать было больше нечего, мы давились этими курами… я недоумевала: ведь можно было потратить деньги рациональнее — на ту же еду, но нормальную.
Сама щедрость и гостеприимство
Помню, как-то подфартило ему добыть ящик апельсинов (а это было начало 90-х, тяжелое и голодное время), так он раздавал их всем, кто заходил в нашу комнату, то же и с дорогим индийским чаем. А заходило к нам народу очень много. Помимо соседей и знакомых, это были его деловые партнеры. Периодически «переговоры» затягивались, превращаясь в форменные попойки. «Бизнесмены» спали на полу, на раскладушке… А я – у себя за шторкой.
Разумеется, я не могла нормально спать в этом шуме-гаме. И табачном дыму. Это отдельная тема. Отчим был феноменально любезен со своими знакомыми. Он нафига-то проявлял любезность даже там, где его не просили. Что раздавал еду малознакомым людям, я уже писала. Но вот представьте: приходит человек в незнакомый дом на переговоры. Разумеется, он хочет снять у порога уличную обувь. Но отчим делает широкий жест: «Ах, не надо, ах, проходите так». Вообще, пол в этом доме был вымыт пять минут назад. МНОЙ. Кроме меня, вообще никто не убирался. Так какого, спрашивается, хрена он предлагает им проходить в обуви?!
Но больше всего меня убивало, что он разрешал им курить. И когда я поздно вечером пыталась заснуть за своей шторочкой, они начинали еще и курить. Я задыхалась и плакала от бессилия. Было это раз в неделю или в две. Помню, как-то после такой веселухи я просыпаюсь… перешагиваю через бутылки, окурки, каких-то непонятных спящих на полу мужиков… и сажусь за уроки – да, при всем том я хорошо училась в одной из лучших школ нашего города. И мои тетрадки, учебники и, как потом выяснилось, школьная форма провоняли табачищем.
И вот как-то я, ворочаясь за шторкой, услышала великодушное:
— Кури здесь!
Я выскочила, растрепанная, прямо в ночнушке перед незнакомыми мужиками и стала то ли говорить, то ли ругаться, то ли умолять:
— Нет, нет, не курите здесь, здесь курить НЕЛЬЗЯ, НЕЛЬЗЯ НИКОГДА здесь курить. Слышите?
С тех пор, когда кто-то спрашивал разрешения покурить или даже пытался это сделать без разрешения, мама с какой-то дурацкой усмешкой, в которой, тем не менее, угадывалась некоторая горделивость, запрещала:
— У меня дочь строгая, она не разрешает.
Бывали те, кому этого было недостаточно, тогда мама говорила, чтобы просили разрешения у меня. Я не разрешала. Один раз разрешила – при условии того, что мужик открыл окно и высовывался на улицу чуть ли не на полтуловища. Так висеть над городом ему не понравилось, в другой раз вышел на лестничную площадку.
Удивительно то, что, когда я в подростковом и студенческом возрасте любила приглашать себе много гостей, часто остающихся ночевать, мама, уже живущая в другом месте, часто пеняла мне на «бесконечные толпы народу», при этом ни разу не вспомнив попойки «партнеров по бизнесу», а также знакомых, знакомых знакомых, знакомых знакомых знакомых и всю их родню, которые, выбирая место, где можно было остановиться в нашем городе или районе, не находили ничего лучше, как общежитская комната в 16 квадратов, где уже жили трое человек, один из которых – девочка-подросток.
Как-то я ей напомнила, но поняла — она РЕАЛЬНО не помнит всей этой веселухи. Ну было… может, раз пять за все время… Да нет, мама, не пять, а во много раз больше. А я всего лишь транслировала тот образ жизни, к которому меня приучили с детства, и, лишь обзаведясь семьей, перестала водить в свой дом половину региона.
Сеанс массажа в четыре руки
Помимо бесед с «бизнесменами», отчим любил просто беседы — о жизни, о каких-то высоких материях, о политике. Тоже очень эмоционально. Как и во время рассказов о бизнес-проектах, ходил кругами, задыхался, махал руками, брызгал слюной… сейчас я, вспоминая об этом, думаю, что это какое-то ненормально эмоциональное возбуждение, психическое прямо какое-то. Любил он это делать ночами, не давая никому спать своими рассуждениями.
Мне было лет 13, когда он во время этих разговоров предложил сделать мне массаж. Этот массаж, как и все остальные, заканчивался тем, что он трогал мне грудь попу или внутреннюю сторону бедер… мне было стыдно и неприятно, но я почему-то молчала: ну я ведь не знаю, может, массажи так и делаются, что я понимаю-то?

Потом, вспоминая об этом, я ругала себя: как я могла позволить настолько нарушить свои личные границы? Но после поняла: чтобы охранять свои границы, они должны быть поставлены с детства. А разве я могла в таких условиях их себе поставить? Спасибо, что позже я смогла их не только постепенно нащупать, но и ревностно беречь.
Маме, конечно, я тоже не говорила – ведь она знала про массажи, а, значит, про все, что они собой представляют, тоже. Правда, как она утверждала после, у нее даже мысли не было, что происходит. Мол, знала бы – выперла бы с треском. Сейчас я в это верю, но тогда не рассказывала. Один раз он и его друг делали мне массаж вместе… не хочу это описывать. Гондоны. Как-то ко мне пришла подруга, и ей тоже предложили массаж. Она потом избегала приходить в наш дом.
Одна из философско-массажных ночей мне запомнилась особенно: мама как-то странно охала, сидя на диване, потом куда-то спешно ушла… Я спрашивала у отчима, что случилось, что с мамой, где она, он говорил, что все нормально, базарил о каком-то космосе и энергии, при этом мацая мою грудь. Как показало время, это действительно была особая ночь – ночь как свидетельство его человеческой, нет, нечеловеческой мерзости.
С красной тряпкой на рукаве
Еще он очень любил политику. 90-ые годы были полны катаклизмов, каждый из которых он принимал чуть ли не на личный счет. Помню, когда что-то случилось, он порвал какую-то старую мамину футболку, соорудил из нее красную повязку, что-то эмоциональное проорал и пошел «патрулировать улицы».
Тогда мне это казалось важным и значимым, а сейчас врубаюсь, что это какой-то бред сумасшедшего: хилый кашляющий мужик под полтинник с куском красной грязной футболки на рукаве эмоционально шарахается по улицам… и это типа очень круто.. он типа патруль. Чего он патрулирует? От кого патрулирует? Кому это было нужно, кроме его ЧСВ? Будто пацан мелкий в дружинников играет, честное слово.
Еще, преисполнившись ЧСВ на фоне какого-нибудь политического катаклизма, он любил на меня ОРАТЬ. Орать беспричинно, зло и как-то дико. Например, я засиделась у подружки. Она и ее родители предлагают переночевать у них, я звоню домой, к телефону подходит отчим.. И, толком не выслушав, начинает ОРАТЬ:
— Какая подруга? Какая ночевка? Вообще к бабушке поедешь жить навсегда, ДУРА, БЛЯДЬ!
И швыряет трубу. Вот что это было? А это он новости посмотрел, сделал какой-то свой специфический вывод…. Но тогда я этого не понимала. Я не понимала, при чем тут бабушка и почему я дура. Я всего лишь хотела отпроситься переночевать у подружки.
Когда мне было лет 14-15, я стала уже многое понимать. Например, то, что отчим маму поколачивает. Не то, что прямо регулярно избивает, но периодически руки распускает. А еще он врет и ее грязно оговаривает, странно красуясь перед всеми.
Например, разговаривая по телефону с каким-то знакомым, вдруг начинает орать так, что слышит вся общага, что мама запивается, что он не знает, что с ней делать… Тогда я только приехала от бабушки и сильно испугалась – вдруг и правда. Но потом не нашла ни малейших подтверждений его словам.
Или когда он рассказывал всем, включая меня, что мама изменяла ему на его глазах. Или что он принес много денег, а она их унесла какому-то мужику… да что за бред-то? Но все это говорилось с преувеличенной эмоциональностью, с каким-то нервными жестами и явной верой в собственную ложь… кстати, с тех пор я вычисляю эту эмоциональность на раз… мало того, что не верю ей, так еще и держусь от ее носителей подальше.
Первый бой
Примерно в это время, во время очередного сеанса «массажа» он залез мне в трусы своей мерзкой провонявшей табаком рукой с длинными неровными грязными ногтями. Во-первых, к тому времени он потерял мое всякое уважение и расположение, во-вторых, я уже все знала про секс и про массажи, прекрасно ощущая разницу между ними.
И тут я реально психанула – я резко развернулась, метя ногой ему в пах. Я орала какие-то оскорбления, почти на грани нецензурщины (а я была очень культурной девушкой) и старалась попасть пяткой по его торчащей через растянутые нестираные треники елде.
Почему он не стал отвечать мне физическим воздействием? Думаю, тут две причины. Первая – такие твари реально чувствуют настроение других, а я была в ярости, в аффекте, я б реально расфигачила ему яйца в яичный порошок…
Вторая причина – он был хилый мужиком с испорченным здоровьем, а я – крепкой девушкой, уже не первый год занимавшейся восточными единоборствами. Дня за три-четыре до этого случая на улице на меня напал парень с ножом, требуя денег. Я навешала ему люлей, отобрала нож и сдала бы в милицию, но он вывернулся и сбежал. Отчим этот случай знал… и думаю, что не был уверен в своей победе.
Месяца через три он, тем не менее, снова сделал попытки ко мне подклеиться, но уже при помощи сальных разговоров. Он задавал вопросы – сначала довольно-таки невинные, например, много ли девчонок у нас ходят парами с мальчиками, а потом постепенно за несколько недель наращивал градус: кто из них целовался, целовалась ли я… До определенной поры я отвечала, даже не замечая, что вопросы уже, мягко говоря, нескромные, потом морщилась и отмалчивалась, но когда он спросил, большой ли у меня клитор, я его грубейшим образом обломала. Он, как и в первом случае, что-то буркнул типа «ачетаковатотыпсихованнаячоли».
Эти случаи я тоже маме не рассказала (а зря, это придало бы ей решимости), но завела с ней долгий разговор… она что-то невнятно лепетала то ли в свое, то ли в его оправдание, а потом внезапно закончила:
— Но я обещаю, что я с этим человеком развяжусь.
Я поняла, что происходит что-то, что больше ее воли. Но до конца ситуацию прочухала несколько позже. Я была уже половозрелой, и мы периодически разговаривали с мамой на женские темы… не особо откровенничали, но какие-то намеки на то, что происходит с нами в любовно-интимном плане друг другу давали.. у меня, собственно, ничего не происходило, а вот из полунамеков, оборванных слов и рассказов про «одну мою знакомую» из уст мамы я сложила крайне печальную картинку: отчим хотел от мамы ребенка, но, когда она забеременела, он отправил ее на аборт. После аборта пошли какие-то жуткие осложнения, кровотечения. Порой очень сильные (ну это был разговор про то, что надо предохраняться, абортов не допускать, а то у одной маминой знакомой… сложив разговор и то, что я могла воочию наблюдать, я поняла, что эта знакомая – сама мама).
Один раз из нее ливануло так сильно, что пришлось ночью ехать по «скорой» в больницу. И тут у меня все нарисовалось: эта была та самая ночь, когда он втирал мне свой бред про вселенную, а сам щупал мне грудь, говоря, что с мамой все нормально. А она в больнице в одиночестве истекала кровью после аборта, который он ей устроил! Я поняла, что этого человека я просто ненавижу. И я сделаю все, чтобы он ушел из нашего дома.
Конец грязным ногам
Но что могла сделать девчонка – пусть даже такая резкая и самоуверенная, как я, против липкого, как дерьмо, взрослого альфонса, привыкшего жить за счет других? Я стала устраивать мелкие пакости. Например, когда он, поссорившись с мамой, спал на полу, я начинала подметать пол, «нечаянно» попадая мусором ему на голову. Я воровала его сигареты – он это заметил, но думал, что я курю сама, поэтому начал заговорщицки мне подмигивать, обнаружив пропажу нескольких сигарет или даже целой пачки.
И тогда я стала бить по святому – по его понтам перед другими людьми. Он ничего не заработал, жил и жрал у нас, но его бизнес-партнеры по-прежнему толпами ходили в наш дом. И он по-прежнему говорил им, чтобы не разувались. Во-первых, меня реально заколебало по несколько раз в день мыть пол после этих визитов, во-вторых, я поняла, что где-то тут – что-то больное для него.
Когда приходили его «партнеры», а он был в туалете или курил в коридоре, я на голубом глазу сообщала, что его нет, и я сама сейчас ухожу: могла надеть пальто, взять ключи… короче, просто выпроваживала их, вот и все. А потом на таком же голубом глазу сообщала отчиму – мол, ой, а вы тут, а я думала – ушли, потому к вам приходили, а я их отправила. И наслаждалась тем, как он рвет и мечет. И даже не скрывала, что наслаждалась.
Если же он был на месте и, как всегда, широким жестом предлагал «проходить так, не разуваться», я, поставив руки в боки, говорила:
— Не слушайте его, разувайтесь. Разувайтесь-разувайтесь.
Могла добавить:
— Он так говорит, потому что ни разу в жизни пол не мыл.
Отчим делал злое лицо, но проглатывал. Немного позже он решил бить меня таким же оружием:
— Не слушайте его, разувайтесь.
— Это ее не слушайте, не разувайтесь, так проходите.
— Вот уж нет! Меня слушайте, я хозяйка, а он ТУТ НИКТО, так что – разувайтесь.
Бизнесмены офигели и, по-моему, не стали разуваться, но по той причине, что просто ушли и никогда не возвращались.
Отчим откровенно психовал – типа я обломала какую-то очередную сделку века на многаденюх, я дура и хамка, да как я смею так разговаривать… он шел на меня, сжав кулаки. А я отступала, бормоча что-то типа:
— Я сто раз просила, чтобы вы не разрешали вашим гостям проходить в обуви, я устала тут пол мыть… сами бы мыли, потом бы я посмотрела, как будете разрешать.
А сама отступала, откровенно давя косяка на нож на столе… Я не знаю, готова ли была я его применить.. Не знаю… Но, думаю, если б он на меня все же бросился (вид у него был очень злой и решительный), я бы схватила нож. Ударила бы им – не знаю, но схватила бы — точно… читаю и ужасаюсь: мама с высшим образованием, я училась на отлично в одной из лучших школ города, сейчас – кандидат наук, преподаватель, а жили, как какие-то долбаные маргиналы – попойки с малознакомыми людьми, псих-отчим, приставания к малолетке, едва не случившаяся поножовщина…

Подкат к «матери-одиночке»
Старому козлу было не на что и негде жить, поэтому его было очень сложно выгнать из дома, даже при тех обструкциях, которые я ему устраивала, а также прилагаемых мамой усилиях. А всех своих знакомых он уже достал ДО того, как поселился к нам.
Тем не менее, видимо, стараниями мамы (она великая женщина) в один без преувеличения прекрасный день он исчез из нашей жизни. Но эта хитрая тварь, липкая, как дерьмо на подошве, оставила у нас свое небогатое барахло. Под предлогом забрать вещи он устраивал камбеки, которые в общей сложности длились почти два года. Один раз он вернулся почти на три месяца… Я уже четко понимала – его нельзя пускать внутрь, он сразу запустит свои щупальца, и снова начнется этот кошмар: вечный срач, запах курева, заварка везде, какая-то вонь. И главное – он сам, человек, которого я стойко ненавидела, пустое место, занимающее слишком много места.
И тогда я, в свои 16 неполных лет, решила бороться за свой дом. Когда он приходил, я выбегала коридор, говорила, что мамы дома нет… нет сейчас и не будет еще долго. Спрашивала, что из его вещей ему отдать. Забегала в комнату, быстро закрыв дверь на замок, а потом через цепочку выкидывала ему его барахло. Обычно в большем количестве, чем он просил, иногда добавив:
— Чтобы вам лишний раз не ходить…
Он был недоволен, строил обиженные рожи, иногда говорил гадости, но чаще как-то странно улыбался – нервно и неискренне…
Если мама реально отсутствовала – а это было часто, ибо она на тот момент познакомилась с другим мужчиной и проводила время с ним, то я не говорила ей о визитах «ее крокодила» (так я его называла про себя), как-то чувствовала, что этого нельзя делать.
У меня самой развилась какая-то паранойя. Мне казалось, что вот он придет «навеки поселиться» уже ко мне, ведь когда-то он говорил, что был бы не прочь жениться на мне. Я вскакивала от малейшего шума, от малейшего похожего голоса… я плохо спала.
Самое печальное то, что только я успокаивалась, переставала бояться его визитов, он реально припирался за какой-нить вещью… и я снова стояла грудью у двери своей комнаты, снова нервно совала ему его вещи, а в голове звучало набатом: «Только не пускать внутрь, только не пускать внутрь».
Последний камбек случился лет через 6 после его последнего визита: я была замужем, у меня была дочь, а у мамы был пятилетний сын (она его родила глубоко за 40) от другого мужчины, с которым она жила. И вот он приперся в общагу. Мой муж тогда работал в другом городе, приезжал на выходные, и то не каждые.. было тяжело, но нам были нужны деньги на жилье…
Этот козел понял все по-своему: решил, что я мать-одиночка и попытался меня ощасливить… говорил, что принесет мне комп, починит полки… конечно, снова рассказывал мне о своих супер-проектах, которые вот-вот воплотятся в жизнь… я не велась и дальше общественного коридора его не пускала. Разговаривая с мамой по телефону, я рассказала ей про это, она разгорячилась, сказала звать ее (жила недалеко с новым мужем), и она его с лестницы спустит. Но я не позвала, почему-то было ощущение, что это «моя война», и я должна ее выиграть.
Второй визит случился через день – он приперся с шоколадкой. Я вообще не открыла дверь, взяла шоколадку через цепочку, поблагодарила и распрощалась. Может, он приходил еще, но мы, наконец, уехали из общаги.
Альфонсам — бой!
С тех пор я ненавижу альфонсов, у меня на них нюх. Был период, когда мама уже вышла замуж, а я еще нет, поэтому жила одна в нашей комнате семейной общаги, после вуза начала работать. Как показал опыт (хотя бы с тем же отчимом), даже незатейливое жилье и сравнительно небольшой доход все равно привлекают любителей пожить за чужой счет, никчемных мужчинок, считающих себя гениями. Я выработала жесткие правила, которые соблюдала, не давая себе самой возможности отступить от них, каким бы симпатичным ни казался человек и исключительной — ситуация с ним.
— Не работает, не учится, но при этом говорит, что скоро заработает кучу бабла – в сад сразу.
— Просит заплатить за него в трамвае, кафе, постоянно занимает деньги и не торопится отдать – туда же.
— Приходит в гости, обедает, остается на ужин… другой раз тоже.. но при этом не принес к столу ни куска хлеба, ни бутылки воды – да, и таких я отправляла в пешее эротическое.
Я не жадная, мне не жалко ни мелочи на трамвай, ни тарелки супа голодному человеку, но тут дело в принципе. Если ты малоимущий, которому я помогаю из жалости, то не претендуй на роль моего мужчины, вот и все. Потому что мужчина, который принимает материальную помощь от женщины, называется – альфонс (заболевший муж, например, не в счет, конечно).
Перечитывая свой текст, поняла, что очень хорошо, что я его написала. Меня нет-нет да кольнет чувство вины за происходившее, а также за некоторые последствия этого в моей жизни (в основном, интимной)… А сейчас, перечитав – как будто не о себе, а просто о девочке, понимаю, что я – просто молодец. Я боролась с этим гадом за свой дом, за себя, за мать, как могла. И сил во мне, девочке-подростке, было столько, сколько ни у каждого взрослого человека найдется. И в результате – победила, точнее, мы с мамой победили. Мы – молодцы. Виноватить – не за что и глупо.

Внутрисемейная атмосфера и взаимоотношения родителей всегда отражаются на психике ребенка. В среде, где взрослые постоянно ссорятся, вряд ли можно говорить о гармоничном формировании личности малыша. Только любовь и уважение между папой и мамой — залог того, что ребенок вырастет спокойным и уравновешенным. Ведь модель семьи, в которой мы растем, — это «репетиция» построения нашей будущей семьи.

Два плюс один

Разводы теперь не редкость, и треугольник ребенок-мама-мамин муж (отчим) давно стал обыденным явлением.

— В окружении малыша появляется чужой для него человек — новый член семьи, — рассказывает детский психолог Анатолий Савицкий. — Хорошо, если между ребенком и новым «папой» сразу возникает взаимопонимание. Но чаще всего желаемый контакт устанавливается со временем либо не устанавливается вообще. Чтобы не превратить жизнь членов новой семьи в кошмар, понадобится огромное терпение и мамы, и отчима. В данном случае главную роль играет мама.

…Киевлянка Лиля рано стала вдовой. Когда ей было двадцать восемь, а сыну Вадику всего четыре, ее муж погиб в автокатастрофе. Спустя два года Лиля снова собралась замуж. Но шестилетний сын, хранящий теплые воспоминания о папе, счел поступок мамы предательством. Подогретый эмоциями, стимулируемыми со стороны бабушки и дедушки (родителей погибшего отца), Вадик заявил, что нового маминого мужа не примет. А если она его ослушается, то… выпрыгнет из окна. Или уйдет жить к бабушке.

По мнению специалиста, ребенком в данной ситуации руководит ревность. Отношение к родителю (маме) в этом возрасте у него не столько духовное, сколько эгоистично-потребительское. — Ребенок понимает, что появление нового объекта внимания в окружении мамы чревато ослаблением внимания и любви к нему — дорогому чаду, — продолжает психолог. — Чаще всего это происходит на уровне инстинктов, подсознания. Пойти на условия, диктуемые ребенком, — раз и навсегда подчинить себя ему. Проигнорировать его позицию — потерять взаимосвязь. Но обретет ли женщина счастье в новом браке, зная, что ее ребенок несчастлив?

Первым шагом в такой ситуации должно быть установление истинной причины нежелания ребенка в появлении отчима: не хочет потому, что не хочет, или есть другие конкретные причины. Ребенку можно и нужно все объяснять. Универсальными и действенными будут фразы, утверждающие
неизменность маминой любви к ребенку: «Я никогда не перестану о тебе думать», «Никто не сможет занять твое место у меня в сердце». Не лишним будет и призыв к сочувствию: «Ты вырастешь, уедешь учиться в другой город, у тебя будет своя семья. Разве ты хочешь, чтобы твоя мама ждала тебя в одиночестве?»

Он плохой!

Увы, но иногда нелюбовь ребенка к отчиму имеет под собой вполне объективные, обоснованные причины. Кажется странным, но порой именно ребенок в будущем родственнике видит то, чего не замечает ослепленная нахлынувшим чувством мама.

…Екатерина — мать-одиночка. Сама поднимала дочку Леночку. Когда девочке исполнилось пять, Катя влюбилась в сотрудника Олега. Пара решилась на брак.

«Со временем я стала замечать, что дочка становится какой-то замкнутой, — рассказывает Екатерина. — Олег переехал к нам, мы стали одной семьей, но их отношения с Леночкой оставались прохладными…» Мать списала замкнутость дочери на социальные изменения: появился «папа». Спустя некоторое время Катя все же решилась на откровенный разговор с дочерью. И та ей сообщила, что дядя Олег… плохой. Он водит в дом чужих теть, пьет с ними вино, а чтобы Лена ничего не рассказывала, покупает ей шоколадки.

— Не зря же говорят: устами младенца глаголет истина, — говорит детский психолог Анатолий Савицкий. — Увы, взрослые об этом часто забывают. Конечно, дети склонны фантазировать и выдавать желаемое за действительное. Но родители всегда могут отличить выдумку от правды: по словам, фразам, описанным сюжетам. Пятилетняя девочка в характеристике плохого, на ее взгляд, поведения дяди Олега не использовала примеров, негативных именно с точки зрения ребенка: то есть он плохой, потому что ел без разрешения конфеты, или не мыл перед едой руки и т.п. Приводить в дом посторонних женщин, пить вино и давать взамен молчания шоколадки (подкупать) — поступки взрослого человека. Вряд ли ребенок это выдумает. И если он о таком говорит, маме нужно как минимум насторожиться и присмотреться к партнеру.

Особое место в формуле «отчим-падчерица» занимают примеры, основанные на сексуальном влечении сторон. По мнению специалистов, мужчина, попадающий в дом, где растет девочка, подсознательно смотрит на нее не как отец, а как партнер: по игре, по общению. Он оценивает ее не как дочь, а как представительницу противоположного пола, женщину. И если социальные инстинкты, воспитанные на моральных принципах, сильны, мужчина не переступит черту дозволенного и не переключит свое внимание с мамы на ее дочь. А если слабы?

— Все чаще в новостных лентах появляются сообщения о том, как отчим склонил к интимным отношениям падчерицу, девочка забеременела от приемного отца и т.п., — продолжает психолог. — Увы, но такие ситуации — печальный итог. Как правило, трагедия имеет фазы своего развития, и мама несовершеннолетней дочери, приводя в дом чужого дядю, должна всегда быть начеку. Интерес мужа к девочке заметен: по поведению, по его отношению к ней, стремлению остаться с ребенком наедине. Очень часто насильник использует запугивающий механизм, в результате ребенок боится во всем признаться маме («скажешь матери — я всем расскажу, какая ты мерзкая, и с тобой никто не будет разговаривать»). Повод бить тревогу, когда отчим чрезмерно очерняет девочку в глазах родных, ругает, казалось бы, на ровном месте, требуя от матери ее физического наказания.

Увы, но ослепленная любовью женщина чаще склонна верить не родному ребенку, а новому мужу. Знаю массу примеров того, когда девочка жаловалась на извращенца маме, но та ей не верила, обвиняя ребенка во лжи. Приводя в дом нового мужа, поинтересуйтесь его прошлым. Возможно, в ближайшем отделении милиции имеется много интересной информации о вашем возлюбленном…

По мнению психолога, порой падчерица сама провоцирует отчима: ведет себя вызывающе, надевает откровенные наряды, флиртует. На это чаще всего идут девочки-подростки, жаждущие мужского внимания, выросшие без отца, а также те, кто по разным причинам хочет отомстить маме. В таком треугольнике мама и дочь в первую очередь — конкурентки, борющиеся за внимание одного мужчины. Несчастными, как правило, остаются обе.

Общие дети

Согласно статистике правоохранителей, около 14% детей в той или иной мере подвергаются жестокому обращению со стороны родителей. Зачастую это происходит в семьях, где папа или мама неродные. Дети раздражают, становятся помехой и материальной обузой.

Масла в огонь подливает и наличие у второй стороны собственных детей. Анекдот, когда муж обращается к жене со словами «твои и мои наших бьют», имеет вполне реальные корни. В сводных семьях, где духовные принципы слабы, любимчиками становятся дети того родителя, который доминирует в отношениях. Впрочем, конкуренция между отпрысками возникает и там, где родители адекватно относятся ко всем детям, не разделяя их. Это свойственно как дошкольникам, так и подросткам. И если первые борются за лучшую комнату и лучшую игрушку, инстинкты вторых подчас направлены на уничтожение конкурента. Чтобы и комната, и игрушки достались победителю.

По своей природе дети эгоистичны, они быстро учатся манипулировать любящими родителями. …Сорокалетняя Виктория повторно вышла замуж. В семью, где до этого жили двое — Вика и ее 14-летний сын Егор — пришел папа Женя. Вскоре у них родилась дочь Анисия. И Егор вдруг заявил, что мама его не любит. «На мужа, Женю, я не жалуюсь, — рассказывает Виктория. — Он хоть и моложе меня на восемь лет, но вполне самостоятельный, взрослый человек. К Егору относится по-отечески. И в Болгарию в детский лагерь ему путевку купил, и компьютер, и велосипед, и дорогую одежду».

Со слов Вики, «концерты» сын начал устраивать еще во время ее беременности Анисией. Стал огрызаться, кричать, однажды даже дома не ночевал. Все попытки Жени повлиять на пасынка Вика пресекает: мол, ты ему неродной, не лезь. С другой стороны, муж Виктории принимает полное материальное участие в жизни Егора.

По мнению специалиста, Егор демонстрирует ярчайший пример подросткового эгоизма, ревности, причиной которых стало рождения сестры. Поведение же Вики пагубно отразится и на сыне, и на муже. Первый понимает, какими методами и в каких ситуациях можно безнаказанно манипулировать матерью. Второй, в итоге, осознает, что в обеспечиваемой им семье он не имеет права голоса. Это унижает его самооценку, способствует расширению конфликта, уходящего уже в плоскость негативных отношений только между Егором и Женей.

— Становясь родителем, нужно помнить, что отныне «Я» превращается в «Мы», — говорит Анатолий Савицкий. — Не следует забывать, что дети быстро привыкают к людям, с которыми им хорошо. Повторное расторжение отношений взрослых нанесет травму неокрепшей психике малыша. Поэтому прежде, чем стать мачехой или отчимом, оцените свои возможности, силу своих чувств. Ведь в противном случае пострадает и чужой ребенок.

К слову, с 2006 г. каждый пятый ребенок в Украине рождается вне брака. В 20% семей в Украине ребенок воспитывается без одного из родителей (чаще папы), и число таких семей ежегодно увеличивается. Половина всех разводов происходит в семьях с несовершеннолетними детьми.

Много не бывает?

Несозревшему человеку в отношениях взрослых разобраться трудно. Еще сложнее разобраться в ситуации, когда у него сразу две мамы или два папы.

У 15-летней Оли, как она сама говорит, две мамы: родная мама Оксана и любимая мама Нина. Так получилось, что десять лет назад мама Оксана взвалила на себя материальные заботы о семье и уехала на заработки в Италию, оставив дочку на папу и бабушку. Ежемесячная финансовая поддержка от Оксаны была спасением, но не заменила Олиному папе жену.

«Так получилось, что к нам стала приходить тетя Нина, соседка, — рассказывает моя собеседница. — Своих детей у нее не было, мужа тоже, вот она нас и пожалела: то еду приготовит, то постирает, то платье мне сошьет… Мама Оксана приезжала крайне редко, чаще звонила. А потом мы узнали, что у нее там новая семья, родился сын Паоло — мой брат». По словам Оли, тетя Нина действительно стала для нее матерью: ухаживала за девочкой, когда та сломала ногу, когда заболела воспалением легких, когда умерла бабушка.

«Все, что случилось, — закономерно», — рассуждает Оля. Но на мать она не в обиде, ведь та всегда материально поддерживала семью, высылала деньги, одежду, лекарства. Папа счастлив с тетей Ниной, два года назад они расписались.

Мама Оксана настаивает на том, чтобы учиться Оля ехала непременно к ней, в Италию. Она за цивилизованные отношения — без драк и выяснений отношений. Тетя Нина приемной дочке не перечит. Лучше две матери, чем ни одной.

Не дядя, а папа!

— Нам всем знакомо выражение «воскресный папа», — говорит Анатолий Савицкий. — Это родитель (отец), находящийся в разводе с женой (мамой ребенка), но исполняющий свой родительский долг с периодичностью, на расстоянии. Увы, но не всегда мамы положительно настраивают своих детей в отношении «бывших». Часты случаи, когда ребенок по требованию мамы называет папой чужого человека (нового маминого мужа), в то время как отчетливо осознает, что родной-то папа другой!

По мнению специалистов, если один из родителей не лишен таковых прав, вторая сторона не вправе формально лишать его родительства, требуя от ребенка называть родного человека не папа (мама), а дядя (тетя).

— У мамы может быть несколько мужей, а отец у ребенка — один, — продолжает психолог. — Конечно, бывают случаи, когда именно чужой по крови человек всецело заменяет ребенку родителя. Но настоящий родитель присутствует в жизни, и ребенок к нему тянется, зачем же деформировать их связь?

Родители, вступившие в новые супружеские отношения и имеющие детей от предыдущих браков, часто спрашивают: как без нанесения ущерба психике объяснить ребенку тот факт, что родные люди теперь живут отдельно? И главное — почему?

Психологи уверены, что для каждой ситуации необходимо подбирать способ индивидуально, но есть правила, универсальные для всех. Ни в коем случае нельзя уничижать, очернять в глазах ребенка одного из родителей, равно как и возносить на пьедестал нового маминого мужа (папину жену). «Да, мы расстались, но мы оба очень сильно тебя любим, и всегда будем любить», — рекомендует отвечать психолог. Ведь родитель не только тот, кто родил, а кто воспитал.

Нет, Стас не был ни наглым, ни грубым, ни циничным. Наоборот – ласковый, спокойный, всегда знающий нужные слова. В общем, такой, к каким женщин тянет.

Когда это произошло с ней, студентка колледжа Оля так и не поняла. Просто сначала обидевшись на маму за ее недоверие, старалась Стаса просто не замечать. А потом вдруг начала осознавать, что это… не так просто.

В общем, пока мама девочки Валерия работала днями, будучи уверена и в своем избраннике и в дочери, у нее под носом начинался роман.

Отчим разглядел в падчерице-подростке женщину – девчонка ответила взаимностью. Это продолжалось около двух месяцев. И, казалось бы, любовники действовали так – что комар носа не подточит.

Однако, молодо-зелено – однажды девушка похвасталась своим секретом паре подружек.

Ну, а то, что знают трое – со временем узнает весь мир. В итоге «сарафанное радио» донесло некрасивые вести и до матери девчонки.

Женщина не раздумывала ни секунды – она сразу же написала заявление на собственного мужа-растлителя.

В полиции ситуацию прокачали и завели в отношении мужчины уголовное дело по п. 1 ст. 134 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста».

Следователи сумели установить, что на момент начала романа Оле еще не было полных шестнадцати.

На время следствия Стаса заключать под стражу не стали – правда, и ждать суда дома ему было совсем уж не с руки. Он снял себе комнату. А в это время…

А в это время вдруг выяснилось, что Оля… беременна. Ее мать чуть с ума не сошла, когда узнала.

А когда чуть успокоилась, начала советоваться с врачами – как сделать девочке аборт и не подорвать ее здоровье. У нее вся жизнь впереди – еще замуж выходить, детей рожать в законном браке. Но…

Дочь вдруг заявила маме, что будет рожать. И что это будет ребенок от любимого человека! И что, если она посадит Стаса в тюрьму, она будет к нему ездить на свидание, дождется и, они все равно будут жить вместе.

У Валерии внутри все буквально клокотало – особенно от ненависти к Стасу. Но ради дочкиного счастья она переборола себя. Встретилась с мужем, чтобы обсудить развод и… его женитьбу на ее дочери.

Стас был рад. Сказал, что не из-за угрозы сесть в тюрьму – дело расследуется и суд в любом случае будет.

Хотя в его статье есть примечание. «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой настоящей статьи, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшим».

Стас признался, что по-настоящему влюбился в «эту девочку». И попросил у Валерии прощения. Валерия простила. Или сделала вид, что простила.

Они развелись. Позже Стас и Оля расписались – так бывший муж стал Валерии зятем. Свадьбу, конечно, никакую не играли. И так все на них косились — а Оле пришлось брать в колледже академический отпуск.

Когда Стаса судили, в зале сидела его молодая беременная супруга и очень-очень переживала. Поэтому судья весьма быстро отпустил молодых с миром – не хватало еще, чтобы родила прямо здесь.

Но прошло совсем немного времени и, Валерия стала… бабушкой. Мальчика назвали… Валерием. В честь бабули.

Та, взяв на руки внука, была просто счастлива. И даже взглянула на Стаса с… благодарностью. За дочкино счастье.

Ну, а как дальше будут жить и любить эти люди – это уже совсем другая история. Пока хеппи-энд…

Ю. Дмитриев

Конфликт отцов и детей — ситуация напряженная. Что уж говорить, если речь идет не о родном отце, а об отчиме! В таком случае даже небольшие стычки и ссоры могут привести к серьезному конфликту как с ребенком, так и между взрослыми. Мы нашли пять историй, которые иллюстрируют, как отчиму не надо разговаривать с ребенком. Заметьте, мы не брали случаи, где отчим бьет детей или унижает — такое отношение очевидно недопустимо. Наши ситуации могут произойти в любой семье.

«Мне неинтересно то, чем ты занимаешься, поэтому давай так: я не запрещаю, ты справляешься сам»

Марина, 32 года: «Когда появился мой второй муж, сыну уже было 9 лет — взрослый человек. Он очень увлекался карате, и я надеялась, что новый папа и сын найдут на этой почве общий язык — спорт мальчишеский, вроде как обоим должно быть интересно. Но после того, как мы начали жить вместе, сын стал замкнутым, неохотно ходил на тренировки и, как я узнала от тренера позднее, стал реже появляться. Набралась смелости и поговорила с сыном: оказывается, мой новый муж сказал, что ему неинтересно карате («вот хоккей — это спорт!»). Далее последовал серьезный разговор с мужем и поиск общего хобби, но первоначальное впечатление от отчима у ребенка было испорчено».

Почему это неправильно и как быть: такая резкая (хоть и честная) реакция отчима мгновенно разорвала возможную эмоциональную связь с ребенком. Отцовство — это больше чем просто бесконфликтное сосуществование рядом. Это всесторонняя поддержка, и Марина поступила мудро, взяв ситуацию в свои руки: найти общее хобби — хороший вариант выхода из сложившейся ситуации.

«Ты должна называть меня папой» или «Теперь я — твой папа»

Ирина, 38 лет: «Моему любимому мужчине было принципиально, чтобы моя дочь от первого брака называла его папой. Она была уже школьницей и родного отца знала — мы развелись, когда ей было 4, я не препятствовала их общению. Дочь встала в позу, и мне пришлось выбирать, на чью сторону встать. В итоге я выбрала сторону ребенка, и мужчина через какое-то время разорвал со мной отношения. Думаю, я тогда приняла правильное решение, ничего бы хорошего из нашего брака не вышло».

Почему это неправильно и как быть: первое, с чего начинают психологи, говоря о взаимоотношениях отчима и ребенка, — не заставлять детей называть папой по сути малознакомого им человека. В данном случае мужчина решил выступить в роли доминатора, и здорово, что мама не пошла у него на поводу. Стремление мужчины устанавливать свои правила и следить за их исполнением вопреки воле домочадцев рано или поздно стало бы причиной ссор и испорченных отношений не только у отчима с ребенком, но и у мамы с дочкой.

«Я возьмусь за твое воспитание!»

Елена, 28 лет: «Отчим свалился на меня в день двенадцатилетия как снег на голову: мама просто сказала, что теперь мы будем жить вместе. Я понимала, что мама его любит, конечно, хотела, чтобы она была счастлива, поэтому сначала спокойно воспринимала его частые поучения (не так помыла посуду, не туда сложила вещи, слишком мало времени провела за уроками). Примерно через год меня начало это напрягать, когда я попыталась поговорить с ним, он сказал: «Мама распустила тебя, но я за тебя возьмусь!» Вот тут я поняла, что добрых приятельских отношений не получится. Так и вышло: мы до сих пор друг друга не переносим».

Почему это неправильно и как быть: еще одна ситуация доминирования, которая вовремя не разрешилась, и эти отношения уже сложно спасти. Обучение ребенка бытовым навыкам, конечно, задача родителей, но даже замечания от родных пап дети часто воспринимают негативно, что уж говорить об отчиме? Тем более что здесь еще и критика мамы (мол, мама плохо умеет воспитывать).

Правильно было в самом начале маме с отчимом обговорить такие щекотливые моменты, как хозяйственное воспитание взрослой дочки. Возможно, Елене самой стоило вызвать родителей на этот разговор или хотя бы обсудить вопрос с мамой. Кстати, по данным исследований, девочки хуже мальчиков адаптируются в повторном браке родителей, и наладить их отношения с новым папой бывает труднее.

«Твой родной папа — неудачник»

Вадим, 20 лет: «Помню, что сначала с отчимом все было хорошо: он часто дарил подарки, учил меня плавать и говорил всем, что я — большой молодец. Это было приятно, и я думал, что мы друзья. Но однажды, когда наш разговор зашел о моем отце, он сказал: «Твой отец — неудачник, поэтому родители и развелись». Я не знаю, почему мама с папой расстались, но тогда мне стало обидно. Как будто меня самого назвали неудачником. Поговорил с мамой — она сказала, чтобы я не брал в голову, но ощущение неприятное до сих пор».

Почему это неправильно и как быть: причиной этой ситуации стали сразу и мама, и отчим. Мама не обсудила с сыном историю родного отца — мальчик построил его образ из собственных догадок и представлений. Отчим оскорбил то светлое представление, которое сформировалось у ребенка.

Одно из важных правил для отчима: никак не комментрировать отношения мамы и родного отца ребенка. Это их личное дело, даже если со слов женщины она во всем права, а первый муж действительно неудачник. Везде имеют право на жизнь две точки зрения.

5. «Да я в твои годы учился только на одни пятерки! А ты?» (и любое другое сравнение с собой)

Александр, 31 год: «Отчим появился, когда мне исполнилось 14 лет. Трудный возраст, а тут еще и это. Что поделать? Мне оставалось лишь принять маминого друга. И тут началось. Дня не проходило без того, чтобы он не отметил, насколько я хуже него. И учусь не на пятерки, и в спорте не чемпион, и девушки еще нет. Мне сейчас кажется, что он так пытался самоутвердиться за мой счет и еще ревновал маму ко мне. Ругались мы, конечно, ужасно».

Почему это неправильно и как быть: вместо того, чтобы стать взрослым другом (как это должно произойти в идеале), мужчина начал соперничать с ребенком за внимание женщины. Возможно, ему не хватало любви подруги, но такое общение с ребенком начисто лишило его авторитета в глазах пасынка. Ревность встречается и в обратной ситуации: когда ребенок считает, что мама стала уделять ему мало внимания.

В описанном случае странно, что мама не заметила этого соперничества. Именно женщина здесь должна привести всех за стол переговоров и задуматься о равном распределении внимания для всех членов семьи.

Все начинается с выбора партнера мамой.

Мария Кулакова Практикующий психолог, семейный системный психотерапевт

Именно мама в данном случае является главным носителем семейных ценностей, поэтому ее задача не должна сводиться к позиции только наблюдателя: «Сложатся отношения у ребенка и моего партнера — и решу, подходит он мне для семейной жизни или нет».

Имеет смысл еще до встречи нового отца с ребенком обсудить с партнером, как он видит свое общение с сыном или дочкой: какое участие он хотел бы принимать в воспитании, как будет себя вести, если что-то пойдет не так. Например, что все свои разногласия взрослые будут решать наедине, не в присутствие ребенка. Будет ошибкой считать, что мужчина лучше понимает потребности мальчика, чем его мама. Ведь мальчики тоже бывают разные, детство у мальчиков бывает разным.

И еще один важный момент: первое впечатление не обязательно должно стать решающим в отношениях отчима и ребенка. Ведь если взрослый мужчина готов признать свою ошибку, извиниться — у этих отношений точно есть будущее!

Мы знаем и другие секреты гармоничных отношений с ребенком:

  • 9 родительских запретов, которые срочно надо нарушить
  • 7 популярных приемов воспитания ребенка, которые надо запретить
  • 6 датских секретов воспитания

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх