Мужские еврейские имена

Происхождение и смысл некоторых из наиболее распространенных еврейских имен для мальчиков

Читайте так же: Как правильно выбрать еврейское имя. Инструкция

Библейские имена

Основным источником по еврейской ономастике древнейшего периода является Библия, в которой приводятся около 2,8 тыс. личных имен. Внебиблейские источники периода Первого храма (надписи на черепках и печатях) содержат примерно 900 личных имен, из которых приблизительно 200 не встречаются в Библии.

Еврейские имена в Библии подразделяются на пропозициональные (являющиеся с грамматической точки зрения целым предложением) и атрибутивные (определительные). Часть библейских имен — теофорные (то есть содержащие полное, сокращенное или видоизмененное имя Бога). Последовательность появления отдельных теофорных частиц отражает определенную эволюцию теологических представлений. Уже некоторые из самых ранних еврейских имен Библии содержат теофорную частицу אֵל (эль — Мехияэль, Метушаэль; Быт. 4:18). Этот тип имен получает особое распространение в повествованиях о патриархах (Ишма‘эль, Исраэль, Эли‘эзер, Элифаз). В рассказах об исходе из Египта появляются теофорные имена, образованные от слов צוּר (цур, `твердыня` — Пдацур, Элицур) и שַׁדַּי (шаддай, `всемогущий` — Амишаддай, Шдеур, Цури-шаддай). Теофорные имена, производные от יהוה (Яхве) — יְהוֹ־ — יוֹ־ (иехо-, йо-) в начальной позиции и יָהוּ־ или יָה־ (-яху, -я) в конечной — характерны для ономастики эпохи Первого храма. Реже встречаются в Библии еврейские имена с элементом בַּעַל (ба‘ал — `господин, хозяин`), относящиеся к концу эпохи Судей — начала монархии (2-я половина 11 в. до н. э.), как например Иерубба‘ал, Ишба‘ал или Эшба‘ал, а также зафиксированные в Самарии начала 8 в. до н. э. на черепках — Авба‘ал, Ба‘алземер. В процессе борьбы с Ваала культом и религиозным синкретизмом (см. Хош. 2:16–19) слово ба‘ал в именах иногда заменялось в Библии словом бошет `стыд, срам` (Эшба‘ал — Ишбошет; Мефива‘ал — Мефивошет). Префиксы ־אֲדוֹ — адо- или ־אֲדוֹנִי — адони- (от אָדוֹן, адон — `господин`) и суффикс מֶלֶך — -мелех (`царь`) используются в библейских именах различных периодов. Теофорные имена по преимуществу мужские.

Именные пропозициональные имена обычно состоят из теофорного элемента и нарицательного имени אֵלִיָהוּ — Элия, Элияху (`Господь — мой Бог`), עֻזִּיאֵל — Уззиэль, עֻזִּיָהוּ — Уззия, Уззияху (`Господь — моя мощь`). Здесь притяжательный суффикс первого лица -и- можно понимать как относящийся к носителю имени или к давшему имя, то есть родителю ребенка; в ряде случаев, однако, это -и- (реже -у-) принято считать рудиментом древнего падежного окончания. Порой в такого рода именах притяжательный суффикс отсутствует: יוֹאָב — Иоав (`Господь — отец`), יוֹאָח — Иоах (`Господь — брат`), יוֹאֵל — Иоэль (`Господь — Бог`), יוֹעֶזֶר — Ио‘эзер (`Господь — помощь`).

Нетеофорные атрибутивные имена часто указывают на отношение родителей к ребенку (например, יְדִידָה — Иедида, `Милая`), отличительную черту новорожденного (например, לָבָן — Лаван, `белый`, בַּרְזִלַּי — Барзиллай, `твердый как железо`), на время рождения ребенка (например, חַגַּי — Хаггай, `родившийся в праздник`). В качестве имен, особенно женских, иногда используются названия из животного или растительного миров, а также драгоценных камней и ювелирных изделий (например, רָחֵל — Рахель, `овца`, תָּמָר — Тамар, `пальма`, פְנִינָה — Пнина, `жемчужина`, עַטָרָה — Атара, `корона`).

После вавилонского пленения

Традиция наречения библейскими именами сохранилась и после возвращения из пленения вавилонского, но в еврейскую среду начали проникать и имена, заимствованные у вавилонян и у персов (например, Зрубавел, Шешбаццар, Мордехай, Эстер), а в эллинистическую эпоху — у греков (Александр, Аристобул, Гиркан /Хурканос/ и т. п.). Знатным семействам начинают присваиваться фамильные названия — Бет Хашмонаи (`Род Хасмонеев`), Бней Товия (`Сыновья Товии`) и т. п. Широкое проникновение нееврейских имен в еврейскую ономастику происходит и в эпоху Талмуда. Например, трактат Гиттин отмечает, что у большинства евреев диаспоры те же имена, что и у язычников, среди которых они живут (11б). Однако и в Эрец-Исраэль иностранные имена получают широкое распространение. Среди них часто встречаются греческие имена, например, Антигон, Авталион и т. п.; греко-латинские, например, Юлиус; греко-арамеизированные ивритские, например, Достай/Доситеос (перевод ивритских Нетан’эль и Ионатан); прямо арамеизированные формы ивритских имен, например, Иосе вместо Иосеф; и чисто арамейские, например, Халафта, Ниттай. Заимствованные имена употреблялись альтернативно с традиционными (так, у отца, носившего ивритское имя, сын мог иметь греко-арамеизированное, например, танна Достай бен Иехуда, и наоборот, например, другой танна Эли‘эзер бен Гиркан), а иногда — параллельно, например, цари Иоханан Гиркан, Александр Яннай и царица Шлом-Цион или Шломит (Саломея) Александра.

В аггадической литературе (см. Аггада) встречается представление, что иногда имя определяет судьбу человека (Танх., Хаазину 7), а потому законоучители настоятельно рекомендуют называть детей именами положительных библейских персонажей (Быт. Р. 49:1). Однако определенные библейские имена в эпоху Талмуда довольно редки: так, например, не известен ни один законоучитель с именем Моше, Исраэль или Давид; более распространены были имена сыновей Иакова, особенно Иехуда и Шим‘он.

Средние века

В средние века евреи продолжают пользоваться традиционными именами, однако сохраняется тенденция заимствования имен у окружающих народов. Ивритские имена зачастую адаптируются фонетическим строем языка национального большинства. Так, в арабоязычных странах Аврахам превращается в Ибрахима, Давид — в Дауда; в греческой среде Иосеф становится Иосифом, на латинском Западе Моше превращается в Мойзеса и т. п. Часто евреи носят два имени — еврейское и сходное по смыслу нееврейское, например, Эл‘азар-Мансур, Иефет-Хасан, Эльяким-Анастасиос, Иехиэль-Виван, Хаим-Витал. Среди женских имен этого периода доля заимствований значительно больше, чем среди мужских. Переход в иудаизм почти всегда сопровождался символическим изменением имени; обычными именами для новообращенных были Аврахам и Сара.

Отступничество также сопровождалось изменением имени. Крестившиеся евреи обычно принимали имя патрона, крестного отца (особенно у марранов), типично христианские имена (Павел, Мария, Христиан), или имя, подчеркивающее преданность новой вере (например, Пабло де Санта Мария — Шломо ха-Леви /около 1350–1435 гг./, до крещения — раввин общины Бургоса; Херонимо де Санта Фе — Иехошуа ха-Лорки /умер около 1419 г./). Со временем евреи, переходившие для видимости в христианство, стали принимать личные типично испанские имена, но по установившейся в Испании традиции сохраняли фамилию деда или бабки, таким образом завещая последующим поколениям память своих предков-евреев.

Стремление облегчить идентификацию личности усилило в средние века тенденцию, отраженную уже в Мишне (Гит. 4:2), прибавлять к личному имени еще одно. Наиболее распространенным способом оставался традиционный, существовавший еще в библейскую эпоху: к личному имени посредством слова «сын» (на иврите бен, по-арабски ибн, по-французски фис) прибавлялось имя отца. (Особое значение придает Галаха перечислению всех имен и прозваний мужа, жены и их отцов в документах, касающихся брака и развода — Майм. Яд., Хилхот герушин 3:13; Ш. Ар. ЭхЭ. 129:1. У караимов в документе о разводе принято обозначать и профессию мужа.) Все шире распространяется присоединение к личному имени названия места рождения или проживания (например, Са‘адия, ал-Фаюми, Ицхак Алфаси, де-Леон, д’Альво, Замора, Толедано), которое с течением времени стало фамильным именем и сохранялось семьей и в новых местах проживания (например, среди изгнанников из Испании, осевших в Турции, Нидерландах, Эрец-Исраэль и ряде других стран). Другим источником дополнительного имени было ремесло или занятие (врач, сапожник, портной и т. п.).

Новое и новейшее время

Необходимость присваивать евреям фамилии возрастала по мере их вовлечения в экономическую и общественную жизнь стран Европы. На ранних стадиях эмансипации это часто предписывалось властями. Так, Иосиф II указом от 1787 г. обязал евреев Австрийской империи принять немецкие по форме фамилии. Однако, опасаясь быстрого стирания граней между евреями и христианами, он приказал им сохранять личные библейские имена (исключения допускались по разрешению императора). Назначенная властями комиссия устанавливала по собственному усмотрению фамилию (иногда издевательскую, например, Эзельскопф, Шнапсер, Кноблаух, Каналгерух) евреям, которые отказывались выбрать ее сами. Во Франции ношение фамилий было предписано евреям наполеоновским декретом в 1808 г. В Пруссии аналогичный декрет вышел в 1812 г., причем уравнение евреев в правах прямо обусловливалось принятием фамилии в шестимесячный срок. Фамилии обычно образовывались от патронима (Якобсон, Мендельсон), названия местности (Берлинер), профессии (Друкер, Бухбиндер) или прозвища (Грос, Вайс, Альт).

В начале 19 в. Г. Р. Державин предложил в обязательном порядке присвоить фамилии евреям России. Согласно идее Державина, фамилии должны были представлять собой русские прозвища, основывающиеся на какой-либо черте носителя фамилии (например, если еврей трудолюбив — «Промышленный», если скрытен — «Замысловатый»). Присвоение евреям фамилий по предложению Державина (принято в 1804 г.) закончилось в 1880-х гг. Наиболее распространенными моделями образования еврейских фамилий были: патронимические конструкции по образцу аналогичных славянских фамилий (например, Аврахам — Абрамович, Абрамов, Абрамский, Абрашин, Ибрагимов; Я‘аков — Яшин, Якубович, Якубовский, Яковлев; Копл — Копелев; Лейб — Лейбович), реже — матронимические (Ривкин, Рейзин, Гнесин, Малкин, Соркин, Дворкин, Шейнес), патронимические конструкции на идиш (Абрамсон, Хаимсон, Лейбзон); топонимическое происхождение (почти исключительно — от названия местности в черте оседлости, например, Бердичевский, Могилевер, Белостоцкий, Яновский, Гордон /от города Гродно/, а также пришедшие из Германии: Франкфуртер, Ландау, Ландауэр); превратившиеся в фамилии прозвища на идиш, основанные на особенностях внешнего вида, в частности, цвете волос (например, Клейн — `малый`, Геллер — `желтый`, Ройтер — `рыжий`, Шварц — `черный`), или профессии (например, Шнайдер — `портной`, Фурман — `возница`, Фидлер — `скрипач`, Мильнер — `мельник`). Некоторые фамилии представляют собой слова из иврита (например, Сандлер — `сапожник`, Софер — `писец`, Меламед — `учитель`, Шапиро — `благообразный`, Иоффе — `красивый`, Ашкенази — присваивавшаяся в областях турецкого владычества главным образом евреям из Восточной Европы, выкупленным из плена гайдамаков). Аналогично в Польше беженцам из Испании часто присваивалась фамилия Сфард (см. Сефарды). Иногда фамилия является вариацией библейского имени, сохранившей, по меньшей мере, две первые согласные, но с совершенно измененной огласовкой (например, Менахем — Минц, Ман, Манес, Манишевич, Мониц, Муниц). Образовывались также сложные фамильные имена, включающие термины разных родов: «берг», «ман», «штейн», «бург» и т. п. (например, Гольдберг, Гольдман, Гольдштейн, Гинцбург). Чтобы избавить детей от многолетней военной службы (см. Кантонисты), евреи иногда записывали младших сыновей (в России старший сын не подлежал призыву) под другими фамилиями. Массовая эмиграция евреев России на Запад (в первую очередь, в США) сопровождалась приспособлением фамилий к нормам английской фонетики, в частности, отбрасыванием славянских окончаний типа -кий, -цкий, -овский и т. п.

Позднейшие этапы эмансипации сопровождались широким заимствованием евреями принятых в окружающем обществе личных и фамильных имен. Полное отрицание эмансипации в нацистской Германии выразилось, в частности, и в установлении 185 мужских и 91 женских имен, допустимых для немецких евреев (декрет от 17 августа 1938 г.). Евреи, имена которых отсутствовали в этом списке, были до 1 января 1939 г. обязаны принять дополнительное имя: мужчины — Израиль, женщины — Сара; эти новые имена регистрировались и обязательно приводились в официальных документах и деловой переписке.

Усвоение евреями диаспоры нееврейских имен способствовало, вместе с миграциями и идейными причинами, исчезновению ономастического единства даже среди близких родственников. Так, в США, Израиле и других странах с высокой концентрацией еврейских иммигрантов у их потомков почти не встречаются личные и фамильные имена не только их предков, но и сохраненные членами семьи, оставшимися на родине или эмигрировавшими в другие места. Когда в России после революции 1917 г. был отменен закон, запрещающий евреям менять личные имена на нееврейские, многие евреи взяли себе «менее типичные» имена (например, изменяли Берл на Борис, Герш на Григорий, Лейб на Лев; некоторые из этих православных имен со временем стали преобладать именно в еврейской среде). Другие евреи, не хотевшие «выглядеть выкрестами», присваивали себе «более интернациональные» английские, немецкие и французские личные имена. Наряду с личными именами часто меняли и отчества, прибавляемые к именам евреями (главным образом просвещенных кругов) уже в 19 в.; запись отчества в паспорте стала обязательной с 1936 г. для всех народов Советского Союза. Во многих случаях меняли и фамилии (закон от 1850 г. запрещал изменение фамилии даже в случае крещения).

Эрец-Исраэль и Израиль

Тенденции к ономастической ассимиляции в 20 в. противостоит возобновленный интерес к исконно еврейским именам, возникший вместе с сионизмом, возрождением языка иврит и появлением воспитанного на нем нового поколения ишува. В Израиле интерес к ивритским именам выразился в издании (1939) фундаментального «Шемон иври» — ивритского ономастикона, который, однако, ортодоксальные евреи как в Эрец-Исраэль, так и в галуте полностью игнорируют. В наречении имени (мальчикам — при обряде обрезания, девочкам — при вызове отца к чтению Торы, обычно в первую субботу после ее рождения) религиозные семьи следуют давнему обычаю: ашкеназы называют детей именами умерших предков или выдающихся ученых и добродетельных лиц, а сефарды и восточные евреи — именами еще живых близких родственников, большей частью деда или бабки. В умеренно религиозных и нерелигиозных израильских семьях с конца 19 в. даются древнееврейские имена — Итамар, Боаз, Эйтан, Ури, Карми, Авшалом, Тамар и т. п.

В 1940-х гг. получают распространение имена, отражающие надежду на политическую независимость — Херут, Дрор, Реудор, Аммикам, Иггаэль, Геулла и т. п. Одновременно с появлением новых ивритских имен уменьшилась употребительность традиционных имен, таких как Аврахам, Ицхак и т. п. Возрождение интереса к ивритским личным именам повлекло за собой ивритизацию иноязычных фамилий или замену их ивритскими. Среди тех, кто в первые десятилетия 20 в. сменил фамилию на ивритскую, были Э. Бен-Иехуда (Перельман), И. Бен-Цви (Шимшелевич), Д. Бен-Гурион (Грин). Тенденция к принятию ивритских фамилий особенно усилилась с возникновением Государства Израиль. Так, главы ишува и парламентские представители (М. Шерток, З. Рубашов, Г. Меерсон и др.) меняют фамилии (соответственно: Шарет, Шазар, Меир). Их примеру следуют многие рядовые граждане. В последние десятилетия, однако, усиливается тенденция и к сохранению традиционных фамилий как признак гордости своим происхождением или принадлежностью к той или иной общине.

Возрождение и в значительной мере обновление корпуса ивритских имен в Эрец-Исраэль оказывает влияние на еврейские общины Западной Европы и США, в которых, несмотря на господство нееврейских имен, неуклонно растет число личных ивритских имен, популярных в Израиле.

Выбор еврейского имени

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени .

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима…

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге .

Скрытый смысл

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет…

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Женские имена

Есть аналоги и для женских еврейских имен: Эла — Алла, Элиза — Алиса, Хана — Анна, Асия — Ася, Лиора — Валерия, Эмуна — Вера, Ницхона — Виктория, Шалва — Галина (оба имени обозначают покой, тишину), Дорит или Дара — Дарья, Хави — Ева, Меира — Елена или Алёна (имена переводятся как «светлая», «освещающая все вокруг»), Елишева — Елизавета, Хананэла — Жанна, Зива — Зинаида, Хая — Зоя, Исабель — Изабелла, Эйнат или Йона — Инна, Шуламит или Меира — Ирина, Сигаль — Ия, Таль или Керен — Клара.

Интересно, что имена подбираются двум способами: по схожему фонетическому составу или по смыслу. В некоторых случаях используется буквальный перевод с иврита на русский. Например, женское имя Эйнат происходит от слова, означающего источник. В русском языке ему идеально соответствует имя Инна, которое предположительно имеет греческое происхождение и переводится как «поток», «сильная вода».

Еврейское имя Меира переводится как «светлая» или «освещающая». Ему идеально подходит русский вариант Елена. Это имя греческого происхождения и имеет то же значение, что и Меира в иврите. А вот еврейское мужское имя Димон образовано от географического названия и оно просто идеально соответствует русскому имени Дмитрий. В средней школе всех русских Дмитриев мальчишки так и зовут Димонами, даже не догадываясь о том, что это еврейское слово.

В интернете существует масса статей о еврейских фамилиях, об их происхождении. Существует целый Словарь еврейских фамилий Александра Бейдера, с которым я часто не согласна как практик, но для общего развития им вполне можно пользоваться. В конце концов, Бейдер единственный, кто решил заняться этим вопросом и выпустил уже третий том по еврейским фамилиям, внеся в него ряд исправлений, а никакого другого словаря по еврейским фамилиям нет и вряд ли будет.

Я, в свою очередь, как практик, попытаюсь, не особо повторяясь, описать самые распространенные группы фамилий, рассказать о случаях безграмотности в русском и идише, которые приводили к появлению новых фамилий, и ответить на самый главный еврейский вопрос: родственники ли однофамильцы? И да, как практика, меня мало интересует перевод фамилии. Меня гораздо больше интересует место ее происхождения и ареал распространения.

Итак, первое место делят фамилии‑топонимы и фамилии именные. То есть фамилии, которые произошли от названий городов или местностей и от имен прародителей. Например, в Беларуси самым распространенным вариантом происхождения фамилии являются имена, и достаточно часто это женские имена, а не мужские. Как так получилось?

Фамилии там записывали русские переписчики, которые идишем не владели. Соответственно, они должны были общаться только с русскоязычными. И почему‑то именно в Беларуси чаще задавали вопрос: «Ты чей?» или «Он чей?» И, естественно, получали соответствующий ответ: «Хайкин, Гольдин…» и прочие ины или ‑кины. А почему имена использовали именно женские? Потому что с окружающим миром чаще общались женщины, а мужчины учили Тору или находились где‑то на заработках, то есть их никто из соседей не знал. Или, чтобы особо не напрягаться, в фамилию превращали отчество, и получались Абрамовичи, Кальмановичи и прочие ‑ичи.

С фамилиями, которые происходят от топонимов, еще проще. Вторым распространенным был вопрос: «Откуда ты?» И если человек был пришлым, он так и говорил: я ясногородский, или немировский, или еще какой‑нибудь ‑ский. В некоторых местностях вместо ‑ский в конце названия города писали окончание ‑ер. Или вообще ничего не писали, и тогда евреи получались Лондонами, Гамбургами, Лембергами и прочими. (Правда, в этом случае фамилия не имела никакого отношения к месту их проживания.) И да, если вы видите очень странную фамилию, обычно это название населенного пункта, с которым вы просто незнакомы. К этой же группе можно отнести людей, фамилии которых происходят от кличек на разных языках, например Тонконог, Геллер, то есть Рыжий, Двубабный, Косой и прочее. И конечно, клички были на языках тех народов, среди которых проживали эти самые евреи. Следующим номером идут профессии. В ответ на вопрос: «Кто ты?» люди, как правило, называли свой род деятельности. Сапожник, Портной, Шойхет, Меламед, Гольдшмит. На каком языке о профессии спрашивали, на том и отвечали.

Еще один вариант — красивый перевод. Гольдман, Гольд, Гольдвасер, Розенцвейг. Эти фамилии не несут никакой смысловой нагрузки. Они даже не всегда доказывают благосостояние семьи. (Есть версия, что подобные благозвучные фамилии покупали, но часто это неправда.) Впрочем, к этой же группе можно отнести фамилии, которые переводятся некрасиво. Как правило, эти фамилии звучат как сочетание двух немецких слов и с тем же успехом могут принадлежать и немцам.

Далее идет группа фамилий, чье происхождение имеет отношение или к ивриту, или к какой‑либо религиозной составляющей жизни еврейского населения. Любопытно, что достаточно часто использовался в том числе перевод этого самого слова на другой язык. Сюда же относятся фамилии, произошедшие от имен библейских персонажей.

И наконец, фамилии‑аббревиатуры. То есть слова, составленные из начальных букв других слов. Таковы фамилии Кац (аббревиатура от коэн цедек, то есть «праведный коэн»), Каждан (изначально — Кашдан, аббревиатура талмудического выражения коаней шлухей ди‑рахамана нину, то есть «коэны — посланцы Милосердного») и некоторые другие. К этой же группе относятся фамилия Маршак и фамилия Кот. Кстати, если вы видите еврейскую фамилию, напоминающую обычное русское слово, как правило, это все‑таки аббревиатура.

Теперь, когда мы перечислили основные категории фамилий, можем перейти к самому животрепещущему вопросу: являются ли однофамильцы родственниками?

1. Если вы с вашим однофамильцем происходите из одной местности и ваша фамилия не относится к топонимам и профессиям, — вероятно, да.

2. Если ваша фамилия встречается очень редко и вообще непонятно, от какого слова она образовалась (или известно, что она восходит к какому‑то маленькому, уже не существующему населенному пункту), тоже скорее да, чем нет. И как это ни странно, таких фамилий довольно много.

3. Распространенная ситуация — фамилии с разными окончаниями, например Сапожник и Сапожников. Причем происходящие из одного населенного пункта. Родственники они или нет? Суффикс ‑ов, к сожалению, ни о чем однозначно не говорит. Изначально он добавлялся к фамилии как знак принадлежности. Например, муж — Сапожник, жена его — Сапожникова, а сын — снова Сапожник, особенно если его отец уже умер. Но с тем же успехом сын мог оставаться Сапожниковым и нести фамилию именно в таком варианте вперед, в века. Хотя его предок был просто Сапожником, без ‑ов. Но если уж появился суффикс, то именно ‑ов, а не какой‑нибудь другой.

4. Достаточно часто родственники в начале XVIII века, пытаясь отделить одну семью от другой, меняли буквы в написании фамилии, благо расхождение между идишскими вариантами написания и русскими транскрипциями это позволяло. Правда, таким образом они могли легко превратиться в однофамильцев другой семьи. Например, часть семейства Липис, ушедшая в Бердичев, на каком‑то этапе устала бороться с переписчиками и под конец века окончательно превратилась в более привычных для этой местности Липецов, хотя к этой фамилии Липисы никакого отношения не имели. А фамилия Ясногородский, например, дабы отделить две неродственные семьи друг от друга, в одном случае писалась через букву ц — Ясногороцкий.

5. Носители фамилий‑топонимов, как правило, проживали достаточно близко к своим местам исхода. Естественно, я говорю исключительно о периоде получения этих самых фамилий. То есть, если у человека была фамилия Ясногородский, носитель мог получить ее, в 1804 году проживая в Макарове. Или Чудновский мог взять себе эту фамилию, проживая в Янушполе. Как правило, человек не мог жить в городе, от которого образована его фамилия.

Ведь он же ее получил из‑за того, что город этот оставил. Но даже это правило работает не всегда. Потому что человек мог ненадолго отъехать, например в какую‑нибудь сельхозколонию, а потом вернуться. И в итоге мы имеем Янушпольского, который проживает в Янушполе. И при этом он не родственник какого‑то другого Янушпольского, который уезжал подальше, но все равно вернулся на родину.

6. Носители фамилий‑аббревиатур однозначно родственники. Потому что в этом смысл этих фамилий. Их носители являются потомками одного человека. Обычно какого‑нибудь известного раввина. И даже если вам кажется, что Маршаков слишком много для того, чтобы быть родственниками, они ими являются. Есть довольно странная история об еще одном раввине Маршаке, не имеющем отношения к потомкам Кайдановера. Но в ней есть нюанс. Этот раввин жил в середине XIX века, был рожден под абсолютно другой фамилией, и я не думаю, что его потомки стали Маршаками, а не остались с фамилией дедушки.

7. Существует немало фамилий, образованных от разных слов, но звучащих абсолютно одинаково. Из‑за этого возникают всякие странные версии о русском происхождении еврейских фамилий, и наоборот. Самая забавная фамилия такого типа — Кот. Казалось бы, всем понятно, что это животное, но нет, это аббревиатура. У этой же фамилии есть милая версия — Котик. Бывает так, что название населенного пункта образовано от чьего‑то имени, а впоследствии от этого названия образуется фамилия, и ты не знаешь, что было раньше: яйцо или курица. Или вот фамилия Чернин, которая у евреев происходит от женского имени Чарна, а у русских — от слова Черный, причем в оригинале русская версия звучала как Черных, а потом облагородилась.

8. Встречаются у евреев и в самом деле чисто русские фамилии. А у русских встречаются фамилии, образованные от ивритских имен. И в случае с русскими это вполне логично, ведь обычно фамилии — это патронимы, а имена брались из святцев. Я надеюсь, все помнят национальность и имена двенадцати апостолов, архангелов и праотцев. С русскими фамилиями у евреев сложнее, но корень у них тот же. Мальчиков забирали в армию, не успев спросить фамилии отцов, а частенько дети ее просто не знали. В местечках, как и в нынешних селах, фамилии не пользовались особой популярностью, людей называли по отчествам. Так вот в армии эти самые отчества русифицировали для понятности и превращали в фамилии. Гораздо реже в евреи попадали русские иудействующие и молокане, которые ни имен, ни фамилий своих при гиюре не меняли, и в итоге их дети и внуки оставались Матвеевыми во веки веков.

А теперь коротко о главном.

Можно ли быть уверенным в том, что фамилия вашего предка никогда не менялась? Нет, нельзя, особенно если это патроним или название местности. Почему?

В метриках и прочих документах, связанных с жизнедеятельностью евреев, достаточно часто что‑нибудь недописывали. Или наоборот, видя слова с одинаковой смысловой нагрузкой, переписчик мог посчитать, что второе слово лишнее и переписывать его не надо.

Когда ты читаешь нечто, что выглядит как «Ицко Фроймович Белоцерковский, Васильковский м.», ты можешь подумать, что фамилия человека — Фроймович, а остальное — место его регистрации. Я уж не говорю о переносах, странных написаниях букв и извращенных транскрипциях ивритских или немецких слов.

Самая удивительная трансформация, которая была мною обнаружена, случилась с фамилией Ясногородский. Я уже свыклась с тем, что фамилия Иегуди превратилась в Ягоду, привыкла к добавлениям и исчезновениям букв в фамилиях типа Койфман, Гройсман и у прочих ‑манов, привыкла к гласным, которые могут быть любыми в любой фамилии, в которой в принципе есть гласные, привыкла к тому, что буквы б, п, в, ф легко заменяют друг друга по воле переписчика, неплохо владеющего идишем, но практически не владеющего русским, но то, что произошло с фамилией Ясногородский в славном городе Чуднове, превосходило все виденное мною ранее.

В переписи 1818 года фамилия была записана с такой буквой Я, которая практически не отличалась от буквы З, а последние четыре буквы (ский) были перенесены на другую строчку. В итоге к следующей переписи фамилия начала читаться (и писаться) как Зиногород, потому что считать количество палочек в последующих после Я, превратившейся в З, буквах всем было лень, и ‑ский на другой строчке тоже никто не прочитал. И, как водится, некоторые члены семьи, может специально, а может случайно, выбросили одну гласную, вторую поменяли и стали Зиниградами. Это уникальная фамилия, и второй такой фамилии нет. Соответственно, носители фамилий, несущих в себе какую‑то странную специфическую ошибку, всегда являются родственниками, потому что два разных переписчика сделать одинаковую ошибку не могли.

Всегда ли только переписчики были инициаторами ошибок в фамилиях евреев? Отнюдь нет. Евреи регулярно эти ошибки толковали в свою пользу, особенно когда им не хотелось идти в армию, платить штрафы и делать другие неприятные вещи. Но случались и проколы, когда еврею что‑то требовалось получить от государства, например паспорт, или устроить ребенка в школу, а с точки зрения государства такой еврей не существовал — его не было в переписях. Вот тогда, после длительных судебных разбирательств, фамилии, а также имена и отчества стали вноситься в двух версиях, старой и новой. Иногда это видно в метрических записях о рождении детей. Но вот если еврею у государства просить было нечего или изменение в его фамилии было несущественным, понять, на каком этапе фамилия видоизменилась, невозможно. И наконец, не только царские переписчики были неграмотными — советские ничем принципиально не отличались. По этой причине у родных братьев и сестер помимо разных отчеств, а это более чем распространенное явление, бывают и разные фамилии, и людям годами приходится доказывать свое родство. А все почему? Потому что никто не проверяет выданные им на руки документы. До сих пор.

Подводя итоги, хочу заметить: с еврейскими фамилиями, как и с евреями в целом, все непросто, а проверять ареал обитания фамилии нужно не по избирательным спискам 1906–1907 годов, на которые ориентировался Бейдер, а по ревизиям 1805–1816 годов. И евреев поменьше, и сосредоточены они все были строго в местах обретения этих самых фамилий, а не раскиданы по всей Российской империи. Впрочем, ходят слухи, что в третьем томе он так и сделал. 

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх