Отчество валериановна

Всего найдено: 202

Вопрос № 250238

Как надо писать
Глубокоуважаемый …
или просто уважаемый … ??

Ответ справочной службы русского языка

Слово уважаемый употребляется как нейтральная форма вежливости, обычно в сочетании с именем-отчеством адресата, а также со словами «господин» (плюс фамилия адресата), «товарищ» (плюс фамилия адресата), «коллега» (плюс фамилия адресата). Употребляется с наименованиями по должности, званию, социальному положению.

При обращении к адресату необходимо учитывать его сферу деятельности и служебное положение. К народным избранникам, заслуженным деятелям науки и культуры, к высокопоставленным чиновникам обращаются со словами «глубокоуважаемый» и «многоуважаемый». В остальных случаях — «уважаемый»:

Глубокоуважаемый Николай Евгеньевич!

Уважаемый Иван Петрович!

Уважаемый г-н Иванов!

В деловой корреспонденции принято обращаться к адресату по имени и отчеству.

При обращении к массовому адресату:

Уважаемые господа! Господа!

Уважаемые коллеги! (к людям одной профессии)

Многоуважаемые ветераны!

Согласно Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (ст. 158 ч. 2), участники судебного процесса обращаются к судьям со словами Уважаемый суд!

Вопрос № 249923

Каким будет отчество у детей, отца которых зовут Никита?

Ответ справочной службы русского языка

Никитич, Никитична.

Вопрос № 249739

Как правильно написать отчество, образованное от имени Лукаш или Лука?

Ответ справочной службы русского языка

От имени Лука – Лукич, Лукинична.

От имени Лукаш – Лукашевич, Лукашевна.

Вопрос № 249636

Каковы правила образования отчества от восточных имен? Например от имени Курбангали отчество будет КурбангалИевна или КурбангалЕевна?

Ответ справочной службы русского языка

От имени Курбангали образуется отчество Курбангалиевна.

Вопрос № 249164

Как пишется отчество Евгеньевна? Так или Евгениевна?

Ответ справочной службы русского языка

Орфографически верны оба варианта: Евгеньевна и Евгениевна. Но в документах одного человека должен последовательно использоваться только один вариант (либо Евгеньевна, либо Евгениевна).

Вопрос № 248651

Моё отчество Вячеславич, так написали в свидетельстве о рождении, так как отец поляк. Скажите верно ли это?

Ответ справочной службы русского языка

Форма отчества Вячеславич корректна, ошибки нет.

Вопрос № 248574

как склоняется по падежам отчество Олеговна

Ответ справочной службы русского языка

Как обычное имя существительное женского рода первого (по школьной грамматике) склонения (например, жена): Олеговны, Олеговне и т. д.

Вопрос № 247285

Как правильно писать отчество: Геннадиевич или Геннадьевич?

Ответ справочной службы русского языка

Существуют оба варианта отчества.

Вопрос № 247099

Как правильно пишется отчество «Янкелевна», с «ь» или без него?

Ответ справочной службы русского языка

В отчествах, образованных от оканчивающихся на мягкие согласные имен, конечный мягкий знак опускается.

Вопрос № 246512

Как правильно писать отчество — Валерианович или Валерьянович?

Ответ справочной службы русского языка

Если имя отца Валериан, правильно: Валерианович. Если же имя отца Валерьян, правильно: Валерьянович.

Вопрос № 245971

Как правильно писать отчество: Геннадьевна или Геннадиевна. Заранее спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Обе формы отчества существуют. В каждом конкретном случае требуется уточнять написание у обладателя отчества.

Вопрос № 245885

можно ли писать отчество Геннадий с одним»н», ведь Гена — «н» одно, Генадьевич: генадь-корень, ев-суффикс, ич-окончание; откуда второе «н»?

Ответ справочной службы русского языка

Слова Геннадий и Гена не однокоренные, поэтому такая проверка невозможна. В слове Геннадий корень геннадий-, в слове Гена корень ген-.

Вопрос № 244562

Возможно ли «чемпионат области»
Можно ли писать имя и отчество после фамилии
Нужно ли заключать в кавычки слова «золотая», «серебряная» при названии спортивных наград

Ответ справочной службы русского языка

1. Да, возможно.

2. Можно.

3. Кавычки не нужны.

Вопрос № 244531

Здравствуйте!
Разъясните, пожалуйста, что такое «второе имя» в контексте какой-либо анкеты.
Можно ли подразумевать по этим «отчество»? Спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Второе имя — перевод английского термина middle name (часть имени, располагающаяся между первым именем и фамилией). Это не отчество.

Вопрос № 244352

Здравствуйте, подскажите, пожалуйста, отчество от имени Никита. Спасибо

Ответ справочной службы русского языка

Отчество от имени Никита — Никитич.

Валерьян бескорыстный, целеустремленный и духовный человек. Он живет надеждой, верой в собственные силы и любовь ко всему миру. Такой человек разделит с любым и горе, и радость, причем будет настолько искренним, что покажется, будто переживает из-за ситуации намного сильнее другого. Вдумчивый и быстро учится новому, не любит стоять на одном месте. Это достаточно активный мужчина, ему нравится путешествовать.

Этому человеку свойственно хвалить себя за проделанную работу, а вот если задание не выполнено, то Валерьяна еще долго будут преследовать муки совести. По крайней мере, пока он не выполнит то, что пообещал самому себе. В его окружении разные люди: доброжелательные и простодушные, но также и настоящие карьеристы, упрямые, строгие и даже завистливые. Но для каждого из них Валерьян способен стать другом, мужчина видит в людях что-то положительное, трогательное и даже увлекательное для самого себя. Ему нравится изучать историю другого человека, но хочет, чтоб кто-то также заботился и интересовался им.

Валерьян не умеет долго держать обиды, способен первым пойти на примирение или делать видимость, будто ничего не случилось. Верит, что ничего в жизни не происходит просто так, из всего необходимо выносить урок, учиться на собственных ошибках, которые неизбежны.

Это достаточно успешный человек в плане карьеры, но ради достижения целей ему приходится работать над собой. Иногда слишком много, не покладая рук. Но Валерьян знает, чего хочет и понимает, как этого достичь. Порой для него свойственна лесть, но лишь для благого дела. В целом мужчина очень энергичный, сразу берется за дело, никогда не откажется от поручений, даже самых сложных. Но чем больше загружен делами Валерьян, тем более эмоциональным становится. Потому вспышки ярости для него нормальное явление, он даже не анализирует свое поведение, если требуется сконцентрировать внимание на важных вещах.

В отношениях восприимчивый, все время пытается угодить любимому человеку. С другой стороны, понимает, что чрезмерная забота не приведет к чему-то хорошему, потому старается лишь сглаживать острые углы и не допускать ссор. Валерьян достаточно волевой и стабильный человек, если выбирает супругу, то готов прожить с ней всю жизнь.

Темная сторона души Валериана всегда сокрыта от всего мира, и лишь этот человек знает, какие тайны хранит в себе. Многим он кажется застенчивым, другим – отстраненным, задумчивым. На самом деле мужчина привык анализировать любую ситуацию, в которой находится, наблюдать за окружающими и делать собственные выводы. Он не слишком разговорчив, но среди людей близких по душу чувствует себя раскрепощенным и проявляет себя уже с другой стороны. Валериан улыбчивый, в меру игривый, любит хорошие шутки. Старается поднять моральный дух каждого человека.

Валериан не из тех, кто будет наставлять кого-то, указывать на ошибки или смеяться над неудачами. Он доброжелательный и стремится к миру со всеми, если кто и спросит совет, то аккуратно укажет человеку на ошибки, но никогда не станет показывать свое первенство. Многие видят в нем настоящего дипломата, есть те, кто говорит о духовной чистоте, но Валериан знает, что главное – это жить в гармонии с собой, миром, не ставить перед собой недостижимых целей и тогда ничего не сможет омрачить путь.

Что интересно, с возрастом характер Валериана может меняться. В зрелости он становится более напористым, все меньше опасается мнения окружающих и постепенно начинает думать о собственном благополучии. Конечно, никогда не забывает о тех, кто находится рядом, и даже недругам не будет пытаться испортить жизнь. Иногда стоит смотреть на это человека совершенно под другим углом, ведь возможно он не тот, кем кажется.

В работе для него неприемлема интуиция, этот человек опирается только на собственные знания и научные данные. Валериан никогда не примет решение, в котором не будет до конца уверен, ему привычней повременить с действиями. В кругу сотрудников его ценят за компетентность, умение оказать помощь, тактичность и корректность, миролюбие и даже находчивость. Но не стоит ожидать от Валериана большего, чем он может дать, ведь этот человек ценит собственное время и силы и вряд ли будет стараться что-то делать на благо человека, который ничего не знает о благодарности.

Способность жертвовать собой и собственными интересами ярко проявляется в любовной жизни Валериана. Это мужественный, в меру строгий и твердый в решениях человек, ему свойственны порывы страсти, но они всегда остаются подконтрольны ему. Валериан преданный, любит открытость и ясность в отношениях с супругой. Однако в душе всегда будет бояться предательства, и опасаться его на каждом шагу, иногда это становится его навязчивой идеей.

Неоценимый вклад Вадима Валериановича во введение в широкий «оборот» таких выдающихся произведений русского духа, как «Слово о законе и благодати» и «Палея Толковая», воскрешения, по сути, из небытия Бахтина и публикация его работ, разнообразная помощь лучшим нашим поэтам второй половины XX века.

По Кожинову, поэзия и есть жизнь, никакой другой жизни нет и быть не может. И в проживаемых нами годах собственно жизни есть ровно настолько, насколько есть поэзии – понятно, в любой, не только стихотворной форме. Более того, именно несовпадение поэтического образа и «действительности» (здесь, думаю, много идет от Бахтина) двигает и преображает бытие, воспроизводит жизнь.

В книге «Как пишут стихи» Кожинов утверждает эту преображающую суть поэзии-жизни: «Поэт не может не начинать каждый раз заново, исходить каждый раз не из предшествующих стихов, а из самой своей жизни, как будто он переливает ее в теле стиха впервые. А затвердевающие приемы уже выработанного мастерства препятствуют этому. И тогда вместо творческого поведения стихи запечатлевают искусственную позу, вместо живых движений – заученную жестикуляцию».

Как представляется, гений Кожинова всеми его трудами, гигантским внелитераторским общением и работой старающийся вывести принцип прерывистой, но единой русской истории, соединить государственность, православие и бесконечно ценный советский опыт достижения военно-индустриального суверенитета, породил феномен идеологии преображения, которую крайне необходимо нам разрабатывать и дальше.

Творческий подвиг Кожинова задает нам современную цивилизационную основу России на долгие годы (может, на столетие и больше) вперед, что очень напоминает мне феномен теологии освобождения, которая в качестве принципа становящейся Ибероамериканской цивилизации была порождена частью католического клира Латинской Америки во второй половине прошлого века в ситуации необходимости решения проблемы социальной справедливости, зависимости и колониализма.

Русский век

Вадим Валерианович ушел от нас 25 января 2001 года, в самом начале нового столетия и тысячелетия, как бы удовлетворившись тем, что предыдущий век закончился. Говорю это вполне серьезно, поскольку, так случилось, в 2000 году несколько раз спорили с ним о том, когда именно начинается новое тысячелетие, в 2000 или 2001 году. Тогда эти дискуссии, порой очень жаркие, мне представлялись достаточно случайными, дотошностью влюбленного в историю человека, теперь же понимаю, что ему было принципиально важно знать точное время окончания века, чтобы достоверно и лично подвести итоги ушедшего вместе с ним XX века.

Это глубоко символично – одна из решенных им сверхзадач, как я уже упоминал, состояла именно в том, чтобы наш страшный и прекрасный российский XX век, свидетелем которого он, родившись в 1930-м году, являлся, передать нам (во всех своих трудах и в фундаментальном «Россия. Век XX») во всем его трагическом и многомерном величии как бесценный дар, крепкую опору для нашего следующего воскрешения и развития страны.

Не имевший никаких подарков от советской власти, принадлежа во многом к чуждом советизму и хранящим память о дореволюционной России слою людей, объективно и без прикрас освещая советский период, Кожинов никогда и ни в одной своей строке не был антисоветчиком.

Это определяется, в частности, тем, что Вадим Валерианович, увидев российскую историю как прерывистое движение с бедами и победами (эта диалектика разыграна в книге «Победы и беды России»), гибелью и воскрешением страны, нашел поразительное решение для достижения максимальной беспристрастности своего исследования советской истории.

Поскольку любое историческое знание по определению не может быть вне точки зрения, позиции, Кожинов выбрал себе позицию не выигравших и не проигравших в той страшной гражданской войне, а тех, кто, как он доказывал, и не мог выиграть или даже проиграть – «черносотенцев» (здесь необходимо изучать его глубочайшую работу «Черносотенцы и Революция», в которой детально и предельно доказательно произведена реабилитация «черносотенцов» и восстановлены честные имена их деятелей).

В результате такого оригинального мыслительного хода, отражающего его абсолютный слух в восприятии нашей истории, Кожинов со всей отчетливостью выступил против примитивного, но преобладающего, толкования Революции как волюнтаристского и антигосударственного действа горстки большевиков.

По Кожинову, главным разрушительным моментом Революции и фактором распада страны стал не Октябрь, а Февраль 1917 года, когда «прогрессивная общественность» с псевдолиберально западническими идеями с вожделением уничтожила Российскую Империю. Таким образом, действующих сил в 1917 году было не две: «старый порядок» и большевики, а три: проигравшие монархисты и монархия, победившие в Феврале (их Кожинов убийственно точно назвал «детьми Февраля») и практически ни на что не влияющие тогда большевики.

Почему это – сверхважное знание? Потому что оно позволяет совестливым людям правильно определяться. Ты монархист – замечательно, выступай тогда не только против большевиков, но и, прежде всего, против детей Февраля. Но нельзя, не издеваясь над исторической правдой и собственным сознанием, заявлять себя монархистом и выступать на стороне «белых».

Здесь и работает точное знание Кожинова: «Вопрос о Белой армии необходимо уяснить со всей определенностью… Никак нельзя оспорить того факта, что все главные создатели и вожди Белой армии были по самой своей сути «детьми Февраля».

А ведь именно этот «перевод стрелок с Февраля на Октябрь лежит в основе антисоветизма, самого разрушительного на сегодня учения, которым значительная часть элиты беспощадно добивает страну и Российскую Государственность.

Грядущее воскрешение России невозможно без того, чтобы понять и принять наш XX век весь целиком, чтобы осуществить преемственность с советским периодом нашей единой Истории. Переоценить в этом деле значение кожиновского мысли, его работ невозможно.

Спасибо вам, дорогой Вадим Валерианович, за ваш подвижнический труд. Мы еще много раз перечитаем ваши труды, услышим ваше оригинальное Слово и сделаем XXI век русским.

Юрий Крупнов.

Мы не хуже и не лучше Запада. У нас другая анатомия

В 1993 году Вадим Валерьянович Кожинов напечатал в одной из московских газет большое послание Черномырдину – тогда председателю российского правительства, в котором доказывал, что Россия выбрала абсолютно тупиковый путь развития. Никакого ответа тогда, конечно, не последовало.

С тех пор прошло шесть лет. В России сменилось несколько премьеров и несколько составов правительства. Не изменились только путь, по которому идет страна, и убеждение Кожинова в его пагубности для России.

Миросозерцание Вадима Валерьяновича лучше всего определяют портрет Александра Пушкина и икона Сергия Радонежского, висящие в его старой московской квартире, стены которой почти сплошь заняты книгами. Их здесь больше двадцати тысяч.

Кожинов родился в самом центре Москвы, на Большой Молчановке. На той самой улице, на которой когда-то родился Александр Сергеевич Пушкин. Рядом, неподалеку, находилась ныне, к сожалению, уничтоженная Собачья площадка. Там жили Хомяков, Вернадский, Марина Цветаева. «Окружение» обязывало.

За свою жизнь Вадим Валерьянович написал больше двадцати книг. Первая из них увидела свет в уже далеком 1960 году. В нынешнем, 1999, изданы шесть книг Кожинова: сочинение о преподобном Иосифе Волочком, две части большого исследования «Россия. Век XX», охватывающие историю нашей страны с начала столетия до 1964 года, «История Руси и русского слова», «Великое творчество. Великая Победа», «Размышления об искусстве, литературе и истории».

С кем еще говорить о судьбах России в будущем столетии?

Мы беседовали с Вадимом Валерьяновичем в Гурзуфе, куда он приехал на очередные крымские Пушкинские чтения.

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх