Стихи про богатырей

Стихи про богатырей

Обгоняя скорость света,
Разум мчится сквозь века.
В глубине души поэта
За строкой бежит строка.
И ложатся на страницы,
Отряхнув седую пыль,
Чудеса и небылицы,
И загадочная быль.
Как-то, споря с океаном,
Славный русский богатырь
Воду вычерпал стаканом;
И земля раздалась вширь.
А другой силач – тихоня,
Задремав у бережка,
Маясь жаждою, спросонья,
Выпил море в три глотка.
Третий – еле умещался
Посреди высоких гор
И в народе прозывался –
Грозный витязь Святогор.
Он мечом владел и пикой,
Равных не было ему.
И страна была великой,
И в узде держали Тьму.
Русский дух царил повсюду,
Как сначала повелось.
Никакому Чуду-юду
Здесь спокойно не жилось.
Заползут какие гады,
Или птицей налетят –
Святогор не даст пощады –
Только косточки трещат.
Много лет ходил дозором –
Караулил землю-мать.
Русь жила за Святогором –
Не обидеть, не сломать.
Все набеги басурманов
Отражал Батыр-гора.
И в стране великих ханов
Невзлюбили бога Ра.
Этот бог служил защитой
Великану Русь-земли.
В битве честной и открытой
С ним тягаться не могли.
Брали подкупом, обманом,
Злыми чарами, вином,
Шли на приступы тараном,
Выжигали Русь огнем.
Всяко землю-мать пытали,
Извели немало стрел.
Дни и годы пролетали,
Грозный витязь постарел.
Трудно стало Святогору
Воевать на склоне лет,
Отдыхать с почётом в пору,
А ему покоя нет:
То Ростов защиты просит,
То из Киева послы.
Но земля уже не носит,
И доспехи тяжелы.
Не поставить в стремя ногу,
Не взобраться на коня.
Богатырь с молитвой к богу:
«Отпустил бы ты меня.
За моря, за океаны,
За дремучие леса,
За широкие поляны –
В голубые небеса.
По стране твоей далекой
Извелась душа тоской».
И, застыв горой высокой,
Богатырь обрёл покой.
Говорят, что сила божья
С той поры ушла в гранит.
Добрый камень у подножья
Тайну бережно хранит.
Много молодцев вспотело,
Сдвинуть камушек горя.
Но осилить это дело
Не нашлось богатыря.
Кто к нему не подступался
И пупка не надрывал –
Никому он не поддался –
Век без малого стоял.
Русь тогда, меняя бога,
Новых радостей ждала,
И к святой горе дорога
Тёмным лесом заросла.
Истуканы, обереги
Крест с распятьем потеснил,
Но пожары и набеги
Новый бог не отменил.
Вера толком не окрепла,
За бедою шла беда,
И бывало, что из пепла
Вновь вставали города.
Уводили басурманы
Русских девушек в полон,
А князья в чужие станы
Отправлялись на поклон.
Только в Киеве богатом
У днепровских берегов
Чистым серебром и златом
Откупались от врагов.
Век покоя Русь не знала,
Но совсем не поддалась –
За морями воевала,
В споре с ханами сошлась.
С давних пор ей досаждали
Кочевые племена:
И поля вокруг страдали,
И дружины, и казна.
А с проклятьем чародея
На Руси другое зло –
Огнедышащего Змея
Тёмной силой занесло.
У чудовища три пасти,
Три огромных головы.
Хуже не было напасти
По свидетельству молвы.
По болотам леший бродит,
Лес русалками кишит –
Сильных чарами изводит,
Слабых шорохом страшит.
А у города Ростова
Кто-то встретился с ягой:
Говорит – жива, здорова,
Только трудности с ногой,
Да укачивает в ступе,
И кружится голова,
И от старости в тулупе
Прохудились рукава.
Сам я врать-то не умею,
Но в народе был слушок,
Что везла она Кощею
Тяжелёхонький мешок.
В том мешке спала девица –
Белолица и стройна.
А кощеева темница
Без того полным полна.
Любит разные забавы
Полувысохший скелет.
Нет на лютого управы
И на Змея силы нет:
Не одну унес девицу
Он за синие моря.
Постоять за Русь-землицу
Встали два богатыря.
Первым вызвался Алеша –
Сын ростовского попа.
Для него любая ноша
Легче мелкого клопа.
Ни один лихой боярин
Перед ним не устоит.
Под мечом его тугарин
Потерял копьё и щит.
С детства он к тугому луку
Приучаем был отцом
И, любя развеять скуку,
Слыл весёлым молодцом.
На уме мечту лелея
В жёны высватать княжну,
Одолеть поклялся Змея
И собрался на войну.
Снарядил седлом высоким
Богатырского коня.
Сам – под поясом широким
Сыромятного ремня.
Слева меч висит булатный,
За плечами лук тугой…
И хотел бы на попятный,
Да уж в стремя стал ногой.
В теремке девица плачет,
Тужит ночи у огня.
Богатырь по лесу скачет,
Медным стременем звеня.
Лес всё гуще да темнее,
И тропинки не видать.
Где тут думать о злодее –
Самому б не пострадать.
Добрый конь стреляет ухом,
Может, чует где беду?
Витязь слез, собрался с духом,
Конь пошёл на поводу.
Ночь брели, как будто спьяну,
Продираясь напролом.
Утром вышли на поляну.
На поляне – дом не дом –
Кособокая избушка
Без окошек, без крыльца.
У двери сидит старушка,
Неприметная с лица.
В доме: кот, сова, два гуся…
Богатырь хитрить не стал,
Говорит: «Скажи, бабуся, —
Змей давно ли пролетал?
Мне б найти к нему дорожку,
Заблудились мы слегка,
Да поесть какую крошку,
И воды б по два глотка».
Бабка фыркнула сначала,
Встав, туда-сюда прошлась,
Для порядка поворчала,
Но, в конце концов, сдалась:
«За добро ко мне, убогой,
Помогу тебе, милок.
Вы не той пошли дорогой.
Ты возьми себе клубок.
Он тебя на день десятый
Приведёт к большой горе.
Там и Змей – мой враг заклятый –
Прячет головы в норе.
Но едва ли ты сумеешь
Чудо-юдо одолеть,
А, случится – одолеешь –
Самому не уцелеть.
Как не станет силы биться –
Пустишь в небо голубка –
Друг на выручку примчится,
Взмылив конские бока.
Но и вместе против Змея
Вам едва ли устоять –
Три головки у злодея,
Знать, троим и воевать».
Не послушался Алешка,
Хоть и не был дураком.
Замелькала путь – дорожка
Вслед за бабкиным клубком.
На десятый день похода
Подошли они к горе:
Чёрный дым валит из входа,
Змей шевелится в норе.
Черепа вокруг да кости,
Конь на месте не стоит.
«Хороши на завтрак гости, —
Чудо-юдо говорит, —
Сорок дней не ел мясного,
Даже брюхо подвело.
И ежа бы съел живого,
Если б так не повезло».
«Помолчал бы, жив покуда, —
Богатырь ему в ответ, —
У тебя, у Чуда-юда,
И зубов-то толком нет.
Будто крот, забился в нору –
Выходи на честный бой! «
Затрясло большую гору,
Из норы раздался вой.
Вылез аспид трёхголовый –
За спиною два крыла.
Богатырь – за лук дубовый,
Только стрелочка мала –
Не достать ей сердце Змея –
Застревает в чешуе.
Защищаясь от злодея,
Вспомнил витязь о копье:
Разогнав коня, наскочит,
Целя в голову врага,
Да ноздрю едва щекочет.
Не врала, видать, яга.
И копьём не дотянуться,
И стрелою не достать.
Не на жизнь, а насмерть бьются.
Начал Змей одолевать.
Не поднимется, устала,
Богатырская рука.
Он, как бабка наказала,
Кинул в небо голубка.
Голубок стрелой пустился
За подмогой в Киев-град,
А Попович всё рубился,
Но и сам уже не рад:
Не побить ему злодея,
Не потешиться с княжной.
И зачем пошел на Змея,
На проклятого войной?
В Киев-городе княгиня
Принимала голубка.
Славный молодец Добрыня
Взмылил конские бока.
Прямоезжую дорогу
Одолел в четыре дня
И примчался на подмогу,
Не загнав едва коня.
О его победах слава
На Руси давно гремит.
Налетел, ударил справа,
Под огонь подставил щит.
Оттеснил к пещере Змея,
Тут Алеша подскочил –
Навалился на злодея,
От земли набравшись сил.
То мечом удар наносит,
То копьём с размаху бьёт.
Но пощады враг не просит,
Тоже спуску не даёт.
Десять дней земля горела
Под ногами у коней.
Сталь булатная звенела,
И не видно – кто сильней.
И друзья устали биться,
И у Змея мощь сдала.
Порешили сговориться –
Не чинить друг другу зла.
Змей на время крылья сложит,
(Обещал – на целый год),
И его не потревожит
Ни дружина, ни народ.
Порешив, погоревали,
Что напрасно подрались.
Отдохнув, коней седлали,
Попрощавшись, разошлись.
Возле города Ростова,
Возвратившихся с войны,
Попадья – жена попова –
Приглашала на блины.
Чарку с квасом подносила
В полтора больших ведра,
Чтобы мать-земля носила
И сегодня, как вчера.
Гости чарку поднимали,
Угощались всем подряд
Да коней опять седлали,
Отправляясь в Киев-град:
Рассказать о договоре,
Заключённом на войне;
Хоть князья и жили в ссоре –
Всяк мечтал о тишине.
Князь ростовский, расставаясь,
Дочь Алеше обещал,
А к Добрыне обращаясь,
На помолвку приглашал.
С тем они и ускакали,
Поднимая пыль столбом.
Вскоре башни замелькали
В чистом небе голубом.
За высокою стеною,
Меж садами – терема,
Мост высокий над водою,
У ворот – народу тьма.
Добрых молодцев встречали,
Провожали ко дворцу.
Князь, забыв свои печали,
Дал обоим по кольцу.
Подносил хмельные чарки
Под зернистую икру
Да раздаривал подарки.
Был и я на том пиру.
Но ни чем не отличился,
В этот раз не повезло –
Пиво пил, да не напился –
Мимо рта, видать, текло.

Богатыри

Алёша Попович.
http://www.stihi.ru/2013/04/01/4994
Леонид Грушко.
Алёша Попович, сын русской земли,
Искал богатырскую славу.
Дороги Ростова в град Киев вели
По вешним полям и дубравам.
Тугарин тот край разоряет, злой змей,
Осилить Поповича хочет.
Алёша взмахнул булавой посильней,
Огрел его в лоб что есть мочи!
Посыпались искры у змея из глаз:
Удар был достаточно точен.
Его богатырь подхватил в тот же час
И крепко к седлу приторочил.
Встречает их с радостью Киевский князь,
За стол приглашает гостей он,
Пастись богатырь отпускает коня,
И сам подкрепиться намерен.
Но яства: гусь жареный, сбитень, и сиг,
И крепкие вина тем паче –
Бессовестный змей проглотил в тот же миг
И новую битву назначил.
Не хочет Попович победу отдать:
Он храбро сражаться умеет,
Но хитро сказал: «За спиной твоей рать!»
И саблей ударил по шее.
***
27.03.13 г.
Добрыня Никитич.
http://www.stihi.ru/2013/04/15/3173
Леонид Грушко.
Добрыня – русский богатырь,
Никитич – отчество его,
Он быстро рос и вверх, и вширь
И побороть мог всех легко.
Но говорила часто мать:
— Я лишь добра тебе хочу,
Ты, мой сыночек, должен знать,
Внимай, чему тебя учу, —
Сорочинскую гору ты
Впредь стороною обходи
За две, не то за три версты:
Там ждёт опасность впереди.
И не ходи к Пучай-реке,
Змеёнышей не потопчи,
Пускай резвятся на песке,
И ты погрейся на печи.
Добрыня матушке не внял,
Купался в реченьке Пучай
И принуждал топтать коня
Змеёнышей-то сгоряча.
Ударил тотчас жуткий гром,
Исчез последний солнца луч,
И появляется притом
Злой Змей Горыныч из-за туч.
Добрыня взял большой колпак
Да бросил Змею прямо в глаз,
(В таких делах он был мастак),
И победил змеюку враз!
И попросил пощады Змей:
— Не буду я летать на Русь,
И ты змеёнышей не смей
Топтать на круче поутру.
А сам нарушил уговор:
Пришлась Забава по нутру.
Унёс племянницу Змей-вор
В свою глубокую нору.
Печален князь был целый день,
Негодовал и Киев-град,
И люд окрестных деревень
Желал племянницу – назад.
Воссел Добрыня на коня –
Забаву должен он вернуть.
Её Горыныч охранял
Внимательно, не как-нибудь.
Не растерялся богатырь
И первым тотчас же напал,
А Змей шипел на все лады,
Но был убит им наповал.
Творить не будет больше зло:
Людей неволить взаперти.
Досталось Змею поделом,
От кары он не смог уйти.
***
14.04.13 г.
Колпак – головной убор странника по святым местам, превращён в метательное оружие.
Илья Муромец.
http://www.stihi.ru/2013/04/03/7636
Леонид Грушко.
А Илья-то Муромец
Был лихой казак,
Настоящий он боец
И большой добряк.
Богатырь всея Руси,
Как гора кулак,
Званье с гордостью носил
Он не просто так.
Рядом, у Чернигова,
Враг стоял стеной,
И вопил неистово,
И грозил бедой.
Силу ту великую
Потоптал конём,
Страшную и дикую
Поколол копьём!
Скачет Муромец один
В стольный Киев-град.
Соловей в гнезде сидит,
Он Илье не рад!
Соловья-разбойника
С дуба сбил стрелой.
Понимают школьники:
Муромец – герой!
***
3.04.13 г.
Леонид Грушко 03.05.2013 23:25 • Заявить о нарушении

Записи созданы 1581

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх