Стихи про Германию

* * *

Берусь за перо с опаской:

а ждёт ли меня успех?

Германия – это сказка,

любимейшая из всех.

Пьянят, как бокал глинтвейна,

как взоры прекрасных дам,

и синие воды Рейна,

и замки по берегам.

Согрет под баварским солнцем,

не знающий про мороз,

там терпкой струею льётся

дар виноградных лоз.

А лик городов так чуден,

дома так сказочны тут,

что кажется, в них не люди –

волшебные гномы живут.

Твоих крепостей и башен,

твоих черепичных крыш

не кажутся даже краше

ни Рим, ни Мадрид, ни Париж.

Сладка, как любовная ласка,

влюбиться в тебя не грех –

Германия – это сказка,

любимейшая из всех.

Нет, дух немецкий мне не близок,

я не могу никак понять,

как можно столько есть сосисок

и пива столько выпивать.

Скорее бюргер, чем романтик,

он выпить и поесть мастак,

и, выйдя на народный праздник,

гуляю и смотрю я, как

в кругу друзей или подружек

и в окруженье древних стен

пьёт пиво из гигантских кружек,

сосиски жрёт абориген,

под небом Шиллера и Гетте.

Где голос ваш, Бетховен, Бах?

Я с лирой странствую на свете

и с авторучкою в руках.

И верю – может, не без толка.

За мной выходит на тропу,

крадется тень Степного Волка, 1

презрев жующую толпу.

Понятно, почему таится

и ими недоволен он:

Ремарк и Гессе – единицы,

а лавочников – миллион.

Они считают каждый пфенинг,

любовь – любовью, деньги – врозь.

Когда касается до денег,

то всю романтику отбрось.

Меняя лиру на погоны,

спеша и свой кусок урвать,

маршировали миллионы

за фюрера голосовать.

И всё, чем нация гордится,

дух лавочника сокрушил.

Столетьям надо потрудиться,

чтоб свастику стереть с души.

Живёт в домах средневековых

дух Гофмана и братьев Грим.

В домах старинных – но не в новых

жильцах – он с ними несравним.

На марши их похожи танцы,

и взгляд надменный у виска,

и на любого иностранца

как прежде, смотрят свысока.

Германия старинных башен,

поверь, я так тебя люблю!

И пусть твой лик бывал и страшен,

но верю я в судьбу твою.

Её спасают единицы

и замки старые хранят.

Я верю: сказка возродиться,

ты жив, Щелкунчик, милый брат.

  1. Шиллер, Гётте, Ремарк, Гессе – немецкие писатели. Степной Волк герой одноименной книги Гессе.

  1. ПОСВЯЩЕНИЕ НЮРНБЕРГУ

«О, дивный, дивный Нюрнберг мой,

Кто не знаком ещё с тобой,

Пусть побывал он даже в Вене, Париже и Петервардене,

Душою будет он томиться,

К тебе, о Нюрнберг мой, стремиться –

Чудесный городок, где в ряд

Красивые дома стоят…»

Гофман «Щелкунчик и мышиный король»

Я жила тогда в городе старом,

среди башен его и мостов,

и казалось, судьба недаром

мне дала там приют и кров.

Я жила там, как будто в сказке,

в чужеземной, но не чужой

стороне, мне дарившей краски,

полюбив её всей душой.

Может, надо попасть за границу,

чтоб понять это только здесь:

в мудрых сказках не только принцы,

людоеды в них тоже есть.

Там в короткий срок слишком много

приключилось невзгод со мной,

мне подушкой была тревога,

и отчаяние, и боль.

Как вести выживанья битвы,

не склоняя упрямо лба,

и ходить по лезвию бритвы

там учила меня судьба.

Там, под крышею черепичной,

жизнь водила пером моим,

книги Гофмана фантастичней

и чудеснее братьев Гримм.

Я жила там, в близком соседстве

над рекою склонившихся ив,

как заветную сказку в детстве,

навсегда его полюбив.

Я, как будто ещё с пелёнок,

на картинках любимых книг

увидала его, ребёнок,

и теперь наяву он возник.

Вечерами из кирхи соседней

доносился негромкий звон.

Воздух города был милосердней

человека, и слаще, чем сон.

Что ещё, вопреки невзгоде

я живая – спасибо ему,

он по жизни меня проводит,

как по мостику своему.

От судьбы не дождавшись ласки,

от ударов не скрыв лица,

мы, как дети: в жизни, как в сказке

всё счастливого ждём конца.

А пока – в душе своей палочку

отыщи, за неё и держись.

Что придумал неведомый сказочник,

где-то пишущий нашу жизнь?

  1. Booking.com

Я люблю города на рассвете:

как притихшие, спящие дети

дышат чисто, легко и светло.

И пока что дневные заботы

не тревожат их сладкой дремоты,

вот и утро, глядишь, расцвело.

Я видала Париж на рассвете,

Рим и Лондон, Бомбей – но поверьте,

есть похожее в утренний час.

Час, когда и Венеция дожей,

и Севилия грандов – похожи,

и как будто похожи на нас.

Вот проснутся – и станет заметно,

что у каждого взгляд свой заветный,

разным голосом заговорят.

Ты, душа моя, Нюрнберг любимый,

ты, пришедший из сказки старинной,

мой негаданно найденный брат.

Разлучить нас судьба попыталась,

только рана на сердце осталась,

и пройдёт даже множество лет, –

о тебе, о любимом, скучая,

вспоминать тебя буду, встречая

в каждом городе каждый рассвет.

Я не все ещё вас повидала,

но душа кочевать не устала,

и всё рвется опять и опять

увидать города на рассвете,

самый главный как будто не встретив,

свой ненайденный город искать.

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх