Стихотворение о огне

Огонь свечи, огонь костра,
Огонь могучего пожара.
Огни — они все мастера
Ниспосланного людям дара.
Двух мастеров прислал Господь,
И Мир наш стал таким уютным.
А третий — явно чёрта плоть,
Беду лишь мастер нёс беспутный.
Свеча дарила людям свет,
Костёр стал очагом в их доме.
И Ада страшного ответ —
Пожар рычал, как зверь в загоне.

Кто скажет: что же есть огонь?
Он наказание иль благо?
Что означали дым и вонь
В пылу горящего Рейхстага?
И все же людям без огня
Жить стало бы на редкость трудно…
Не стоит нам, огонь виня,
Жизнь делать тёмной беспробудно.
Шампанское и свет свечи,
Свет маяка, что нужен в море,
Дрова, горящие в печи —
Всё это счастье, а не горе…

*****

Огонь и пламя — суть живой души!
Сгорая, мы теплом ласкаем время.
Огнём духовным беды сокрушив
И каждодневных дел по жизни бремя.
Не зря же говорят: «Он весь сгорел!»
(В трудах, науке, спорте иль в искусстве…)
Он просто сделал то, что смог, успел,
Отдавшись воле Божьей в светлом чувстве…

Горит лишь тот, кого легко зажечь,
Кто жизнь свою не мыслит без исканий.
Дрова сырые не нагреют печь,
Открытий не найти без света знаний.
Горит душа, как яркая звезда,
Которая не может знать покоя…
Она сгорит, исчезнет навсегда,
Но яркий след оставит за собою.

Мы, люди, от рождения горим,
Теплом своим лаская наших милых.
Мы делом и словами говорим
Всё то, что даст им радости и силы.
На поле брани в пламени, огне,
Сгорая, мы собою гасим пламя…
И Бог за это платит нам вдвойне,
Оставив в памяти потомкам нас, как знамя.
Горите, люди, но сгорайте не зазря!
Не обжигайте болью сожаленья.
Для близких свет ваш будет, как заря,
С которой вы не канете в забвенье!

Подобудчик Валерий

*****

Я — огонь! Я — друг ребят.
Но когда со мной шалят,
Становлюсь тогда врагом
И сжигаю все кругом!

*****

Пока огонь во мне горит,
Огонь пленительного счастья,
Звезда со мною говорит,
Приняв в судьбе моей участье.

Пока слова текут рекой,
Страницы текстом заполняя,
Я не ищу в тиши покой,
И жизнь моя прекрасней рая.

Я вечно в поисках идей,
Ищу мучительно сюжеты.
Люблю я внуков и детей.
Друзьям я шлю свои приветы.

*****

Как я люблю рождение огня,
Моих костров скитальческий исток,
Когда дрожит в ладонях у меня
Нетерпеливый жаркий лепесток.

Валентин Берестов

*****

Я не знаю, что живо, что нет,
Я не ведаю грани ни в чем…
Жив играющий молнией гром —
Живы гроздья планет…

И красивую яркость огня
Я скорее живой назову,
Чем седую, больную траву,
Чем тебя и меня…

Он всегда устремляется ввысь,
Обращается в радостный дым,
И столетья над ним пронеслись,
Золотым и всегда молодым…

Огневые лобзают уста…
Хоть он жжет, но он всеми любим,
Он лучистый венок для Христа,
И не может он быть не живым…

Николай Гумилев

*****

Он таким бывает разным —
Голубым и рыже-красным,
Ярко-жёлтым и, ещё же,
Олимпийским быть он может.

Тот огонь, что с нами дружен,
Очень всем, конечно, нужен,
Но опасен, если бродит
Сам собою на свободе!

Очень скоро подрастёте
И в огромный мир войдёте.
Кто-то станет сталеваром,
Кто-то станет кашеваром,
И в пожарные — на смену
Вы придёте непременно!..

И ещё профессий море,
Где, с огнём дружа и споря,
Вам придётся жить, друзья,
Ведь без этого нельзя!

А сейчас, шаля, от скуки,
Не берите спички в руки,
Зажигалки, свечи тоже,
Ведь беда случиться может!

*****

Скажи, на что похож огонь?
Играет он, куда-то рвётся
И в руки людям не даётся.
Огонь — как непослушный конь.

Скажи, на что похож огонь?
Огонь порой похож на птицу.
Взлетает вверх, в полёт стремится —
Но пёрышки его не тронь.

А с чем еще сравнить огонь?
Как крылья бабочки трепещет
И яркой красотою блещет —
Но не лови его в ладонь!

Скажи, на что похож огонь?
Огонь порой похож на монстра.
Остановить его непросто.
Все съесть готов и рвется в бой.

Огонь порою как змея —
Ползет, и вьется, и лукавит,
И только пальцем тронь — ужалит:
«Не знал ты, что кусаюсь я?»

Огонь порою как кинжал —
Прорежет дырку в чем угодно.
Чем жарче он — тем жжет свободней:
Дырявит даже и металл.

А с чем еще сравнить огонь?
Он как осенний лист у клёна,
Который был вчера зеленым,
А нынче — красно-золотой.

Огонь — хозяюшка порой
И жаром хлеб в печи румянит.
В костре картошка вкусной станет,
Хотя была совсем сырой.

Огонь порою как дитя —
В заботливых руках пылает,
А без заботы угасает:
Без топлива ему нельзя.

Огонь — надежда в холода.
Как верный друг спешит на помощь:
Костёр зажжешь иль печь затопишь —
И не замерзнешь никогда.

Огонь поможет нам в ночи.
Вот факел — с ним светло и ночью.
Огня боятся стаи волчьи.
Наш друг ночной — огонь свечи.

Огонь рисует сказки нам,
Когда в костёр подольше смотришь.
Ты пламени язык освоишь
И сказочником станешь сам.

С огнём ты должен быть умён.
Узнай его, огня, законы.
Он должен стать твоим знакомым —
Учись быть вежливым с огнём.

Ранджелович Светлана

*****

Огонь, ты слышишь, начал угасать.
А тени по углам — зашевелились.
Уже нельзя в них пальцем указать,
прикрикнуть, чтоб они остановились.

Да, воинство сие не слышит слов.
Построилось в каре, сомкнулось в цепи.
Бесшумно наступает из углов,
и я внезапно оказался в центре.

Всё выше снизу взрывы темноты.
Подобны восклицательному знаку.
Все гуще тьма слетает с высоты,
до подбородка, комкает бумагу.

Теперь исчезли стрелки на часах.
Не только их не видно, но не слышно.
И здесь остался только блик в глазах,
застывших неподвижно. Неподвижно.

Огонь угас. Ты слышишь: он угас.
Горючий дым над потолком витает.
Но этот блик — не покидает глаз.
Вернее, темноты не покидает.

Иосиф Бродский

*****

На страшной высоте блуждающий огонь!
Но разве так звезда мерцает?
Прозрачная звезда, блуждающий огонь, —
Твой брат, Петрополь, умирает!

На страшной высоте земные сны горят,
Зеленая звезда летает.
О, если ты звезда, — воды и неба брат, —
Твой брат, Петрополь, умирает!

Чудовищный корабль на страшной высоте
Несется, крылья расправляет…
Зеленая звезда, — в прекрасной нищете
Твой брат, Петрополь, умирает.

Прозрачная весна над черною Невой
Сломалась, воск бессмертья тает…
О, если ты звезда, — Петрополь, город твой,
Твой брат, Петрополь, умирает!

Осип Мандельштам

*****

Он ярок, светел и горяч.
Но ты его лишь только тронь —
Спалит, сожжёт! Хоть вой, хоть плачь —
Не знает жалости огонь.

Испепелит тебя шутя.
Горя, натешится тобой,
И в головешки превратя
Своей убийственной игрой

Все чувства нежные твои,
Наивность, веру, чистоту,
Спалит иллюзию любви,
Твою надежду и мечту…

Не осветив и не согрев,
Опустошив тебя, дотла
Сожжёт на дьявольском костре.
Тебе ни света, ни тепла

Не даст бушующий огонь…
Не тронь его, прошу, не тронь!

Забавина Арина

*****

Неистов и упрям,
гори, огонь, гори.
На смену декабрям
приходят январи.

Нам все дано сполна —
и горести, и смех,
одна на всех луна,
весна одна на всех.

Прожить лета б дотла,
а там пускай ведут
за все твои дела
на самый страшный суд.

Пусть оправданья нет
и даже век спустя
семь бед — один ответ,
один ответ — пустяк.

Неистов и упрям,
гори, огонь, гори.
На смену декабрям
приходят январи.

Булат Окуджава

*****

С открытым огнем обращаться опасно!
Не жги ты ни свечки, ни спички напрасно.
А если зажег — никуда не роняй:
Прожорливо пламя горячее, знай!

Но если случилось свечу уронить,
Бросайся огонь без заминки тушить:
Материей плотной, тяжелой накрой,
А после залей поскорее водой!

Дым и огонь не к добру, так и знай,
Взрослых на помощь скорей призывай,
И в «01» поскорее звони:
Срочно пожарных! Помогут они!

И под кроватью не прячься — учти,
Что от огня просто так не уйти.
Не оставайся в квартире с огнем,
А выбирайся доступным путем:
Мокрым платком нос и рот завяжи,
К двери входной через дым поспеши!

*****

Люблю костер, летящий в поднебесье,
Широкий росплеск солнечного дня
И пламень слов, и огненную песню,
И сердце друга, полное огня.
У нас в народе издавна сложился
Хороший человеческий закон:
Любить — так пылко, горячо сдружиться,
А уж трудиться — только с огоньком.

Наш вечный поиск, вечный путь бескраен,
В тайге, в пурге зовут нас огоньки,
А если нет их — сами зажигаем,
И сами держим путь на маяки.
Пусть и меня огонь весь век тревожит,
И на последнем жизненном шагу
Моя рука костер, как песню, сложит,
А огонек я сердцем подожгу.

*****

А ты видел когда-нибудь слёзы огня?
Не спеши, умоляю, поправить меня…
Посмотри! И душой чудо пламени тронь…
Не смола это вовсе… Так плачет огонь…

Факелочек

*****

Искры моего костра
Жаром в небеса уносит.
Исчезает быстро темнота
От пламени узоров,
Завораживает язычков игра.

Взгляд не оторвать,
Будто под гипнозом,
Не слепит глаза
Яркость многих всполохов…
В огне есть красота!

Может даже колдовство
В пламени костра присутствует.
Стихии многое дано,
Сердцами завладеет, душами
Пленительный огонь.

Не зря синонимом страстей
Спокон веков огонь считают,
И мудрость в этом есть —
Горит, но всё же угасает.
Чем жарче, тем быстрей.

Бобылёва Галина

*****

Пламя — извечный источник тепла
Возле костра согреваешь ладони
Держишь в руках блик любви и добра
Каждой частицей своей его ловишь.
Тело истомой наполнит тепло
И разольется щемящим желаньем
Лед разогреет, растопит оно
Кровь забурлит и взорвется признаньем.
Нежно трепещет свечи мотылек
Топится воском, причудливы формы
Бликом на стенах, фантазий полет
Вдруг отзовется в просторах Вселенной.
Печи бока, неизменный очаг
Тихо, уютно, жилище согрето,
Хлеб ароматный, хрустящий пирог,
В зимнюю стужу у печки, как летом.
Вечный огонь на могилах солдат
Тех, что война унесла не спросивши
Вечный огонь, скорби нашей собрат
Молча стоим, низко лики склонивши.
Рвется наружу ракеты огонь
Ввысь унося к межпланетным просторам,
Силой небес, красоты неземной
Пламя несет к испытаниям новым.
Теплый манящий камин у стены
Вечное пламя, игра воображенья
Змейки ползут, языками красны
Лижут играя в камине поленья.

Схватит, закружит и в даль уведет
Сердца порывы, стремленья
Огня бесконечный, горящий полет
Сожжет и печаль и сомненья.
Танго, лезгинка и чардаш взрывной
Гопак и молдавская хора
Танцует свой танец огонь озорной
На наших безбрежных просторах.

Щерблюк Людмила

*****

Я играла с огнём, не боялась огня.
Мне казалось, огонь не обидит меня.
Он и вправду не жёг мне протянутых рук.
Он горячий был друг, он неверный был друг!

Я играла с огнём вот в такую игру:
То ли он не умрёт, то ли я не умру.
Я глядела в огонь не жалеючи глаз.
Он горел и горел, но однажды погас.

Я играла с огнём до поры, до поры,
Не предвидя особых последствий игры.
Только отблеск огня на лице у меня.
Только след от огня на душе у меня…

Долина Вероника

*****

В камине буйствует огонь,
Он исполняет танец страсти,
Сжигая всё, во что влюблён
В бездонной, ненасытной пасти.

Зовёт: «Приди, любви отдайся,
Никто не встанет между нами.
Ведь ты же хочешь, ну сознайся!
Судьбу мы выбираем сами.»

Она спешит с любимым слиться,
Уже не вырваться из плена…
И в танце пламенном кружИтся
Огнём объятое полено.

Березка

*****

Взвился рыжий, ближе! Ближе!
И в осенний бурелом
Из груди России выжег
Даже память о былом.

Он нашёл у двоеверки,
Глубоко погребено,
В бурдюке глухого сердца
Италийское вино.

На костре такой огромной,
Оглушающей мечты
Весело пылают брёвна
Векового Калиты.

Нет, не толп суровый ропот,
А вакхический огонь
Лижет новых протопопов
Просмолённую ладонь.

Страшен хор задорных девок:
Не видать в ночи лица,
Только зреют грозди гнева
Под овчиною отца.

Разъярённая Россия!
Дых — угрюмый листобой,
В небе косы огневые,
Расплетённые судьбой.

Но из глаз больших и серых,
Из засушливых полей
Высекает древний Эрос
Лиры слёзный водолей.

Эренбург Илья

*****

Мы давно не сидели с тобой тет-а-тет,
Жгучий алый цветок, что зовется огнем.
Так давай же сбежим, чтобы встретить рассвет,
Ты и я. Посидим, потрещим обо всем.

Буду жадно глядеться в тебя до утра,
Слушать шорохи ночи, журчанье воды,
Позволяя себя до рассвета украсть,
Я открою тебе свою душу, а ты

Будешь слизывать крошки поленьев с руки,
Ярко-рыжим котенком резвиться у ног…
Эти годы мы были с тобой далеки,
Был, по — своему, каждый из нас одинок.

В это время мне так не хватало тепла,
Не хватало закатов и пения птиц.
В эту ночь все запреты сгорают дотла.
Я ее назову ночью павших границ.

А когда засияет полоска зари,
И затмится твой свет наступающим днем,
Ярко-алый цветок засияет внутри…
Я пойму, наконец, свою общность с огнем.

Сказки Лиловой Луны

*****

Когда сжигаем за собой мосты
И отношения рушим,
Тогда бываем в гневе мы страшны!..
Тогда ломаем всё и крУшим…

Горят глаза и в сердце — жар…
Такой пожар у нас с тобою!
А где костёр? А где очаг?
Ведь топчем мы его с тобою!..

Огонь священен и красив…
Ведь пламя очищает!
Зачем же наш очаг коптит?..
Уж лучше б мы любовь сжигали!

Уселись вместе, разожгли костёр,
И бросили туда все годы…
Сожгли бы жизнь свою, любовь…
Сгорели б в нём мои невзгоды…

Обиды, слёзы и мечты
Горели б синим пламенем…
Тогда бы с лёгким сердце ты
Ушёл! Пропал бы, вдруг растаял бы…

А я на пепелище лет
Сидела и молчала бы…
А было б легче мне иль нет?
Ответа нет!.. Не знаю я…

Иринаморе

*****

Мир, говорят сгорит в огне
Иль станет льдом.
Вкус страсти я познал вполне —
Пожалуй, мир сгорит в огне,
Но если дважды гибель ждет,
То, ненависть познав сполна,
Я знаю, как смертелен лед —
Боюсь, зима
Нас всех убьет.

Роберт Фрост

*****

Я прошел сквозь жар огня,
Вслед пылала мне земля,
Ветры пели гимны крови
Был распят я средь толпы,
Сброшен в лоно пустоты,
Проклят был богами ночи
Я отринул свет и тьму,
Лишь огню теперь служу,
Не блаженству и не боли
Средь миров мой дом стоит,
В нем очаг всегда горит,
Манит многих против воли
Пламя играет, льется свет,
Прошлое тает, но надежды нет!
Пламя играет, но надежды нет!
Горн раскален, гудит в печи огонь
лихих сердец,
Ты никто, здесь я всему венец!
Сквозь дым пройдешь и сам, войдя
в огонь, поймешь,
Что есть свет и тьма!
Я — хозяин всех путей
Между днем и тьмой ночей,
Прокуратор пантеона
В ночь идете вы ко мне
По одной большой тропе,
Что под сводом небосклона
Вы должны пройти огонь,
Либо сгинуть, либо вновь
Возродиться у истока
Я — хозяин всех путей,
Душ кузнец и лицедей,
Брат огня и грома!

Ратов Мечеслав

*****

В окне горел огонь неочень ярко
На фоне спящих и ночующих домов,
И было всем ни холодно, ни жарко,
Стал болен кто-то там или здоров.

Быть может, кто-то в эту ночь впервые
Во тьме учуял счастие своё,
Его позывы робкие такие,
Что смыслы жить тебе и мне даёт.

Иль кто-то под тем лучиком неровным
Услышал человека первый крик.
Вознаграждён родством новейшим кровным
Увидел дорогой невинный лик.

А может быть, наоборот — намедни,
Точнее в эту городскую ночь.
Огонь сей стал кому-нибудь последним
Оставив без кормильца мать и дочь.

И под огнём рыдали без устану
О том, кто дорог был им так, но всё ж,
Простите, я описывать не стану
Того, кого теперь уж не спасёшь.

Но было наплевать всем нам на это:
Горит себе огонь и пусть горит.
А без вопроса нету и ответа —
Никто впустую ведь не говорит.

Юрий Согрин. Стихи о пожарах и пожарных

С Х В А Т К АРевёт пылающая нефть,

Земля дымится под ногами.

Здесь где-то рядом ходит смерть,

А жизни ход как будто замер.

Температура высока –

Уже горят термокостюмы.

Пусть схватка будет нелегка,

Но для того и на посту мы.

Мы соберём в один кулак

Все силы, всё своё уменье.

Нам отступать нельзя никак –

Мы переходим в наступленье.

Одно мы скажем наперёд:

Огня известны нам повадки.

Хоть он прохода не даёт –

Мы победим и в этой схватке!

2005 г.

С Н Ы

Я часто во сне пожары тушу,

Ползу со стволом по подвалу,

Попавшим в беду на помощь спешу,

Живых вывожу из завалов.

Снимаю с балкона малых детей,

Когда полыхает квартира.

И в пекло веду на разведку друзей –

Я снова за командира.

Почувствовав кожей силу огня,

Свою выполняю работу…

Утром жена разбудит меня –

А я мокрый весь от пота.

2005 г.

Ч Е Л О В Е К У

Кто-то бросил окурок в сухую траву,

Кто-то просто оставил горящим костёр,

Прошлогоднюю кто-то сжигает траву,

Не подумав, пуская огонь на простор.

И пылают гектары! Погибает зверьё.

Лес, стоявший веками, пожирает огонь.

Человек! Посмотри на бездумье своё.

Наклонись, кучку пепла возьми на ладонь.

Здесь теперь не увидишь былой красоты,

Не услышишь задорную трель соловья.

Человек! Это сжёг, погубил это ты.

И чернеет в прогарах планета твоя.

Ты живёшь в образованный, атомный век.

В городах небоскрёбы стоят до небес.

Почему же ты варваром стал, человек,

Разучившись беречь от огня дивный лес?

Человек! Неужели так трудно понять

То, что лес – это жизнь для людей и зверей?

Это воздух, которым ты будешь дышать…

Будь умней! И огонь потуши поскорей.

2005 г.

11 СЕНТЯБРЯ

(Благодарственное письмо Музея пожарной охраны г. Нью-Йорка)

В тот день никто даже не думал,

Что вдруг какой-то идиот,

На все устои гордо плюнув,

В людей направит самолёт…

В американских небоскрёбах

Всё шло обычным чередом:

Многоэтажные утробы

Кипели праведным трудом.

Сновали клерки, секретарши

По коридорам взад-вперёд.

Кто помоложе, кто постарше –

Сплошь безобиднейший народ.

И было в этих небоскрёбах

Людей не сотня и не две,

А столько, что считать не пробуй,

Всех не уместишь в голове.

Но в то же время, где-то рядом

Лишились нелюди ума:

Их самолёты, как снаряды,

Уже направлены в дома.

Весь мир увидел на экранах

То, как гражданский самолёт

Многоэтажку протаранив

Свой адский завершил полёт.

А после, словно в кинодубле,

Всё повторилось, пронеслось:

И в страшном самолётном гуле

Соседний дом пронзён насквозь.

Огонь и дым, мольбы и стоны –

Смешалось всё в сплошной кошмар.

Дрожат два дома многотонных

Приняв ужаснейший удар.

А люди мечутся тревожно

У окон верхних этажей.

И к ним спешат, как только можно,

Спешат пожарные уже.

Но вдруг дома в дыму и пыли

Осели. И пришёл конец.

Людей развалины накрыли,

И прекратился стук сердец.

Все в ужасе остановились –

Дошло не сразу до ума,

Что вмиг в могилу превратились

Многоэтажные дома.

Потом был вой: машин пожарных,

Что пробивались в пыльной мгле,

И вой людей, что миг кошмарный

Увидели по всей земле.

Лишь только тот, кто самолёты

На беззащитных отправлял,

Смеялся дико, до икоты,

И к небу руки простирал.

Но тем, кто убивает в спину,

Через неделю, через год,

За кровь, за смерть людей безвинных

Придёт возмездие. Придёт!

2005 г.

А Ш А Е В

Я пришёл к нему домой

И спросил с порога:

— Как здоровье, дорогой?

Постарел немного?

Он ответил: «Хорошо.

Только задыхаюсь.

Но до сотни лет ишшо

Жить я собираюсь».

А ведь был он боевой

Старшина-пожарный.

Рисковал он головой,

Лез в пожар угарный.

Сколько вынес из огня

Он людей – нет счёта.

Только скажет: «Для меня

Лезть в огонь – работа».

А теперь, обняв жену

И одев медали,

Говорит: «Их за войну

И пожары дали».

Он и ныне, без погон,

Гордость всем внушает.

Если спросят: «Кто же он?».

Я скажу: «Ашаев!».

2006 г.

В РАЗВЕДКЕ

(Памяти Саши Шлыка)

Мы с Сашкой пошли в разведку:

Горели кладовки в подвале.

Повсюду клубился дым едкий –

И в метре увидишь едва ли.

Мы в двери подвала пролезли,

Пошли как кроты, не иначе.

Фонарь сразу стал бесполезным –

Мы действовали незряче.

А дым становился всё гуще,

Но не было температуры.

Я понял: горят где-то кучи

Тряпья или макулатуры.

Мы шли с Сашкой долго вдоль стенки,

Не зная, где мы находились.

И вдруг задрожали коленки –

Я понял, что мы заблудились.

А Сашка плечо мне сжимает.

— Где мы? – мне бубнит из-под маски.

А я что ответить не знаю,

Не время рассказывать сказки.

Манометр проверил я – сколько

Осталось у нас кислорода.

— Ты, Сашка, не бойся только,

Мы выберемся на свободу.

— Мы выйдем! – кричу ему бойко, —

Чего же тут может быть проще?

И вновь по подвальным застройкам

Пошли мы вперёд наощупь.

Тянулись минуты, как годы,

А мы по подвалу бродили.

К такой долгожданной свободе

Мы выхода не находили.

Куда ни пойдём – всюду стенки,

Мы словно слепые котята.

Дрожать перестали коленки,

И страх вдруг ушёл куда-то.

На смену ему пришла злоба

На то, что огня не нашли мы,

На то, что беспомощны оба,

На то, что в тупик зашли мы.

Но вдруг кто-то крикнул глухо:

— Идите сюда, по звуку!

Казалось, над самым ухом…

Я сжал Сашке крепко руку.

Мы были со смертью рядом.

Домой, возвратившись из ада,

Устало в курилке сядем,

И нам ничего не надо.

2006 г.

Ж Е Н Ь К А

(памяти Евгения Долгова)

Его нашли лежащим у забора,

Уткнувшимся лицом в весенний снег.

Никто в тот миг не вспоминал о «скорой».

Зачем она? Ведь умер человек.

Снесут на кладбище. Быть может, скажут речи.

Да и забудут через пару лет…

Мы часто говорим, что время лечит.

Всё так. Но человека рядом нет.

И не с кем больше мне пойти в разведку

В горящие подвал или этаж.

Вне службы мы встречались с Женькой редко.

Его друзья – на алкаше алкаш.

А он был просто работящий парень,

Трудяга, на каких стоит земля.

А он работал на любом пожаре

С начала и до точки, до нуля.

Ни разу в грязь лицом он не ударил,

Работал и в пургу и под дождём.

Медалью «За отвагу на пожаре»

В числе немногих был он награждён.

И вдруг конец. Сгорел он моментально.

Не на пожаре, не в огне сгорел –

Сгорел, как это ни звучит банально,

От пьянки. Оказавшись не у дел.

Его я помню крепким и здоровым,

Борьбу ведущим с яростным огнём.

Пусть нет его. Но всё же добрым словом

Я очень часто говорю о нём.

2006 г.

Б У Д У Щ Е Е

Скоро буду я дедушкой древним,

Только что уж о том говорить?

Соберусь я, уеду в деревню,

Буду рыбу на речке ловить.

Ребятишкам рассказывать стану,

Как я годы все эти прожил.

И пожарную вспомню охрану,

И о том, как пожары тушил.

Может, где-то чуток приукрашу,

А без этого, что за рассказ?

Только славить профессию нашу

Я готов каждый день, каждый час.

Ведь пожарный – он в мирное время

Своей жизнью рискует порой…

Расскажу про бесстрашное племя,

Где любой — настоящий герой.

Расскажу об огромных пожарах,

Что пылают от малой искры,

Где вода вмиг становится паром

Под воздействием адской жары.

Расскажу, как сгорают деревни,

Расскажу, как горят города,

Расскажу о профессии древней,

Что боролась с пожаром всегда.

Расскажу и уверен, что слушать

Рот раскрыв будет вся ребятня.

Я в рассказы вложу свою душу,

Что теперь ещё ждать от меня.

Раз уж стану я дедушкой древним,

Раз уеду в деревню я жить,

Раз уж буду я в этой деревне

С ребятнёй на рыбалку ходить.

2006 г.

П О Ж А Р

Пожар – он везде одинаков,

В Америке или в России.

Пожары не тушат во фраках,

Не ищут, где пламя красивей.

Пожар – это прежде работа,

Тяжёлая, с риском для жизни.

А гибнуть совсем не охота,

Хотя бы и ради отчизны.

Пожар – это слёзы и горе,

И им не найти утешения.

С огнём необузданным спорят

Бригады пожаротушения.

Пожар! И летят опрометью

Машины, сиренами взвизгнув.

Пожар – это гонки со смертью,

Где призом спасённые жизни.

2006 г.

ЧУДО ОГНЯ

Его восхищала стихия огня,

Могучая сила природы.

И в жизни его не бывало и дня,

Чтоб он не писал огню оды.

Писал он картины. Мазок за мазком

Ложились на холст вдохновенно.

Везде на картинах кровавым цветком

Огонь бушевал неизменно.

Он песни писал. Все подряд об огне.

Казалось ему – неплохие.

И он воспевал на гитарной струне

Могущество жгучей стихии.

Но кто-то сказал: «Это всё баловство,

Что буйство огня воспевает.

В картинах, и песнях, и одах его

Немного огня не хватает…»

Он оды, картины и песни собрал,

Погладил их нежно руками:

— Что ж, вот вам немного огня, — он сказал,

Всё бросив в костёр, прямо в пламя.

И долго под небом огонь клокотал,

Как будто с картины сошедший.

И песни чудесные вдруг услыхал

Всяк греться к костру подошедший…

2006 г.

СПАСИ МЕНЯ

(текст песни)

Припев:

— Спаси меня! – я слышу крик

И днём, и тёмной ночью.

— Спаси меня! – услышав крик,

Спешу скорей помочь я.

— Спаси меня! Спаси меня! –

Пожарных так зовут.

Спасать людей нелёгкий труд,

Но очень нужный труд.

Когда пылает чей-то дом

Или завод пылает,

Я выхожу на бой с огнём

И людям помогаю.

Я пламя жаркое тушу,

День на дворе иль полночь,

На помощь я всегда спешу,

Когда зовут на помощь.

Припев.

Пусть пламя плещется пока,

К себе не подпуская,

Смогу его наверняка

Я потушить. Я знаю!

Я руку помощи всегда

Готов подать любому,

Чтоб не грозила вновь беда

Заводу или дому.

Припев.

2006 г.

НА ПРОГУЛКЕ

Шёл я на прогулке.

Отдыхал душой…

Вижу, в переулке

Дом горит большой.

Очень-очень быстро

Загорелся дом…

Полетели искры

В небе голубом.

Пламя вверх метнулось

Напугав стрижей,

Гарью затянулась

Пара этажей.

Из фрамуг оконных –

Дым густой и чад.

Дети на балконах

В панике кричат.

У подъезда люди,

Как всегда гурьбой,

Судят-пересудят

Громко меж собой:

Кто вновник горю?

Спрос держать с кого?

Вплоть до драки спорят,

Толку – ничего!

Вызвали пожарных –

Они тут как тут,

На огонь угарный

Уже воду льют.

С лестницы высокой –

Струями в окно,

Где в проёмах окон

Зарево видно.

Долго продолжался

Для пожарных бой,

Каждый в нём сражался

Жертвуя собой.

От огня на лицах

Вздулись пузыри.

Не бросали биться,

Как богатыри.

И огонь коварный

Сдался, отступил.

С племенем пожарных

Нет бороться сил.

Ну, а кто ж виновник?

Знаем что о нём?

Витька – пацанёнок,

Что играл с огнём…

На прогулке шёл я,

Отдыхал душой.

Нет огня большого,

Это – хорошо!

Август 2007

ПОДПОЛКОВНИК

Что же ты, подполковник,

Изменился так сильно?

Отслужив, сняв погоны,

Что ж ты бросил Россию?

Неужели же время

Говорить о покое?

И стаканчик портвейна

Пить дрожащей рукою?

Неужели забыл ты

Как из дымных развалин

С головою пробитой

Мы тебя доставали?

Что же ты, подполковник,

У пивной пропадаешь,

Пока сильный и стройный,

О бутылке страдаешь?

Это ложь, что спиртное

Придаёт тебе силы!

Правда в том, что героя

Не забудет Россия!

30 октября 2007 г.

Х Х Х

Пожары бушевали на Руси.

И погибали в страшных муках люди.

О помощи у Бога не проси –

В борьбе с пожаром помощи не будет.

Здесь ты надейся только на себя,

На помощь сына, брата и соседа.

Помогут – завтра будет у тебя,

А нет – в огне исчезнет всё без следа…

Апрель 2008 г.

ПОЖАРНАЯ СЛУЖБА РОССИИ

(текст для песни)

И снова тревога в пожарном депо

Прессует минуты в мгновенья.

И снова по спинам струится не пот,

А нервное возбужденье.

ПРИПЕВ:

И мчатся машины, визжат тормоза,

Сирена прохожих пугает.

Уйдите с дороги, не прячьте глаза –

В огне человек погибает.

Скорей пропустите! Нам медлить нельзя,

Быть может, ваш сын погибает.

Пожарная служба: и слёзы и боль,

Порой и удача с везеньем…

На синих рубашках разводами соль

Заслуживает уважения.

ПРИПЕВ:

Бушуют пожары и ночью и днём,

Беснуется снова стихия.

Спешат на тяжёлую битву с огнём

Пожарные парни лихие.

Спешит на тяжёлую битву с огнём

Пожарная служба России.

Июнь 2008 г.

БЫЛ

(баллада)

Он упал с крыши тонкой

Когда полз за ребёнком,

Погибавшим в пожаре,

Жизнь терявшим в дыму.

Оказалась верёвка

Ненадёжной страховкой.

И упал он со звуком,

Слышным только ему.

Падал он вдоль балконов

Без истерик и стонов,

Тихо падал на землю

Крепко сжав кулаки.

Он знакомым ребятам

Говорил сам когда-то

То, что неосторожно

Гибнут лишь дураки.

Был он мастером спорта,

Сильным был и упёртым.

Верил в дружбу мужскую,

Верил в Бога и власть.

Был пожарным он классным,

И отцом был прекрасным,

Только жизни тропинка

Резко оборвалась.

Молодой и красивый,

Не растративший силы,

Он теперь у подъезда

Бездыханный лежит.

Дома мама седая,

И жена молодая,

И сынок годовалый

За котёнком кружит.

Кто-то смелый и быстрый

Через пламя и искры

Заберётся к балкону

И ребёнка спасёт…

И какой-то начальник,

Долг, исполнив печальный,

Весть о смерти геройской

Для родных принесёт.

Был пожарным он классным

И ушёл не напрасно.

Но о нём, как о прошлом,

Говорят – «был» и «жил».

Подрастёт сын сиротка

И отцовской походкой

Он придёт в часть на службу.

В часть, где батя служил.

Стихи
про Огонь. Стихотворения на тему Огонь.

Огонь: стихи русских поэтов на эту тему.
Огонь (Константин Дмитриевич Бальмонт)
Не устану тебя восхвалять,
О внезапный, о страшный, о вкрадчивый,
На тебе расплавляют металлы,
Близ тебя создают и куют.
«Будем как солнце»
1
Огнепоклонником я прежде был когда-то,
Огнепоклонником останусь я всегда.
Мое индийское мышление богато
Разнообразием рассвета и заката,
Я между смертными — падучая звезда.
Средь человеческих бесцветных привидений,
Меж этих будничных безжизненных теней,
Я вспышка яркая, блаженство исступлений,
Игрою красочной светло венчанный гений,
Я праздник радости, расцвета и огней.
Как обольстительна в провалах тьмы комета!
Она пугает мысль и радует мечту.
На всем моем пути есть светлая примета,
Мой взор — блестящий круг, за мною — вихри света,
Из тьмы и пламени узоры я плету.
При разрешенности стихийного мечтанья,
В начальном хаосе, еще не знавшем дня,
Не гномом роющим я был средь мирозданья
И не ундиною морского трепетанья,
А саламандрою творящего Огня.
Под Гималаями, чьи выси — в блесках рая,
Я понял яркость дум, среди долинной мглы;
Горела в темноте моя душа живая,
И людям я светил, костры им зажигая,
И Агни светлому слагал свои хвалы.
С тех пор, как миг один, прошли тысячелетья,
Смешались языки, содвинулись моря,
Но все еще на свет не в силах не глядеть я,
И знаю явственно, пройдут еще столетья,
Я буду все светить, сжигая и горя.
О да, мне нравится, что бело так и ало
Горенье вечное земных и горних стран.
Молиться пламени сознанье не устало,
И для блестящего мне служат ритуала
Уста горячие, и солнце, и вулкан.
Как убедительна лучей растущих чара,
Когда нам солнце вновь бросает жаркий взгляд,
Неисчерпаемость блистательного дара!
И в красном зареве победного пожара
Как убедителен, в оправе тьмы, закат!
И в страшных кратерах — молитвенные взрывы:
Качаясь в пропастях, рождаются на дне
Колосья пламени, чудовищно-красивы,
И вдруг взметаются пылающие нивы,
Устав скрывать свой блеск в могучей глубине.
Бегут колосья ввысь из творческого горна,
И шелестенья их слагаются в напев,
И стебли жгучие сплетаются узорно,
И с свистом падают пурпуровые зерна,
Для сна отдельности в той слитности созрев.
Не то же ль творчество, не то же ли горенье,
Не те же ль ужасы, не та же красота
Кидают любящих в безумные сплетенья,
И заставляют их кричать от наслажденья,
И замыкают им безмолвием уста.
В порыве бешенства в себя принявши вечность,
В блаженстве сладостном истомной слепоты,
Они вдруг чувствуют, как дышит бесконечность,
И в их сокрытостях, сквозь ласковую млечность,
Молниеносные рождаются цветы.
Огнепоклонником судьба мне быть велела,
Мечте молитвенной ни в чем преграды нет.
Единым пламенем горят душа и тело,
Глядим в бездонность мы в узорностях предела,
На вечный праздник снов зовет безбрежный свет.
2
Огонь в своем рожденьи мал,
Бесформен, скуден, хром,
Но ты взгляни, когда он, ал,
Красивым исполином встал,
Когда он стал Огнем!
Огонь обманчив, словно дух: —
Тот может встать как тень,
Но вдруг заполнит взор и слух,
И ночь изменит в день.
Вот, был в углу он, на полу,
Кривился, дымно-сер,
Но вдруг блестящей сделал мглу,
Удвоил свой размер.
Размер меняя, опьянил
Все числа, в сон их слив,
И в блеске смеха, полон сил,
Внезапно стал красив.
Ты слышишь? слышишь? Он поет,
Он славит Красоту,
Вот — вот, до Неба достает,
И вьется налету!
3
Я закрываю глаза, и в мечтании
Вижу повсюду сияющий Свет,
Вижу Огонь я во всем Мироздании,
В травках, в росинках, в спиралях планет.
Вижу я Землю — сестрой меж планетами,
Землю опять ощущаю Землей,
Горы, долины, сады с их расцветами,
Ценные камни с подземною мглой.
Медное небо, отяжелелое,
Грозно нависло над знойной пустыней,
В нем Электричество белое,
С роскошью желтых изломанных линий,
Желтых, и красных, лазурно-зеленых,
В безднах эфирностей синих,
Тучи как горы, там замки на склонах,
Кони из пламени в вышних пустынях.
Снова я в Индии. Да, но не в той,
Где побывал соглядатай ничтожный,-
В Индии древней, в отчизне святой,
Данной для всех, опьяненных мечтой,
В цельной, навек непреложной.
И меж светлоликих, меж дважды рожденных,
Открывши на миг в Запредельное дверь,
При свете огней, благовонно-зажженных,
Я слушаю Бурю теперь.
4
Рудра, красный вепрь Небес,
Ниспосылатель алых жгутов,
Отец стремительных Марутов,
В вихре огненных завес,
Гений Бури,
Враг Лазури,
Пробежал и вдруг исчез.
Где он почву Неба роет?
Образ пламенных чудес,
Вон, он там рычит и воет,
Между облачных зыбей
Тучи молнией своей
Беспокоит.
Рудра шлет блестящесть вод,
Льет их током плодородным,
Но, порвавши небосвод,
Вдруг пожар в домах зажжет,
Быть он добрым устает,
Хочет быть свободным.
Рудра-Сива, Смерть-Любовь,
Губит Жизнь, и любит вновь,
Равнодушен к звукам стона,
Вепря красного клыки
Ранят тело, рвут в куски,
Но в траве у склона,
Где убит был Адонис,
Лепестки цветов зажглись,
Дышит анемона.
Рудра-Сива, Смерть-Любовь,
Смерть-Бессмертье, Пламя-Кровь,
Радуга над Морем,
Змеи молний, ток дождей,
Вечность зыбкая страстей,
Здесь мы Грому вторим!
5
Огонь приходит с высоты,
Из темных туч, достигших грани
Своей растущей темноты,
И порождающей черты
Молниеносных содроганий.
Огонь приходит с высоты,
И, если он в земле таится,
Он лавой вырваться стремится,
Из подземельной тесноты,
Когда ж с высот лучом струится,
Он в хоровод зовет цветы.
Вон лотос, любимец стихии тройной,
На свет и на воздух, над зыбкой волной,
Поднялся, покинувши ил,
Он Рай обещает нам с вечной Весной,
И с блеском победных Светил.
Вот пышная роза, Персидский цветок.
Душистая греза Ирана,
Пред розой исполнен влюбленных я строк,
Волнует уста лепестков ветерок,
И сердце от радости пьяно.
Вон чампак, цветущий в столетие раз,
Но грезу лелеющий — век,
Он тоже оттуда примета для нас,
Куда убегают, в волненьи светясь,
Все воды нам ведомых рек.
Но что это? Дрогнув, меняются чары,
Как будто бы смех Соблазнителя-Мары,
Сорвавшись к долинам с вершин,
Мне шепчет, что жадны, как звери, растенья,
И сдавленность воплей я слышу сквозь пенье,
И если мечте драгоценны каменья,
Кровавы гвоздики и страшен рубин.
Мне страшен угар ароматов и блесков расцвета,
Все смешалось во мне,
Я горю как в Огне,
Душное Лето,
Цветочный кошмар овладел распаленной мечтой,
Синие пляшут огни, пляшет Огонь золотой,
Страшною стала мне даже трава,
Вижу, как в мареве, стебли немые,
Пляшут и мысли кругом и слова.
Мысли — мои? Или, может, чужие?
Закатное Небо. Костры отдаленные.
Гвоздики, и маки, в своих сновиденьях бессонные.
Волчцы под Луной, привиденья они,
Обманные бродят огни
Пустырями унылыми.
Георгины тупые, с цветами застылыми,
Точно их создала не Природа живая,
А измыслил в безжизненный миг человек.
Одуванчиков стая седая.
Миллионы раздавленных красных цветов,
Клокотанье кроваво-окрашенных рек.
Гнет Пустыни над выжженой ширью песков.
Кактусы, цепкие, хищные, сочные,
Странно-яркие, тяжкие, жаркие,
Не по-цветочному прочные,
Что-то паучье есть в кактусе злом,
Мысль он пугает, хоть манит он взгляд,
Этот ликующий цвет,
Смотришь-растенье, а может быть — нет,
Алою кровью напившийся гад?
И много, и много отвратностей разных,
Красивых цветов, и цветов безобразных,
Нахлынули, тянутся, в мыслях — прибой,
Рожденный самою Судьбой.
Болиголов, наркоз, с противным духом, —
Воронковидный венчик белены,
Затерто-желтый, с сетью синих жилок, —
С оттенком буро-красным заразиха,
С покатой шлемовидною губой, —
Подобный пауку, офрис, с губою
Широкой, желто-бурою, и красной, —
Колючее создание, татарник,
Как бы в броне крылоподобных листьев,
Зубчатых, паутинисто-шерстистых, —
Дурман вонючий, — мертвенный морозник,
Цветы отравы, хищности и тьмы, —
Мыльнянка, с корневищем ядовитым,
Взлюбившая края дорог, опушки
Лесные и речные берега,
Места, что в самой сущности предельны,
Цветок любимый бабочек ночных, —
Вороний глаз, с приманкою из ягод
Отливно-цветных, синевато-черных, —
Пятнадцатилучистый сложный зонтик
Из ядовитых беленьких цветков,
Зовущихся — так памятно — цикутой, —
И липкие исчадия Земли,
Ужасные растенья-полузвери, —
В ленивых водах, медленно-текущих,
В затонах, где стоячая вода,
Вся полная сосудцев, пузырчатка,
Капкан для водной мелочи животной,
Пред жертвой открывает тонкий клапан,
Замкнет его в тюремном пузырьке,
И уморит, и лакомится гнилью, —
Росянка ждет, как вор, своей добычи.
Орудием уродливых железок
И красных волосков, так липко-клейких,
Улавливает мух, их убивает,
Удавливает медленным сжиманьем —
О, краб-цветок! — и сок из них сосет,
Болотная причудливость, растенье,
Которое цветком не хочет быть,
И хоть имеет гроздь расцветов белых,
На гада больше хочет походить.
Еще, еще, косматые, седые,
Мохнатые, жестокие виденья,
Измышленные дьявольской мечтой,
Чтоб сердце в достовернейшем, в последнем
Убежище, среди цветов и листьев,
Убить.
Кошмар! уходи, я рожден, чтоб ласкать и любить!
Для чар беспредельных раскрыта душа,
И все, что живет, расцветая, спеша,
Приветствую, каждому — хочется быть,
Кем хочешь, тем будешь, будь вольным, собой,
Ты черный? будь черным мой цвет — голубой,
Мой цвет будет белым на вышних горах,
В вертепах я весел, я страшен впотьмах,
Все, все я приемлю, чтоб сделаться Всем,
Я слеп был — я вижу, я глух был и нем,
Но как говорю я — вы знаете, люди,
А что я услышал, застывши в безжалостном Чуде,
Скажу, но не все, не теперь,
Нет слов, нет размеров, ни знаков,
Чтоб таинство блесков и мраков
Явить в полноте, только миг — и закроется дверь,
Песчинок блестящих я несколько брошу,
Желанен мне лик Человека, и боги, растенье, и птица, и зверь,
Но светлую ношу,
Что в сердце храню,
Я должен пока сохранять, я поклялся, я клялся Огню.
6
Буря промчалась,
Кончен кошмар.
Солнце есть вечный пожар,
В сердце горячая радость осталась.
Ждите. Я жду.
Если хотите,
Темными будьте, живите в бреду,
Только не лгите,
Сам я в вертепы вас всех поведу.
Если хотите,
Мысли сплетайте в лучистые нити,
Светлая ткань хороша, хороша,
Только не лгите,
К Солнцу идите, коль Солнца воистину хочет душа.
Все совершится,
Круг неизбежен,
Люди, я нежен,
Сладко забыться.
Пытки я ведал. О, ждите. Я жду.
Речь от Огня я и Духа веду!
7
Лучи и кровь, цветы и краски,
И искры в пляске вкруг костров —
Слова одной и той же сказки
Рассветов, полдней, вечеров.
Я с вами был, я с вами буду,
О, многоликости Огня,
Я ум зажег, отдался Чуду,
Возможно счастье для меня.
В темнице кузниц неустанных,
Где горн, и молот, жар и чад,
Слова напевов звездотканных
Неумолкаемо звучат.
С Огнем неразлучимы дымы,
Но горицветный блеск углей
Поет, что светлы Серафимы
Над тесной здешностью моей.
Есть Духи Пламени в Незримом,
Как здесь цветы есть из Огня,
И пусть я сам развеюсь дымом,
Но пусть Огонь войдет в меня.
Гореть хотя одно мгновенье,
Светить хоть краткий час звездой —
В том радость верного забвенья,
В том праздник ярко-молодой.
И если в Небе Солнце властно,
И светлы звездные пути,
Все ж искра малая прекрасна,
И может алый цвет цвести.
Гори, вулкан, и лейся, лава,
Сияйте, звезды, в вышине,
Но пусть и здесь — да будет слава
Тому, кто сжег себя в Огне!
Огонь (Николай Степанович Гумилев)
Я не знаю, что живо, что нет,
Я не ведаю грани ни в чем…
Жив играющий молнией гром —
Живы гроздья планет…
И красивую яркость огня
Я скорее живой назову,
Чем седую, больную траву,
Чем тебя и меня…
Он всегда устремляется ввысь,
Обращается в радостный дым,
И столетья над ним пронеслись,
Золотым и всегда молодым…
Огневые лобзают уста…
Хоть он жжет, но он всеми любим,
Он лучистый венок для Христа,
И не может он быть не живым…
Вы читали онлайн стихи русских поэтов: тексты произведений.
Классика русской поэзии: из большой коллекции коротких и красивых стихов известных поэтов России.
………………….
Стихи поэтов

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх