Свекровь не любит внука

28 июня Министерство здравоохранения Узбекистана сообщило, что 52-летний врач Яккасарайского районного медицинского объединения Ташкента, у которого был выявлен коронавирус, скончался от инфаркта миокарда. В Минздраве «Газете.uz» не сообщили точную дату смерти.

Дочь скончавшегося врача Алишера Уралова — Шахноза Хасанова обратилась к журналистке Азизе Курбановой, чтобы рассказать о принудительной отправке отца в карантинный комплекс «Уртасарай» в Ташкентской области, неудовлетворительных условиях работы там и о том, как Яккасарайское районное медобъединение, где работал отец, не приняло его на лечение.

Алишер Уралов. Фото: Facebook.

Журналистка опубликовала историю в своем Telegram-канале «Микрофон кўтарган аёл». «Газета.uz» с помощью Азизы Курбановой связалась с Шахнозой Хасановой, которая окончила третий курс магистратуры в Ташкентском педиатрическом медицинском институте и работает в международной организации.

«Принудительно отправили в карантинную зону»

52-летний Алишер Уралов работал врачом-нейрофизиологом в Яккасарайском районном медобъединении — Центральной многопрофильной больнице (РМО-ЦМП). По словам его дочери, 13 июня начальница отдела кадров сообщила врачу, что он должен отправиться в карантинный центр, иначе его уволят.

«Он дважды отказывался, потому что болеет гипертонией, сахарным диабетом. 14 июня его с работы принудительно отправили в «Уртасарай». Здоровье не выдержало — 18−19−20 июня температура поднималась до 39 градусов. Дежурные врачи штаба из «Уртасарая» позвонили в Яккасарайское медобъединение, где он работал. Но там отказали, сказав, что не будут принимать его на госпитализацию из-за отсутствия мест. 21 июня он поехал на «скорой» в Яккасарай, где пытался дозвониться до главврача, но ему отказали во второй раз. Ему пришлось искать врачей в инфекционной больнице в Назарбеке (Зангиатинский район — ред.)», — рассказала дочь умершего.

Врачи Зангиатинской районной инфекционной больницы, принявшие Алишера Уралова, ожидали результатов второго анализа на коронавирус. Шахноза Хасанова утверждает, что тест был положительным, но врачи не оказали нужную медицинскую помощь.

«В Назарбеке мой бедный отец ходил по комнатам и искал врачей. Никакого консилиума не было, никакого пульмонолога не было. Я каждый день разговаривала с ним. Он спрашивал, есть ли у меня знакомый пульмонолог, поскольку никто не помогал. Потом его состояние ухудшилось, он говорил с одышкой. После наших постоянных обращений его перевели на аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Как вы знаете, аппарат дает нагрузку на сердце. Они приняли неверное решение», — сказала она.

Минздрав сообщил о смерти врача 28 июня. Но, по словам дочери, Алишер Уралов был госпитализирован в НИИ эпидемиологии микробиологии и инфекционных заболеваний в Ташкенте 26 июня, где скончался в тот же день.

«26 июня состояние моего отца резко ухудшилось. Его перевели в инфекционную больницу на Литературном. Его интубировали на протяжении часа. После этого он умер. Если бы вы видели его легкие, они превратились в пучок, а легочные альвеолы наполнились жидкостью», — отметила дочь врача.

Свидетельство о смерти Алишера Уралова. Основной причиной смерти указан COVID-19, дата смерти — 26 июня. Нажмите для увеличения.

Шахноза Хасанова решила добиваться правды после того, как Министерство здравоохранения сообщило, что Алишер Уралов умер от инфаркта миокарда. При этом в свидетельстве о смерти указано, что основной причиной смерти является COVID-19. В качестве заболеваний, приведших к смерти, указаны двусторонняя пневмония и отек легких.

«Я связалась с руководителем пресс-службы Минздрава Фуркатом , сказала: у вас совесть есть, почему вы пишете, что он умер от инфаркта, почему распространяется неверную информацию? Мне сообщили, что информацию дали в Яккасарайском медобъединении. После выхода этой информации я начала бороться. Мой отец умер не от инфаркта, а от осложнений, вызванных коронавирусом. Мой отец умер несправедливо. Я не могу этого вынести. Пусть все знают, пусть это дойдет до президента, пусть он знает, что на самом деле происходит», — сказала она в слезах.

Родные Алишера Уралова видели его в последний раз 14 июня, когда он отправился в карантинный комплекс в Юкоричирчикский район.

«Его похоронили под номером 967. Рядом было еще два гроба»

Алишер Уралов в карантинном комплексе «Уртасарай». Фото: Шахноза Хасанова.

Шахноза Хасанова также рассказала об условиях работы отца и возможных причинах заражения коронавирусом.

«Ему выдали маску, очки на глаза, белый защитный костюм. Коронавирус в основном передается через открытые ноги и руки. Бахил и перчаток вообще не было — врачи так работают. После осмотра каждого пациента врач должен умыться. Я думаю, что он заразился как раз после умывания», — считает она.

По ее словам, помимо отца на кладбище хоронили еще двух пациентов с коронавирусом.

Похороны. Помимо гроба на земле, можно увидеть еще один гроб внутри грузовика. Фото: Шахноза Хасанова.

«На кладбище, помимо гроба моего отца, было еще два тела. Об этом еще не сообщали в СМИ… Морг часами тянул с ответом. Я попросила узнать своих знакомых. Выяснилось, что моего отца похоронили под номером 967. В новом ТашМИ, оказывается, есть кладбище «Чинор ота». Туда привезли три гроба с ковидом под номерами 965, 966, 967. Я не знаю, что означают эти номера, но в морге сообщили, что вместе с моим отцом похоронили еще двоих, а по этому номеру я могу навещать его могилу на кладбище», — рассказала она.

«Тела с коронавирусом хоронят в спецодежде. Могилы располагаются в 2 м друг от друга. Трех мужчин, включая моего отца, похоронили в один ряд. У моего отца был номер 967, так как те двое — мужчины в возрасте 32 и 35 лет — умерли на несколько часов раньше», — добавила дочь врача.

«Но то, что моего отца, несмотря на наличие трех болезней, отправили туда с угрозами… я не могу вынести этого. Я буквально сгораю. Мне даже не дали копию историю болезни отца. Нас навестили несколько женщин, которые сказали, что в Яккасарайском медицинском объединении были места», — рассказала она.

Похороны проводят сотрудники СЭС в спецкостюмах. Фото: Шахноза Хасанова.

«Нужно правильно определять контингент врачей»

Журналистке Азизе Курбановой удалось связаться с врачом, который работал с Алишером Ураловым в карантинном комплексе.

«Действительно, идет «давка». Спросите у тех, кто здесь, они так же скажут. Я сам 54-летний врач, меня сюда отправили принудительно. Нас не смогли обеспечить необходимыми средствами. Наша бригада работала с 600 гражданами. Не все из них заражены коронавирусом, у них есть другие болезни — стресс, кишечные заболевания, психоз… Если они нуждаются в помощи, плохо налажено обеспечение лекарствами», — сказал он.

Врач заявил, что необходимо правильно определять контингент врачей.

«Защитные средства должны носить и в «красных», и в «зеленых» зонах центра. Нехватка бахил — не принципиальный вопрос. По-моему мнению, нужно правильно определять контингент врачей. Представьте, вы на работе, вам звонят и дают полчаса, чтобы собрать вещи и отправиться в карантинную зону! Никакого этапа подготовки нет, инструктажа нет, все осталось на бумаге. Я сам тогда, в воскресенье (14 июня) был на дежурстве в роддоме. Меня забрали с дежурства и отправили туда. Это разве гуманно?» — задался вопросом он.

Кадр видео хокимията Ташкента из карантинного комплекса «Уртасарай».

Врач считает, что Алишера Уралова «чисто по-человечески» должны были принять на госпитализацию в месте, где он работал.

«Нужно было отправлять врачей с учетом их возраста и здоровья. Я был вместе с Алишер ака 4−5 дней , у него было много заболеваний. Он не должен был появляться здесь. Я сам занимался вопросом отправки его на скорой помощи, разговаривал со штабом по телефону, позже тоже был на связи. При подозрении на коронавирус у Алишера Уралова, возможно, с юридической точки зрения неправильно, но чисто по-человечески его должны были принять в месте, где он работал», — сказал он.

Азиза Курбанова также побеседовала с главным специалистом по кадрам Яккасарайского РМО-ЦМП, которая заявила, что не уполномочена отвечать на вопросы, но выразила мнение по некоторым из них.

«Алишер Уралов не давал никакого письменного отказа. Никого не принуждали. Есть врачи с маленькими детьми, в пенсионном возрасте — им даже не предлагали. Мы отправили здоровых врачей в среднем возрасте. Он каждый день приходил на работу в здоровом состоянии. Больничный он брал в 2016 году на три дня. Уралов позвонил начальнице отдела кадров 25 июня, тогда она узнала о ситуации. Алишер ака сказал, в какой больнице находится, рассказал о затрудненном дыхании, о схожих с коронавирусом симптомах», — приводит журналистка слова представителя отдела кадров.

В отделе также заявили, что «главный врач не был осведомлен о состоянии Алишера Уралова, никто ему не звонил, и поэтому он не мог не госпитализировать его».

Главный специалист по кадрам Яккасарайского РМО-ЦМП попросила обратиться в письменном виде для получения ответов от главного врача.

«Газете.uz» не удалось получить комментарий в Министерстве здравоохранения Узбекистана.

Обращение к читателям: если вы столкнулись с недостатком средств защиты для врачей, отсутствием обещанных доплат, отказом тестировать самих медиков на коронавирус, смертью врачей из-за инфекции, расскажите об этом «Газете.uz» по номеру +998 99 8551315 или Telegram.

Ей было 4 года. Свекровь заболталась с соседками, а дочка в это время просто исчезла.
Я даже представить не могу, что почувствовала Валентина Павловна в тот момент, никому такого не пожелаю…

Моя свекровь много лет назад потеряла дочку Лизу. Ей было 4 года. Свекровь заболталась с соседками, а дочка в это время просто исчезла.

Я даже представить не могу, что почувствовала Валентина Павловна в тот момент, никому такого не пожелаю. Она сама рассказывала, что после того, как её Лиза пропала, она не хотела жить, но у неё был и муж и старший сын, поэтому и держалась.

С того момента прошло 20 лет и все эти годы, Валентина Павловна ни на минутку не переставала думать о своей Лизочке. Сын Валентины Павловны, мой муж. Тоже прекрасно помнил свою сестру и тоже думал о ней, но только менее эмоционально.

А в прошлом году произошло просто невероятное!

Мы были в гостях у свекров, по телевизору шли какие-то новости и неожиданно моя свекровь, как закричит:

-Лиза! Лиза! Лизочка нашлась! Моя дочка нашлась! Живая!

Оказалось, свекровь увидела новостной сюжет, в котором говорилось, о девушке, которая потеряла память и находиться сейчас в больнице, в соседнем городе. Она не ходила и не говорила. Какие-то нехорошие люди жестоко избили её, она практически была при смерти, когда её случайно обнаружили прохожие. И сейчас полиция устанавливает личность девушки и ищет её родственников.

Я не знаю, по каким признакам свекровь определила, что это её дочь, но на следующий день, мы все ехали в ту больницу.

Опущу моменты, как мы оформляли Лизу домой, это нудно и не главное. Главное, что Лиза оказалась дома у свекрови. Она сама стала за ней ухаживать. Практически каждый день плача от счастья, что дочка то живая.

Валентину Павловну было не узнать. Она как будто начала жить заново, задышала полной грудью. И мы все радовались.

А через какое-то время, муж сказал мне, что найденная Лиза, не его сестра.

-Как так?

-Я сделал ДНК тест, мы с ней не родственники. И мама с папой тоже ей никто. Я даже не знаю, как сказать об этом маме.

Но, посоветовавшись, мы решили ничего не говорить свекрови. Второго такого удара она не переживёт.

Через год или чуть больше, Лиза уже могла самостоятельно ходить и вспомнила речь. Но она совершенно не помнила, кто она и откуда. Поэтому так и была Лизой.

Мы все к ней привыкли. Родители считали её дочкой, брат называл её сестрой, а я считала её просто хорошим человеком, моим другом.

А через 5 лет наша Валентина Павловна умерла. Но умерла она довольная, она смогла вылечить свою дочь.

В день похорон Лиза подошла к нам и сказала:

-Я скоро уеду, но я вам оставлю адрес, вы приезжайте, не забывайте меня.

-Куда ты собралась уезжать?

Как оказалось, Лиза с самого начала помнила, что никакая она не Лиза. И вообще никакого отношения к нашей семье не имеет. Она сама из детского дома и всю жизнь бродяжничала, пока её же собутыльники не захотели её убить.

-А потом, когда я вернулась буквально с того света, я увидела вашу маму. Она была такая добрая, как настоящая мама. У меня ведь никогда не было ни мамы, ни папы, ни брата. А я так хотела семью. Я не хотела причинять вам горе. Вы показали мне совсем другую жизнь. Жизнь, где тебя любят и заботятся, просто так, просто за то, что ты есть.

Сказать, что мы были удивлены, ничего не сказать. Но Лиза, правда, осчастливила не только себя, но и свекровь.

-А как же папа? Он знает?

-Знает. Просит остаться с ним, но я не могу.

-Почему? Куда ты пойдёшь? Опять вернёшься на улицу? Ты стала нам, как родная, оставайся. Ты сделала мою мать счастливой, я не могу отпустить тебя опять. Ты же не хочешь жить прошлой жизнью. Живи в нашей семье.

Лиза осталась. Хорошо мы все поступили или плохо, это не важно, но своим обманом мы спасли несколько жизней.

P.S. Делитесь этой записью с друзьями!

…По залитой вечерним солнцем аллее в парке медленно шли две пожилые женщины — видимо, давние приятельницы — и о чем-то беседовали.

— Галя, а я все тебя спросить хочу, — начала одна. — Твоему внуку сейчас сколько уже? Шесть лет? Он конструкторы любит? А то у нас столько столько наборов осталось от Славика, стоят, место занимают. Они дорогие, импортные, не выбрасывать же, жалко. Ух, Славка у нас любил в них играть, такие модели собирал! Я тут подумала — может, твоему внуку надо? Возьмёте?

— Спроси, конечно! Славке-то нашему уже точно игрушки эти не нужны — он у нас уже в одиннадцатый класс перешел… Вот время летит! Кажется, только вчера внука в коляске катала, а он уже бреется! Да что там — твой внук только-только родился, а уже почти первоклассник… В школу пойдет в сентябре, да?

— Зина, да я, честно говоря, и не знаю, что они решили в итоге насчет школы. Он декабрьский у них, шесть с половиной ему, можно идти в этом сентябре, можно в следующем…

— Подожди! Июнь кончается, а ты не знаешь, пойдет твой внук в школу в сентябре или не пойдет? Ты сейчас вот это серьезно?! Да ты просто бабушка года, ха-ха… Ты только не обижайся, но так нельзя! Все-таки внук же, Галь, от любимого сына! Может, конечно, ты невестку не любишь, не знаю, что у вас там, какие отношения. Но в сыне ты всю жизнь души не чаяла, уж я-то видела! Одна его растила, наизнанку выворачивалась ради своего Лёньки. Я еще тогда, в молодости, поражалась, сколько у тебя терпения, ласки, материнской любви… Неужели внуку-то ничего не осталось, Галюнь, а? Как же так?

— Да знаю я, Зин, что бабушка я никудышняя, в отличие от тебя. Да-да, не спорь!.. Но это я сознательно! Видишь ли, я себе с самого начала просто запретила привязываться к этому ребенку. Стараюсь не проявлять эмоций. Просто не хочу зависеть от невестки, от ее настроения, от их отношений с моим сыном. Сегодня они семья и все хорошо, а завтра разведутся, и внука я не увижу.

— Да ладно, захочешь — увидишь!

— Ага, если захочу увидеть, мне станут ставить условия, манипулировать, что-нибудь вымогать. Помнишь Светлану Петровну, соседку мою сверху? Она помогла своей невестке вырастить близнецов, каждый день лет пять туда ходила, как на работу, ну, я тебе рассказывала.

— Да, помню… Это ей в свою поликлинику сходить некогда было из-за внуков, лекарства выписать?

— Ей… А потом невестка развелась и дверь перед носом бывшей свекрухи закрыла — не хочу, говорит, видеть ни вас, ни вашего сына! Светлана Петровна уж и так, и эдак — и звонила, и у подъезда их караулила, и к садику ходила, а что толку? Детям тоже промыли мозги… Вот оно мне надо, так мучиться? Мало в жизни проблем? Я после этой истории и решила — нечего принимать близко к сердцу детей чужой бабы!.. Себе дороже!

— Слушай, а что… все так плохо у твоих, да? Даже уже разговоры о разводе пошли?

— Зина, не знаю и знать не хочу! Это не мое дело, у них своя жизнь, у меня своя. Браки распадаются сплошь и рядом, сама знаешь, девки молодые дерганные все какие-то пошли. Невестка и в лучшие-то времена каждый мой звонок истолковывала, как вмешательство в их жизнь, разговаривает всегда сухо, отрывисто, на отвяжись. А что будет, если вдруг разводиться начнут?.. Тебе хорошо, у тебя дочка — есть смысл в ее детей вкладываться, интересоваться, помогать. А к внукам от невесток привязываться нечего! Это чужие дети!

***

Как считаете, права бабушка — защищает свою психику заранее, как может? Невестки ведь и правда сплошь и рядом манипулируют детьми даже в браке, не говоря уж о разводе. Видимо, эта свекровь — человек неглупый и дальновидный, молодец, так и надо?

Невестка явно не любит ее уже сейчас, и привязываться к ребенку ненавидящей тебя женщины действительно не стоит?

Или такое отношение к единственному внуку — отнюдь не признак ума и мудрости, а вовсе наоборот? «У них своя жизнь, у меня своя» — так может сказать только человек ограниченный, не думающий о будущем. Впереди у этой свекрови — одинокая старость, и в ее интересах было бы наладить отношения с внуком?

А вы на чьей стороне? Что думаете?

Этот и другие материалы вы сможете найти на моем каналеЯндекс.Дзен. Заходите на огонек!

Вопрос психологу:

Внимательно прочитала письма- вопросы на этом сайте, но ответа на мой вопрос не нашла. Моя проблема — отношения «невестка-свекровь». Таких писем много, но пишут, в основном невестки. А что делать нам, свекровям – таких ответов от психологов я не вижу.

Я – мама единственного сына, воспитывала его одна. Отношения с сыном хорошие, мне он нравится- за человеческие качества и потому что сын, конечно. Нравится ли мне невестка — уже и не знаю. Невестку знаю давно. Мне – 59 лет. Сыну и его жене по 35 лет, дружат они с 17, поженились 10 лет назад, детям 4 и 1 год. Дети живут в другом городе давно, так что видимся редко.

Сразу скажу, что сын невестку поддерживает. Я, кстати, считаю, что это правильно. Другое дело, что его позиция – так будет спокойнее в семье. Он не считает, что я не права, просто меня проще попросить уступить невестке. Я вижу, что сын очень переживает из-за того, что должен выбирать между женой и мамой.

Проблемы начались после рождения детей. Особенно – последнее время, после рождения второго. Дело в том, что невестка не хочет ни на минуту с ними расставаться. Это в буквальном смысле. Это выглядит так – она хочет, чтобы я с детьми общалась в ее присутствии (даже не в соседней комнате, а именно при ней). Настоятельно рекомендует, в какие игры играть, какие слова при этом говорить. Несколько раз было так, что она выходила, а мы начинали свою игру. Заходит сноха – меняется в лице, начинает пытаться сама включиться в игру, естественно, что нарушает настроение, даже внучка ей говорит, что ей не нужно с нами играть. На всякий случай скажу, что я нормальная бабушка – преподаватель, ничего криминального от меня точно нельзя ожидать. Мои игры, кстати, примерно такие, как она предлагает. Но игры должны быть с ее подачи. Почему?

Гулять с детьми одна я тоже не могу. Невестка считает, что гулять нужно всей семьей. Это здорово, но выглядит это так – выходим 2-3 взрослых (если сын не на работе), двое детей. Так привыкли гулять в семье невестки, а я не вижу особого смысла в такой прогулке – по мне лучше бы оставили меня дома – убраться, приготовить (я предлагала – НЕТ, не надо). Я предлагала мне самой с детьми погулять – чтобы невестка, сын занялись своими делами, передохнули — НЕТ, хотим вместе с детьми. Даже если я предлагаю выйти во двор на полчаса раньше со старшей внучкой, пока малыш не готов, чтобы во дворе подождать их – «НЕТ, вместе пойдем».

По поводу готовки. Пока молодые жили без детей, в мои приезды я готовила. Например, невестка не ест и не готовит супы, а в нашей семье первое – обязательно, любим. Я, например, готовила борщ. Невестка пробовала, хвалила, даже рецепт записала. Когда появилась внучка, все мои попытки готовить стали пресекаться. Объяснение- внучка такое не ест. То, что мой сын и я хотим такую еду – не аргумент, говорит – можно приготовить то, что все едят. Когда внучка в садик пошла, то стала рассказывать, какие вкусные супы дают в саду. В кафе, ресторане она просит, например, борщ заказать, ей все – таки это нравится. Если я заикаюсь о том, что могу дома приготовить суп – ответ невестки «НЕТ», почти с истерикой (говорит, что в саду, ресторане атмосфера другая, вот внучка иначе и ведет себя).

Еще – я чистюля. У невестки довольно грязно, она и не стесняется, что не любит убираться, гладить. Я, когда приезжаю, предлагаю убраться. Раньше, пусть и не с радостью, но мне разрешалось. Сейчас – резко «НЕТ». Если я сама вымою раковину в гостевом туалете, которым пользуюсь при приезде, сноха ходит с оскорбленным видом. Я понимаю, что квартира не моя, но мне самой неприятно, если стол в крошках, пыль, унитаз грязный, я для себя, внуков разве не могу чуть чище сделать?

Я бываю у них примерно 2 раза в год, по 10-14 дней. Последние приезды – конфликты со снохой. Приведу несколько ситуаций.

— Поехали с невесткой на метро, с коляской. Кстати, все поездки планирует только она, меня просто в известность ставят. Я сразу сказала, что не понимаю, как у нас с коляской получится управиться. В метро выяснилось, что по плану невестки я должна коляску с ребенком на руках переносить. Я отказалась, мне уже 59 лет, побоялась, что в толкучке и на эскалаторе не справлюсь. Как – то доехали — прохожих просили о помощи. В результате получила от невестки, что я «Выкаблучиваюсь, что коляску не понесла». У нас не приняты оскорбления, поэтому меня это выбивает из колеи.

— Год назад мне разрешили с внучкой в зоопарк съездить. При этом я не ответила на какой-то звонок невестки (не слышала). Год мне припоминают, как невестка волновалась.

— Забираю внучку из садика. При этом договорились, что немного погуляем. На улице туман, изморось, но тепло. Гуляли мы минут 30, весело было, внучка смеялась. Приходим – сразу крик снохи, что внучка вся мокрая, что я такая- сякая, ничего не понимаю. Я говорю, что как у внучки куртка промокла, если я в дубленке и она сухая — ?

— Внучка вечером спать хочет, но еще не ужинала. Сидит за столом, не ест, почти спит. Я начинаю кормить ее (ей 4 года). Заходит сноха – сразу истерический крик – «Так будете делать, вообще внуков не увидите». Что-то вроде того, что мне домой уехать нужно. Как я реагирую? В основном молчу. Но здесь я не выдержала – сказала, что детьми она не имеет права шантажировать.

Вечером сын пытался нас примирить. Сноха стала кричать, что они хотят жить по своим законам, есть что хотят и в этом духе, я не стала в таком тоне разговаривать с ней. На след. день сын с работы ей звонит. Так как при мне, я понимаю что он спрашивает обо мне. Она отвечает резко. Сын, видимо, просит ее при мне так не говорить. Она: «А мне пофиг» . Через день- два она предлагает мириться. Я обняла ее, хотя обидно мне до сих пор.

Я пишу в основном про внучку, так как малыш – внук почти все время на руках снохи – он грудничок еще.

Я и ее мама живем в одном городе. Сноха несколько месяцев назад приезжала с детьми в наш город. Жила у своей матери. Я предлагала и у меня пожить, отказалась. Но это я понимаю – у мамы лучше, потому что это мама. Но что меня обижает? За 2 недели мне разрешили только 3 раза повидаться с детьми. И то под напором моего сына. Когда планировали поездку- я предлагала и билеты в кукольный, цирк купить, и другое – нет, не надо. У снохи был свой план пребывания, это я тоже понимаю, но почему я не могу прийти, с детьми погулять, например? Правда, в эту поездку внучку 1 раз у меня ночевать оставили. Сноху долго уговаривали, и она, когда уезжала, раз 30 спросила девочку, понимает ли она, что остается одна, что ей может грустно быть и прочее, Короче, провоцировала ребенка, чтобы она не осталась. Но внучка меня любит, захотела остаться. Утром довольного ребенка я отвезла к матери (на дольше не разрешили). Так теперь эта ночевка мне припоминается. Сноха говорит, что ей так плохо, что она хочет только с детьми.

Пишу сумбурно, сложно передать эмоции и мысли.

Мое видение – сноха как бы ревнует меня к детям. Они меня любят, мы общаемся очень хорошо. Когда мой сын может – связывает нас по скайпу ( примерно 1 раз в неделю). Я понимаю, что она мать, я не претендую на ее место. Но почему мне отказывают бабушкой быть? В форуме много писем от невесток, которые пишут, что их «трясет» от свекровей. Вот у меня такая невестка. А мне то что делать?

Когда сын дома, все нормально. Все вопросы через него легко решаются. Но он почти все время работает, а вдвоем с невесткой все очень плохо. Причем в моем представлении проблемы начинаются на пустом месте. Я пытаюсь спрашивать даже в мелочах, как и что делать. Но все равно все не так делаю. Я уже боюсь при ней с детьми разговаривать, вдруг что-то не то скажу. Просматривала ее видео – она снимала, когда у меня в гостях была. Обратила внимание – сноха сидит в центре комнаты, громко комментирует для видео, что мы делаем. При этом я с малышом в углу играем, и тихо-тихо говорим. Так и без видео все происходит.

Я предлагала внучку на лето взять – НЕТ, детей нельзя разлучать (малыш грудной, его не возьмешь). Предлагала приехать к ним, побыть с детьми, чтобы сын с невесткой в отпуск съездили – НЕТ, только с детьми.

И еще – сноха не интересуется своей бабушкой. Она как-то говорила, что не любила у нее бывать в детстве. Последний приезд к нам в город она к своей бабушке не съездила. Может, она и для своих детей не хочет никаких бабушек? По крайней мере – свекровь – не нужна. Свою мать она любит, но общаются они по телефону редко – 1-2 раза в неделю. Им это норма. Я со своей мамой по 5 раз в день говорю, у меня такая норма. По плану я через несколько лет должна переехать в город к сыну, в свою квартиру. Но теперь боюсь, что и там не буду видеться с детьми и внуками.

Я волнуюсь и переживаю. Мне мало общения с внуками. При этом, если мне удалось с ними побыть – трагедия для невестки. Боюсь, что ее негатив перейдет и на отношение внуков ко мне.

Как мне вести себя? Как убрать негатив со стороны невестки? Как стать для внуков близким человеком? Предполагаю, что мне напишут – отступиться от них, найти себе интерес. Но так внуки вырастут без меня. Не хочу. Мне очень горько.

Автор вопроса: Маргарита Возраст: 59

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх