Виды психопатии

В некоторых случаях на первый план выступают чрезмерно сильные влечения, сексуальные извращения. Начальные признаки типа могут обнаружиться еще в дошкольном возрасте. Такие дети легко озлобляются, кричат. Любые ограничения вызывают у Них бурный протест. В младших классах это трудные дети, характеризующиеся излишней подвижностью, угрюмостью, жестокостью, злопамятностью.
Для таких личностей типичны приступы гнева, ярости, возникающие по любому, даже незначительному, поводу. Могут встречаться приступы мрачного, раздражительного настроения (дисфории). Наряду с выраженной эксплозивностью у них может прослеживаться вязкость аффекта, педантичность, аккуратность, обстоятельность, туго-подвижность мышления.
Этот тип личности, выделяемый в русскоязычной литературе, в МКБ-10 отнесен к диссоциальному, эмоционально неустойчивому расстройству личности.
Женщины с такими чертами характера в условиях женской консультации и родильного дома требуют повышенного внимания. К ним следует предъявлять достаточно жесткие, но справедливые и четкие требования, самим не аффектируясь при этом. В некоторых случаях следует смягчать их эксплозивность и дисфорию медикаментозно.
Астенический (эмоционально-лабильный) тип личности. Астенический тип личности характеризуется сочетанием повышенной утомляемости и раздражительной слабости. Астенические черты могут проявляться рано в виде врожденной детской нервности. В школьном возрасте такие дети отличаются повышенной утомляемостью, неуверенностью в себе, застенчивостью. В процессе работы у них быстро возникает рассеянность, нарушается концентрация внимания, падает продуктивность. Этим людям свойственны робость, чрезмерная чувствительность, сентиментальность, впечатлительность, ранимость, заниженная самооценка. Аффективные реакции возникают легко и по различному поводу, но аффект нестойкий, кратковременный, с быстрой истощаемостью и последующим раскаянием и обвинением себя.

Астеник пассивен, довольствуется тем, что оказывается доступным.
Физические нагрузки и сильные волнения быстро истощают этих людей. Один из вариантов этой личности — тип ипохондрика, постоянно озабоченного своим здоровьем, часто посещающего врача и чувствующий себя больным.
Астеники нередко жалуются на плохой сон и неприятные ощущения в теле. У них компенсаторно могут сформироваться чрезмерная осторожность, сдержанность, консерватизм.
Большое значение для астенических личностей имеет спокойная обстановка, похвала, доброжелательное отношение окружающих, что компенсирует их особенности. Они охотно принимают и выполняют помощь и советы врача.
Аффективный тип личности. Среди беременных и родивших женщин нам встречались типы, которых следует оценить как: аффективные варианты. Это гипертимные личности, отличающиеся повышенным настроением и активностью и постоянно хорошим самочувствием. В большинстве это оптимисты, подвижные, довольные собой, умеющие пользоваться всеми благами жизни, предприимчивые, говорливые, легко вступающие в контакт даже с незнакомыми людьми. Легко могут вспылить, но уживчивы, часто оказываются «душой компании», хорошими организаторами. Мышление их не отличается большой глубиной, начатое дело не всегда доводится до конца.
Мимика, жесты у гипертимных личностей выразительные, у некоторых из них легко возникают столкновения с окружением, они ввязываются в ссоры, вмешиваются в чужие дела. Среди них встречаются эгоистичные и властные личности.
Гипотимные личности, по П.Б. Ганнушкину — «прирожденные пессимисты». Они редко находят повод для радости, даже успехи не приносят им этого чувства. Большую часть времени бывают мрачными, неразговорчивыми. Отличаются заниженной самооценкой, считают себя неудачниками. В спокойной, привычной обстановке это добросовестные, трудолюбивые, тихие, грустные люди с практическим складом ума, достаточно глубокой оценкой обстоятельств.
Третий вариант личностей из группы аффективных — циклоидные личности — отличается чередованием периодов хорошего настроения, повышенной активности и грусти, подавленности.

Классификации психопатий весьма разнообразны. Были попытки все разновидности психопатий свести к двум — возбудимой и тормозимой; были описания, включающие более десятка типов. В МКБ-10 включены следующие типы.

Шизоидное расстройство личности (шизоидная психопатия) по МКБ-10 характеризуется следующими чертами характера:

  • неспособностью переживать наслаждение (ангедония);
  • эмоциональной холодностью и неспособностью выразить теплые или неприязненные чувства к другим;
  • слабой реакцией на похвалу и порицания; малым интересом к сексуальному общению с другими;
  • склонностью к фантазированию про себя (аутистическое фантазирование) и к интроспекции (погружение во внутренний мир);
  • недостатком тесных доверительных контактов с другими;
  • затруднением в понимании и усвоении общепринятых норм поведения, что проявляется эксцентричными поступками.

Наиболее яркой чертой характера служит замкнутость и необщительность (с детства предпочитали играть одни). Часто живут своими необычными интересами и увлечениями, в области которых могут достигать успехов (уникальные сведения в какой-либо узкой отрасли, глубокий интерес к философским и религиозным вопросам, необычные коллекции и др.). Увлечения и фантазии заполняют внутренний мир, почти всегда закрытый для других. Фантазии предназначены для самих себя и бывают честолюбивыми или эротическими (при внешней асексуальности). Эмоциональная сдержанность выглядит как холодность, хотя внутренние переживания могут быть сильными и глубокими. Трудно устанавливать неформальные эмоциональные контакты. Недостаток интуиции проявляется неумением понять чужие желания, опасения, переживания. Склонны к нонконформизму — не любят поступать «как все”. Тяжело переносятся ситуации, где надо быстро и без разбора устанавливать неформальные контакты, а также насильственное вторжение посторонних в свой внутренний мир.

Диссоциативное расстройство личности (психопатия неустойчивого типа, антисоциальное расстройство личности) по МКБ-10 распознается по следующим признакам:

  • пренебрежение чувствами других и недостаток эмпатии — способности проникновения в их переживания;
  • безответственность и игнорирование социальных норм, правил и обязанностей;
  • неспособность поддерживать устойчивые отношения с другими; низкая толерантность к фрустрации (невозможность получить желаемое);
  • легкость агрессивных вспышек, включая жестокость; отсутствие чувства вины и неумение извлекать опыт из прошлого, в особенности из наказаний;
  • склонность во всем обвинять других и жаловаться на неудачи;
  • постоянная раздражительность.

Главной чертой является постоянная жажда легких развлечений и наслаждений, праздного образа жизни с уклонением ото всякого труда, учебы, выполнения любых обязанностей, как общественных, так и семейных. С подросткового возраста тянутся к асоциальным компаниям, алкоголю, наркотикам. Сексуальная жизнь служит лишь источником для наслаждений. Не способны ни влюбляться, ни привязываться к близким и друзьям. К своему будущему равнодушны — живут настоящим. Слабовольны и трусливы, от любых трудностей и неприятностей стараются убежать. Одиночество переносят плохо — неспособны сами чем-нибудь занять себя. Пагубной оказывается ситуация безнадзорности, отсутствия опеки и строгого контроля.

Эмоционально-неустойчивое расстройство личности (эмоционально-лабильный тип психопатии, эксплозивная, аффективная, импульсивная, возбудимая, эпилептоидная психопатии) по МКБ-10 представляет сборную группу с различными нарушениями эмоциональной сферы. В русской психиатрии принято различать два близких, но не тождественных типа.

Эксплозивная (аффективно-лабильная) психопатия характеризуется эмоциональными вспышками по малейшему поводу, но гнев легко сменяется слезами, ругань и швыряние вещей — стенаниями, агрессия к другим — нанесением самоповреждений, покушениями на самоубийство. Настроение часто меняется, что ведет к неусидчивости, несобранности, отвлекаемости. Совершенно невыдержаны, вскипают при малейших замечаниях или противодействии, крайне болезненно реагируют на эмоциональное отвержение и любые стрессы.

Эпилептоидная психопатия отличается тем, что, кроме эксплозивности (склонности к безудержным аффективным реакциям с агрессией и аутоагрессией), периодически возникают состояния дисфории — мрачно-злобного настроения, во время которого больные ищут, на чем бы сорвать накопившееся зло. Дисфории длятся от нескольких часов до нескольких дней. Бурным аффективным реакциям обычно предшествует постепенное закипание сперва подавляемого раздражения. В аффекте, во время драк звереют — способны наносить тяжкие повреждения. Иногда выявляются нарушения влечений, чаще всего садистско-мазохистские склонности. Получают удовольствие, мучая, изощренно издеваясь или жестоко избивая слабых, беззащитных, зависимых от них, неспособных дать отпор. Нередко еще с детства любят истязать и убивать животных. Но могут получать чувственное наслаждение, причиняя боль себе порезами, ожогами от горящих сигарет. Алкогольные опьянения чаще бывают по дисфорическому типу. Напиваться любят до бесчувствия. Суицидальные попытки могут быть как демонстративными с целью кого-то шантажировать ими, так и во время дисфории с действительным намерением покончить с собой.

Гистрионическое расстройство личности (истерическая психопатия), согласно МКБ-10, может быть диагностировано при:

  • наличии склонности к самодраматизации, театральности поведения, преувеличенном выражении эмоций;
  • внушаемости, легкой податливости влиянию других;
  • поверхностной и лабильной эффективности; эгоцентричности со стремлением себе все прощать и не считаться с интересами других;
  • постоянного желания быть оцененным и легкой уязвимости;
  • жажды ситуаций, где можно быть в центре внимания окружения;
  • манипулятивного поведения (любые подтасовки), чтобы добиться своих целей.

Среди перечисленных черт характера наиболее яркой является постоянное желание быть в центре внимания окружения, демонстративность, претенциозность. С этой целью даже прибегают к спектаклям, изображающим суицидальные попытки. Внушаемость, нередко весьма подчеркиваемая, на самом деле весьма избирательна: внушить можно лишь то, что не противоречит эгоцентрическим устремлениям. Зато высок уровень притязаний: претендуют на гораздо большее, чем позволяют способности и возможности. Под влиянием тяжелых психических травм могут возникать истерические психозы — сумеречные состояния, псевдодеменция и др.

Ананкастное (обсессивно-компулъсивное) расстройство личности (психастеническая психопатия) по МКБ-10 характеризуется:

  • нерешительностью, постоянными сомнениями;
  • чрезмерной предусмотрительностью в отношении возможно опасного или неприятного для себя хода событий;
  • перфекционизмом (т. е. стремлением всегда достигать наивысших результатов, все сделать лучшим образом независимо от маловажности дела);
  • потребностью повторно перепроверять сделанное;
  • крайней озабоченностью в отношении деталей в пустяковых вещах и утратой широкой перспективы;
  • чрезвычайной совестливостью, скрупулезностью, озабоченностью, мешающими испытывать удовольствие;
  • педантизмом и соблюдением условностей с ограниченной способностью выразить теплые чувства;
  • ригидностью и упрямством, настаиванием, чтобы другие подчинялись установленному ими порядку;
  • появлением нежелательных мыслей и побуждений, которые, однако, не достигают степени тяжелой навязчивости;
  • потребностью планировать всякую деятельность наперед в самых незначительных деталях.

Навязчивые мысли, движения, ритуалы, опасения, самими придуманные «приметы” и «запреты” наблюдаются почти постоянно, то усиливаясь, то ослабевая (например, для ответственных случаев всегда надевать одну и ту же одежду, ходить только по одному маршруту, не прикасаться ни к чему черному и т. п.). Педантизм, желание все заранее предусмотреть и запланировать в малейших деталях, мелочное соблюдение правил служат компенсацией при постоянном опасении за будущее — свое и своих близких. Утрированными могут оказаться другие компенсаторные механизмы: нерешительность при уже принятом решении оборачивается нетерпеливостью, застенчивость — неожиданной и ненужной безапелляционностью. Данный тип психопатии обычно проявляется со школьных лет, но усиливается, когда начинают жить самостоятельно и надо отвечать и за себя, и за других.

Тревожное («избегающее”) расстройство личности (сенситивная психопатия) по критериям МКБ-10 может быть распознано по:

  • постоянному чувству внутреннего напряжения и тревоги;
  • застенчивости и чувству собственной неполноценности, неуверенности в себе;
  • постоянным попыткам понравиться и быть принятым другими;
  • повышенной чувствительности к критике со стороны;
  • по склонности отказываться вступать во взаимоотношения с окружающими, пока не будут уверены, что не будут подвергнуты критике;
  • весьма ограниченному кругу личных привязанностей;
  • тенденции преувеличивать потенциальную опасность и риск каждодневных ситуаций, избегая некоторые из них, что, однако, не достигает устойчивых фобий (навязчивых опасений);
  • по ограниченному образу жизни, позволяющему чувствовать себя в безопасности.

Большая впечатлительность и чувство собственной неполноценности составляют две главные черты. В себе видят множество недостатков и страшатся быть осмеянными и подвергнутыми осуждению. Замкнутость у них чисто внешняя — следствие отгороженности от чужих людей и незнакомых ситуаций. С теми, к кому привыкли и кому доверяют, достаточно общительны. Невыносимой оказывается обстановка, в которой они становятся предметом недоброжелательного внимания окружающих, когда на их репутацию падает тень или они подвергаются несправедливым обвинениям. Склонны к депрессивным реакциям, во время которых могут исподволь и тайком подготовлять самоубийство или оказываются способными на неожиданные отчаянные поступки, ведущие к тяжким последствиям (вплоть до нанесения тяжких повреждений или убийств обидчиков).

Зависимое расстройство личности по критериям МКБ-10 соответствует одному из видов астенической психопатии. Его характеризует склонность перекладывать ответственность за себя на других и целиком подчиняться интересам того, от кого зависят, пренебрегая собственными желаниями. Себя оценивают как беспомощных, некомпетентных и невыносливых. Им присущ страх быть покинутыми и постоянная потребность в успокоении в этом отношении. Они не переносят одиночества, чувствуют себя опустошенными и беспомощными, когда обрываются связи с тем, от кого зависели. Ответственность за несчастья переносят на других.

Смешанные типы расстройства личности диагностируются, когда трудно установить отдельный тип из-за того, что черты разных типов представлены относительно равномерно. Однако совершенно «чистые” типы психопатий встречаются относительно редко — тип следует определять по преобладающим чертам. Так же как при акцентуациях характера, смешанные типы могут быть промежуточными (преимущественно наследственно обусловленными, например шизоидно-эпилептоидная психопатия), или амальгамными (на эндогенное ядро одного типа наслаиваются черты другого вследствие длительного неблагоприятного влияния среды, например, на конституциональные черты эмоциональной лабильности при воспитании в детстве как «кумира семьи” накладываются гистрионические, т. е. истероидные, черты).

Органические психопатии чаще всего бывают смешанными, представляя различные сочетания эмоционально-лабильных, гистрионических и диссоциативных черт (т. е. эксплозивной, истерической и неустойчивой психопатии). Диагностика органических психопатий основывается на следующих признаках. В анамнезе имеются внутриутробные, родовые и ранние постнатальные (первые 2—3. года жизни) черепно-мозговые травмы, мозговые инфекции и нейроинтоксикации. Выявляется резидуальная неврологическая «микросимптоматика”: асимметрия лицевой иннервации, нерезкие глазодвигательные нарушения, неравномерность сухожильных и кожных рефлексов, легкие диэнцефальные расстройства. На рентгенограмме черепа видны аномалии оссификации и признаки повышения внутричерепного давления, на ЭЭГ обычно встречаются выраженные диффузные изменения. При патопсихологическом обследовании обнаруживаются нарушения внимания, истощаемость при повторении заданий.

Другие классификации психопатий. Было предложено множество классификаций. Одни из них являются описательными — типы выделяются по наиболее ярким чертам характера, другие исходят из определенного принципа. В русской психиатрии примером первых может служить систематика П. Б. Ганнушкина (1933), а второй — его ученика О. В. Кербикова (1968), а также Б. В. Шостаковича (1988) и А. Е. Личко (1977).

П. Б. Ганнушкин описал несколько групп психопатий.

Группа циклоидов (конституционально-депрессивные, конституционально-возбужденные, циклотимики, эмотивно-лабильные) отличаются особенностями господствующего настроения — постоянно угнетенного, повышенного, периодически или часто меняющегося. Группу астеников (неврастеники, «чрезмерно впечатлительные”, психастеники) объединяла склонность к легкой истощаемости и «раздражительная слабость”. Кроме того, выделялись группы шизоидов, параноиков, эпилептоидов, истерических и неустойчивых психопатов и др., большинство из которых включены в МКБ-10 под теми же или иными названиями. О. В. Кербиков для классификации взял типы высшей нервной деятельности И. П. Павлова и прежде всего разделил психопатии на возбудимые (эксплозивные, эпилептоиды) и тормозимые (астеники, психастеники). Но особо за пределами выбранного принципа были поставлены «патологически замкнутые” (т. е. шизоиды), истерические, неустойчивые, сексуальные и мозаичные (т. е. смешанные) психопатии. Б. В. Шостакович использовал для систематики психологический принцип: преобладание изменений в сфере мышления (шизоиды, психастеники, паранойяльные), в сфере аффективных нарушений (эпилептоиды, возбудимые, циклоиды, истерические) или в сфере волевых нарушений (неустойчивые, сексуальные). А. Е. Личко объединил систематику психопатий и акцентуаций характера, описывая одни и те же типы, являющиеся или вариантами нормы (акцентуации), или достигающие патологического уровня отклонения (психопатии).

Астеническая психопатия — одна из самых неопределенных и трудно квалифицируемых групп.

У разных исследователей она получает различные наименования: хронические неврастеники, соматопаты, ипохондрики. Трудно выделить ее в 10 пересмотре заболеваний. Ближе всего к астеникам стоят, так называемые, «расстройства личности в виде уклонения (избегания)», «зависимые расстройства личности». Однако, описание этой, как и других групп расстройств личности 10-го пересмотра, отличаются фрагментарностью, неточностью, расплывчатостью. Естественно, столь скупое описание групп «уклоняющихся», заставляют нас обратиться к описаниям более ранних авторов, в частности П. Б. Ганнушкина, К. Шнайдера, Е. К. Краснушкина и др. Правда, они в своих работах делают разные акценты на различных свойствах личности астеничных, что указывает на неоднородность и неочерченность границ группы.

Если внимательно присмотреться, то все-таки можно увидеть, что ядром личностных расстройств в различным описаниям оказывается астенический симптомокомплекс. Практически для всех больных весьма характерно снижение порога восприятия. У одних преобладает снижение порога восприятия по отношению к интерорецепции — и тогда ведущими оказываются многочисленные и разнообразные ощущения, проистекающие от внутренних органов, с головными болями, сердцебиением, непорядками в деятельности желудочно-кишечного тракта или мочеполовой сферы. Естественно, гиперестезии сопровождаются повышенным вниманием пациентов к деятельности внутренних органов, ипохондризацией личности (ипохондрики, соматопаты).

У других наблюдается снижение порога восприятия по отношению к воздействиям внешней среды. Тогда мы увидим определенную мимозоподобность личности, плохо переносящую колебания атмосферного давления (симптом Пирогова), яркий свет, громкие звуки, тактильные раздражители. Иногда физиогенная сверхчувствительность может приводить к настоящим пароксизмам: миоклониям, обморокам, энурезу и т. д. Я уже не говорю о крайней вегетативной лабильности.

Наконец, у третьих можно отметить непереносимость эмоциогенных воздействий, приводящих все к тем же вегетативным пароксизмам — покраснению, тахикардии, удушью, позывам на мочеиспускание. В таких случаях легко возникают страхи аудитории, экзаменов, выступлений, толпы. Впрочем, в большей или меньшей степени эти явления отмечаются у любой астенической личности.

Описывая снижение порога восприятия, мы все время как бы возвращаемся к ответным реакциям организма. С одной стороны, — достаточно выразительные вегетативные стигматы, с другой — ипохондрические реакции самой различной степени выраженности.

У всех больных астенической психопатией есть жалобы на нарушение сна. У кого-то — повышенная сонливость при малейшей нагрузке, у других — расстройство формулы сна (сонливость днем и бессонница ночью), у третьих — почти постоянное чувство бессонницы с выраженным астеническим ментизмом.

И, главное, любой астеник неадекватно быстро истощаем. Может преобладать как физическая, так и психическая истощаемость. Однако, в той или иной пропорции, оба компонента будут присутствовать у каждого. В первую очередь, надо упомянуть об эмоциональной истощаемости. Всем астеникам свойственны раздражительная слабость и крайняя эмоциональная возбудимость, доходящая иной раз до бурных вспышек гнева и неудовольствия. А затем наступает очень быстрая истощаемость этих реакций и последующее раскаяние с нестойкими идеями самоуничижения. Не надо думать, что ответная эмоциональная реакция может выступать только в виде эксплозивности (расторможенности филогенетически древних эмоций), возможна и эмоциональная лабильность, дистимические расстройства с подавленностью и опустошенностью.

Что касается физической истощаемости — больные достаточно быстро осознают свои ограниченные физические возможности и тщательнейшим образом избегают нагрузок. И при этом ото всех можно услышать жалобы на свою физическую слабость с бурными и продолжительными вегетативными расстройствами. Физическая утомляемость, как это и свойственно ей, нарастает во второй половине дня, нарушает не только вегетатику, но и последующий сон с обязательным астеническим ментизмом.

Несколько иначе в клинической картине представлена психическая истощаемость. Будучи от природы, как правило, интеллектуально развитыми, больные предпочитают умственный труд. Но, охотно берясь за решение той или иной задачи, увлекаясь ею, они вскоре убеждаются в нарушении активного внимания. Их отвлекают посторонние события, шумы, свет и т. д. Иной раз, блестяще начатое дело останавливается на полдороге, пациенты к нему охладевают и оставляют, с тем, чтобы новое увлечение, после относительно продолжительного отдыха, было начато и вновь заброшено. Больные говорят, что им трудно додумать до конца любую возникшую идею, а тем более претворить ее в жизнь в виде статей, проектов, макетов.

Таким образом, вы видите, что в основе астенической психопатии лежит астенический симптомокомплекс со всеми его структурными элементами: истощаемостью, нарушением сна, снижением порога восприятия, вегетативными стигматами. У разных астеников различные компоненты могут выступать на авансцену психического статуса, формируя различные варианты астенической психопатии.

Кроме астенического симптомокомплекса с расторможенностью быстро истощаемых филогенетически древних эмоций, необходимо описать и другие качества и свойства астенической личности. Мы уже говорили о достаточно высоком интеллекте астеничных больных. Это способствует хорошему осознанию своей физической, а иногда и психической несостоятельности. Чувство собственной недостаточности сопровождается ранимостью, повышенной впечатлительностью и зависимым поведением. Они стараются играть роль ведомого исполнителя, не претендую на лидерство. Робкие, застенчивые и слабодушные, но тонко чувствующие натуры, они умеют глубоко переживать и сострадать окружающим. Будучи справедливыми, совестливыми, сострадательными, стараются эти качества не выпячивать, не демонстрировать окружающим. Несмотря на это, их нередко называют «совестью» семьи, коллектива, общества, а то и нации. Неуверенные в себе, во всем сомневающиеся — и в результате их преследует непрекращающаяся череда неудач в предпринимаемых ими делах. Неуверенность и сомнения способствуют постоянной напряженности, тревожности, застенчивости, особенно в незнакомой среде. Для преодоления этих качеств некоторые из них пытаются играть другую ролевую функцию, используя механизмы гиперкомпенсации. Тогда можно увидеть развязность, безапелляционность и даже грубость. Впрочем, окружающие легко и быстро разоблачают несвойственную больным ролевую функцию.

Для астеничных весьма типичен пониженный фон настроения, зачастую с идеями самоуничижения, но он всегда опосредован реактивными воздействиями: грубостью и черствостью окружающих, невозможностью выполнить взятые на себя обязательства, ущемленным самолюбием и обострением хронических соматических заболеваний с выраженными ипохондрическими реакциями. Должен отметить, что астеничные психопаты, как правило, очень самолюбивы, но никогда не демонстрируют этого качества окружающим, что говорит о хорошем ситуационном контроле.

Первые признаки астенической психопатии начинают формироваться ещё в дошкольном возрасте. Дети становятся беспокойными, суетливыми, капризными. При грубых эмоциональных воздействиях возможны нарушения сна с ночными, весьма конкретными, страхами, энурезом, иногда рвотами. Дети растут физически ослабленными, обычно они подвержены хроническим соматическим заболеваниям, достаточно плохо курабельным. После второго пубертатного криза уже очевидна физическая истощаемость, выражающаяся в появлении головных болей, слабости, тошнотах, особенно во второй половине дня, в конце занятий. Одновременно формируется робость, нерешительность, неуверенность в себе, некоторая замкнутость, стремление контактировать с младшими по возрасту детьми.

После третьего пубертатного криза обычно появляются первые признаки педантичности, повышенной аккуратности, исполнительности. Обладая, по большей части, плохой памятью, подростки старательно зазубривают пройденный материал, еще более усиливая астению. Возможно появление дисморфофобий и отчетливых периодов пониженного настроения. Начинают формироваться астенические неврозы уже не в форме реакций, а в виде достаточно четко очерченных состояний длительностью до одного месяца с декомпенсацией подростков в среде. Сами невротические реакции носят характер астенодепрессивных или астеноипохондрических. Нарастают раздражительность с быстрой истощаемостью эмоций, мимозоподобность, нерешительность и робость. Практически, к концу третьего пубертатного криза астеническая психопатия оказывается полностью сформированной.

Компенсации астенических психопатов способствуют, в первую очередь, создание для них оранжерейных условий жизни, посильного труда, чуткого и внимательного отношения в семье и, как то ни странно, нарастание педантичности. Она способствует строгой регламентации жизни, стереотипизации поступков и ответных реакций на разнообразные запросы окружающего и, тем самым, сохраняет силы больных, практически, выступает в роли психологической защиты. Напротив, ломка динамического стереотипа (новая семья, работа и т. д.) легко декомпенсирует пациентов.

Если внимательно присмотреться к описаниям астенических психопатов, то бросается в глаза хронический астенический симптомокомплекс, сопровождающий пациентов на протяжении всей жизни и легко усиливающийся под влиянием любой экзогенной вредности. В анамнезе же у больных всегда находятся хронические соматические заболевания, расторможенность филогенетически древних эмоций, замедленность онтогенетического развития (несоответствие достижений достаточно высокому интеллекту). Невольно возникает вопрос, чем астенический психопат отличается от лиц, страдающих астеническим вариантом органического психосиндрома?!

М.М. Ракитин

11 апреля 2017 731

В современном разговорном языке, как русском, так и английском, мы часто употребляем слово «сумасшедший». Например, часто можно услышать разговор подростков, в котором один из них говорит другому: «Ты что, с ума сошел!» Что скажут на этот счет англичане?

Конечно, в английском языке без подобного термина не обойтись. Но как решить, что выбрать: «crazy», «insane» или «mad»? Давайте по порядку.

Каждый из вышеупомянутых терминов можно использовать как в прямом смысле, то есть, обозначая утрату человеком способности адекватно мыслить, так и в переносном. Так, например, «crazy» в научном смысле означает утрату интеллекта (переводим как «сумасшедший»). При этом предполагается, что расстройство рассудка вызвано сильным стрессом или же преклонным возрастом. Однако его редко употребляют для обозначения безумия в буквальном смысле. В переносном же значении это слово может быть использовано не только в негативном контексте («Are you crazy?!» − «Ты чокнутый!»), но и в положительном, и тогда оно уже означает «любить до безумия» («He’s crazy about foreign literature» − «Он обожает иностранную литературу»).

«Mad», прежде всего, указывает на буйное помешательство. Помните Безумного шляпника? Его звали именно так – Mad Hatter. Очень интересно происхождение этого имени. Все дело в том, что ртуть была обязательным элементом при изготовлении головных уборов, ею обрабатывали войлок. Поэтому шляпники, которым поневоле приходилось вдыхать пары ртути, в прямом смысле сходили с ума. Вот и появилось выражение «mad as a hatter» (безумен как шляпник), от которого и родилось имя персонажа сказки. Но в современном контексте «mad» чаще всего обозначает «злиться на кого-либо», как, например,

My girlfriend would be so mad at me! — Она очень разозлится!

И запомните: только это прилагательное можно использовать для описания бешенства (mad dog − бешеная собака).

Наконец, в английском встречается слово «insane». Оно обозначает утрату адекватности, что подтверждается странностями в поведении, несоответствием общепринятым нормам.

Например,

Only insane people can have such power of deception. — Только безумный человек способен на такой обман. (Этот человек действительно нуждается в помощи специалистов.)

Однако вышеупомянутые термины вовсе не являются полным списком выражений, означающих «сойти с ума» или «сумасшедший человек». Например, есть выражение «out of your mind». Если вы узнали, что ваш друг затеял какое-то весьма опасное предприятие – поплавать с акулами, к примеру, − вы можете смело заявить ему: «Are you out of your mind?» (Ты что, с ума сошел!?). Конечно, если это близкий друг. Можно вспомнить и слово «lunatic» (нет, это вовсе не лунатик, как вы могли бы подумать, а скорее «чокнутый»). А вот если вы встретили кого-то по-настоящему сумасшедшего, способного нанести вам вред, то описать его можно словом «psycho» (иными словами, «псих»).

Итак, теперь вы знаете, что такое сумасшествие по-английски и как отличить одно от другого. Благодаря таким нехитрым выражениям вы сможете здорово разнообразить свой разговорный язык!

Вариативная норма: что такое акцентуация

Акцентуация характера — это не болезнь. Несмотря на то, что некоторые названия вариантов акцентуации: эпилептоид, истероид, шизоид и другие, — образованы от названий психических заболеваний, любой человек с акцентуацией здоров и нормален. У эпилептоида нет эпилепсии, а шизоид не болеет шизофренией (иначе они стали бы эпилептиком и шизофреником). У людей с акцентуацией лишь обострены определенные черты характера. Создатель этого понятия, немецкий психиатр Карл Леонгард, к примеру, писал, что «население Берлина — это на 50% акцентуированные личности и на 50% — стандартный тип людей». Тем не менее, в некоторых неблагоприятных обстоятельствах акцентуация может превратиться в болезнь, «добрав» патологичности.

Составители Энциклопедического словаря по психологии и педагогике (2013) пишут об этом понятии так: «Акцентуация характера отличаются от психопатий отсутствием одновременного проявления свойственной последним триады признаков: стабильность характера во времени, тотальности его проявлений во всех ситуациях, социальной дезадаптации». Иначе говоря, эпилептоид не всегда стремится маниакально поддерживать порядок, а истероид не в любой ситуации жаждет оказаться в центре всеобщего внимания.

В российской психологии акцентуация характера остается популярным понятием, однако общепринятой классификации на сегодняшний день не существует. Современные версии типологии опираются на работы Карла Леонгарда, монографию советского психиатра Андрея Личко и другие исследования. Работы Личко позволили глубже понять причины появления и этиологию неврозов, поскольку психиатр выдвинул концепцию так называемого «места наименьшего сопротивления», или «слабого звена» в характере.

«Введение понятия «места наименьшего сопротивления” характера, а также описание этих мест применительно к каждому типу — важный вклад в психологическую теорию характера, — пишет в своей монографии российский психолог, специалист в области экспериментальной психологии и нейро-лингвистического программирования, профессор МГУ Юлия Гиппенрейтер. — Он имеет также неоценимое практическое значение. Слабые места каждого характера надо знать, чтобы избегать неправильных шагов, излишних нагрузок и осложнений в семье и на работе, при воспитании детей, организации собственной жизни и т. п.»

Вязкий педантизм: чем похожи и чем отличаются эпилептоид и эпилептик

Эпилепсия — это психоневрологическое заболевание, главной характеристикой которого являются повторяющиеся внезапные припадки, мешающие мозгу правильно работать. В их основе лежит избыточная электрическая активность нейронов. Из-за нее в мозгу возникает разряд, который бьет и бьет, как молния, в его тканях: раз в год или еженедельно, по ночам или раз в пару часов. При этом припадок может выглядеть не только как судороги, но и как внезапные замирания — так называемый абсанс — с короткими провалами в памяти (эпилепсия petit mal), молниеносные мышечные спазмы в области рук (миоклоническая эпилепсия) или даже лунатизм и подергивание мышц лица и тела во сне (ночная лобная эпилепсия).

По данным Всемирной организации здравоохранения, сегодня в мире порядка 50 млн. человек страдает этим заболеванием. В 70% случаев эпилепсию можно вылечить, чаще всего — медикаментозно. Тем не менее, три четверти людей, даже в развитых странах, не получают лечения, поскольку не обращаются за помощью. Отчасти это происходит из-за того, что широкую известность имеет только судорожная форма эпилептического припадка, а другие его формы не кажутся людям причиной для тревоги. Тем не менее, без лечения эпилепсия разрушает мозг и со временем приводит к слабоумию.

Эпилепсия сказывается на том, как работает психика. В результате, личность меняется: человек становится более «вязким», патологически обстоятельным, неспособным переключиться, раздражительным, склонным ко вспышкам ярости и поучениям, подчеркнуто педантичным, чрезмерно привязчивым и чрезвычайно эгоцентричным.

Надежность и раздражение: плюсы и минусы эпилептоидной акцентуации

Похожие черты свойственны и здоровым людям с эпилептоидной акцентуацией характера — разумеется, не в столь яркой форме. При этом такой человек совсем не обязательно заболеет эпилепсией — или болел ею в прошлом. Акцентуация — это лишь совокупность персональных черт, склонностей и особенностей. Относиться к ним можно по-разному, в зависимости от того, насколько они мешают или помогают самому человеку и окружающим людям, но «лечить» акцентуацию так же бессмысленно, как лечить низкий рост. Можно только корректировать ее проявления, если они становятся проблемой.

Эпилептоидная акцентуация (как и все прочие) действительно может вызвать определенные трудности. Эпилептик переживает судорожные припадки, а эпилептоид — припадки гнева. Как и приступы эпилепсии, они могут быть всем заметны — или невидимы. Оттенки агрессии варьируются индивидуально — и ситуативно: от молчаливых вспышек раздражения до полновесных приступов ярости, когда человек может случайно разбить толстое стекло в вагоне голой рукой. «Я просто очень сильно рассердился», — скажет он затем. И это будет чистая правда: люди с эпилептоидной акцентуацией способны сердиться как никто.

Злоба, раздражение, ярость, гнев, обида, возмущение, бешенство, неприязнь, ожесточение — их частые и назойливые спутники. Эпилептоид сердится в метро, сердится за рулем, сердится дома, сердится на себя, на других, на обстоятельства. Такая особенность характера чревата инсультами и инфарктами — ведь даже если у взрыва почти нет внешних проявлений (как у припадка эпилепсии petit mal), он все равно происходит.

В результате человек с эпилептоидной акцентуацией раз за разом оказывается в опасной системе: агрессивный импульс — задержка, агрессивный импульс — снова задержка… Эпилептоид «сдержан, но взрывчат», «взрывчат, но сдержан». Справляться с этим приходится ежедневно, и люди говорят, что это здорово выматывает. Однако уменьшить агрессивность в таком случае можно за счет работы над собой — в форме аутотренингов или занятий с психологом. Также полезнен бывает полный или частичный переход на вегетарианское питание и «антистрессовые» восточные увлечения: йога, дзен и другие.

© Jeff Koons

Людям с эпилептоидной акцентуацией, как и эпилептикам, свойственна «вязкость» и «привязчивость» характера. Им трудно отвлечься, трудно переключиться, трудно увидеть альтернативу или принять критику. Единожды проникшая и пустившая корни в простой и здравой логике эпилептоида идея «не идет из головы», понуждает возвращаться снова и снова, обрастает дополнениями и добавками, сохраняя при этом незыблемость монумента. Эпилептоидная акцентуация позволяет верить до упора, работать на идею тогда, когда все остальные уже бросили это делать, планомерно добиваясь своего за счет крайнего упорства, педантичной настырности и терпения. «Капля камень точит не силой, но частым паденьем», — это про эпилептоида. Он всегда отступается последним и часто достигает своего, если уж это «свое» втемяшилось ему в голову. Вот почему эпилептоидная акцентуация может оказаться полезной для карьеры и саморазвития. Для эпилептоида, впрочем, важно стараться выбирать, в чем «завязнуть» и к кому привязаться. Бесперспективные объекты чреваты бессмысленной тратой времени — но если идея хороша, она может вывести на главную магистраль, к которой человек сам прокопает свой путь сквозь породу, — и будет потом с полным правом этим гордиться.

Эпилептоидные люди, как и люди с паранойяльной акцентуацией, склонны к образованию «сверхценных идей». Психологи говорят, что если паранойяльный — «пророк», то эпилептоид — «апостол». Такая акцентуация характера позволяет человеку быть надежным коллегой, верным другом и преданным партнером в отношениях. Эпилептоид всегда помнит, кому и сколько должен, кого и за что необходимо отблагодарить. В то же время, в памяти такого человека хранятся сведения и о том, кому он сам сделал добро. Опираясь на свою собственную привычку «отдариваться», он может ожидать, что ему ответят тем же, — и расстраиваться, когда этого не происходит.

Пирог по линейке: как узнать эпилептоида

Один из ведущих отличительных признаков человека с эпилептоидной акцентуацией — его любовь в порядку и упорядоченности. Его дом обычно выглядит очень прибранным и довольно чистым. Это «его крепость», в которую мало кто допускается. Здесь многие вещи и явления имеют свое место, будь то чайная ложка, край ковра или последовательность приговления завтрака.

Эпилептоид охотно наводит порядок (часто неосознанно) и в общественных местах: сдвигает салфетницу, чтобы ровно стояла, вытирает капли супа, если слегка испачкал стол за ланчем, и даже может пожаловаться, что «торт неровный». Беспорядок раздражает таких людей, а их ультимативность и склонность к агрессии подливает масла в огонь, так что посещение захламленного дома может вызвать очередной приступ гнева или уныния. В лучшем случае он будет пережит молча, — но избежать его не получится, если только человек специально не работает со своими негативными эмоциями.

Человек эпилептоидного типа также может показаться довольно жестким: ему легко даются команды, а его логика трезва, понятна и основана на здравом смысле. Его склонность управлять подчас проявляется и в сексуальной сфере. В то же время, за счет возбудимости своей психики эпилептоид остается весьма уязвимым: твердости у него достаточно, а вот спокойствия — нет.

Против приступа: если вы эпилептоид

Один из важнейших навыков, который позволяет человеку с эпилептоидной акцентуацией улучшить свою жизнь, — это способность «купировать» приступы гнева. Такая цель подчас требует кропотливого труда, — но заниматься им можно не только со специалистом. «Учитесь расслабляться и держать внутреннюю улыбку, — советуют психологи. — Воспитывайте в себе большую терпимость к другим людям, даже к тем, кто живет очень по-своему».

Также представителю эпилептоидного типа важно помнить, что «не человек для порядка, а порядок — для человека», — и можно простить коллеге, другу или близкому хаос на столе, немытую посуду в раковине или пару клоков пыли под кроватью. Порядок — важный элемент жизни, но не все обращают на него внимание. Все люди разные, и у каждого есть свои достоинства и недостатки.

Эгоизм и повышенное внимание к себе — большая проблема для многих эпилептоидов. Вот почему им важно учиться понимать других людей, их чувства и взгляды. Для этого можно использовать аутотренинги: например, «Я глазами других», «Перевоплощение» и другие. Также важно регулярно устраивать дни (или хотя бы часы), когда можно добровольно жить согласно распорядку и желаниям близких людей, — а не своим собственным правилам.

Чужой монастырь: если рядом эпилептоид

Для людей с эпилептоидной акцентуацией много значит уважение к общепринятым нормам и их персональным правилам. Вот почему важно спрашивать об их предпочтениях. Такие люди это оценят, и градус миролюбия повысится. Также в случае с эпилептоидной акцентуацией нужно учитывать статус, возраст, заслуги, субординацию и другие общественные иерархические элементы. Эпилептоид неспособен накричать на начальство, однако несанкционированное «ты» со стороны попутчика в поезде может вызвать у него плохо скрываемое раздражение.

При этом нужно помнить, что у общения с эпилептоидом есть и множество положительных сторон. Помимо гнева и педантизма, которые поддаются коррекции, если человек занимается собой, таким людям свойственна порядочность и упорядоченность, надежность, самодисциплина, ясность мышления и верность. Вероятно, за это им можно простить привычку оправлять скатерти или время от времени раздражаться, если вы не ответили на звонок.

Владимир Леви

психолог, психотерапевт и писатель, кандидат медицинских наук

— Единой, общепринятой официальной классификации акцентуаций характера я не признаю, поскольку уверен, что таковой быть не может. Потому что есть такая штука, как психологическая относительность. Нет и не может быть единого, абсолютного, общепринятого на все времена, для всех цивилизаций, стран, национальностей, социальных слоев представления о том, что такое не акцентуация — то есть, характер «среднестатистический», «нормальный», «правильный», или какой-нибудь «гармоничный» или «идеальный». Мы можем с полным правом считать конкретный характер какого-то конкретного человека средним, нормальным или идеальным, но при этом кто-то другой с тем же правом зачислит этот характер в разряд акцентуаций или в совсем сумасшедшие. Один и тот же характер в разных историко-социальных контекстах и ситуациях может оказаться и акцентуированным, и не анцентуированным, и недоакцентуированным, и акцентуированным в противоположную сторону.

Типологии и классификации — дело наживное. Бытующие на сегодня классификации акцентуаций — не первые и не последние. Наблюдательные умы человечества давным-давно заприметили, что все люди не только и не просто разные, но могут быть сгруппированы в некие типы, конгрегации со сгущением сходственно-родственных черт — или, если угодно, породы, у которых одни признаки (черты, свойства) заметно преобладают, усилены, ярко выражены (то есть, акцентуированы), а другие наоборот. Вспомним знаменитое, и ныне еще имеющее школьную силу, античное подразделение человеков по четырем темпераментам, которые нобелевский лауреат Павлов углядел и у своих несчастных подопытных псов. А блестящий живописный очерк характеров Лабрюйера (XVIII век), эта щедрая палитра разных человеческих разностей, в которой угадываются обрисованные в дальнейшем типажи Леонгарда, и того же Личко, и многие другие? А превосходная Ганнушкинская классификация психопатий и патологических характеров? А великая Кречмеровская патохарактерология, позднее вошедшая в многообъемный сплав психошкал грандиозного теста MMPI?

В старинной индийской «Камасутре» неизвестный искушенный автор на основе, как можно понять, весьма обстоятельного личного опыта впечатляюще изобразил основные сексуально-характерологические типажи женщин; в классификации этой, сугубо практической, прозрачно просматриваются и гиппократические темпераменты, и конституциональные психосоматические типажи недавних времен, достаточно реальные для медиков и психологов. Крайняя степень выраженности каждой типажности становится житейски проблемной, тяготеет к сомато-, психо- или социопатии. В одном из типажей даже синдром Аспергера проглядывает.

Любая (качественная и количественная) совокупность любых более или менее реальных или придуманных, измышленных — и тем введенных в реальность — свойств человека (и не только) может стать основой для классификации — некоей типологии и\или типомифологии. Для измерительных шкал — континуумов, близ крайних полюсов которых окажутся вот эти самые акцентуированные характеры — или акцентуированные мифологемы и акцентуированные фикции. К разряду мифологем и фикций отношу, например, псевдохарактерологические классификации людей по именам, типажи астрологические и соционические (сейчас на меня набросятся их фанаты — ну-ну, давайте, кусайте).

Что касается соционики, то эта мифистика, вначале являвшая собой забавную и небесполезную умственную игру с человеческим многомерием, постепенно, в ходе опопсения и опошления, выродилась в сектоидную псевдятину с привкусом коммерции. Выросла эта пурга на первоначально вполне здравой основе — на эмпирической психотипологии Юнга, создателя классических представлений об экстраверсии-интроверсии. Яркий пример того, как из любой теории, основанной на живых практических наблюдениях, можно вытворить какую угодно бодягу.

Можно ли самому понять собственную акцентуацию? В какой-то степени можно, если:

— у вас для этого достаточен общий уровень интеллекта и базовой образовательной подготовленности, в том числе в области психологии;

— вы наделены достаточно развитой саморефлексией, самоосознанностью, достаточной мерой самообъективности, что, надо заметить, свойство не частое;

— не уперты — обладаете достаточно открытым восприятием и свободным сознанием; не пребываете в каких-то априорных непререкаемых убеждениях относительно себя и окружающих, как позитивных. так и негативных — готовы, не зная, не понимая чего-то, осознать, что не знаете и не понимаете, принять, признать это и пожелаете узнать и понять;

— не слишком фиксированы на себе — интересуетесь жизнями и характерами других людей и набрали достаточный опыт наблюдений, сравнений и размышлений о человеках;

— достаточно изучили те психологические параметры, шкалы, по которым хотите получить свои показатели;

— спокойно и вдумчиво пройдете соответственные тестовые исследования;

— не растеряетесь и не расстроитесь, получив результат, представляющийся вам неважнецким; вспомните о психологической относительности и о том, что человек, понимающий себя, может — в понимаемых пределах — себя изменить.

Записи созданы 7201

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх