Язычество в древней руси

Славянское язычество

Эту страницу предлагается объединить со страницей Славянская мифология. Пояснение причин и обсуждение — на странице Википедия:К объединению/15 июня 2015.
Обсуждение длится не менее недели (). Не удаляйте шаблон до подведения итога обсуждения.

Реконструкция славянского святилища, Радоним, ГерманияЗбручский идол, X век

Славя́нское язы́чество — реконструируемая по данным языка, фольклора, обрядов, обычаев и верований древних славян система дохристианских представлений о мире и человеке, основанная на мифологии и магии. Славянское язычество является самостоятельно развившимся в первом тысячелетии нашей эры фрагментом древней индоевропейской религии, представленной в древнеиндийских, древнеиранских, древнегреческих и древнеримских текстах.

Славянское язычество может пониматься не только как историческая стадия мировоззрения древних славян (праславян) в период до принятия ими христианства, но и как типологически особая культурная модель, чьи формы, механизмы и семантические категории продолжали существовать и после принятия христианства.

Описание

О религии древних славян почти ничего не известно: первые отрывочные сведения о славянской культуре в письменных источниках появляются лишь после их выхода к границам Византийской империи в VI веке.

Единственным убедительно реконструируемым общеславянским божеством является Перун (*Perunъ), бог грома и молнии. Судя по всему, именно его имел в виду Прокопий под «творцом молний, владыкой над всеми». Это божество сохранилось лучше всего у восточных славян и приобрело, кроме указанных, ещё и черты бога-покровителя князя и дружины.

Как показал в своём исследовании Лешек Мошинский, праславянскими являются такие понятия, как дух, душа, навь («мертвец»), рай («потусторонний мир»), волколак («оборотень»), упырь («вампир»), треба («жертвоприношение»). При этом языческое понимание души не следует смешивать с христианским. Душа была не какой-то абстрактной нематериальной сущностью, душой была сама личность человека, которая после смерти становилась навью, перейдя в иной мир, рай. При этом, как отмечает О. Н. Трубачёв, среди европейцев, принявших христианство, только у славян понятие «рай» (праслав. *rajь) было исконным, а «ад» — заимствованным.

Трубачёв же пытается восстановить некоторые более абстрактные понятия праславянской религии, находя к ним латинские параллели. Например: прасл. *gověti и лат. favēre «поститься, хранить молчание, благоприятствовать»; прасл. *mana и лат. mānēs «духи умерших, призраки, привидения»; прасл. *basъ/*ne-basъ «красивый, хороший»/»грубый, негодяй» и лат. fās/ne-fās «божественный закон»/»грех».

Вообще в распоряжении учёных крайне мало сведений о мифологии древних славян, особенно же это касается времён общеславянского единства. Это объясняется многими факторами, и прежде всего — отсутствием собственной письменности и удалённостью от основных центров городской латинской или грекоязычной письменной культуры. Одним из первых письменных описаний религии древних славян является описание византийского историка Прокопия Кесарийского (VI век):

Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всем остальном у обоих этих варварских племен вся жизнь и законы одинаковы. Они считают, что один из богов, творец молнии, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещание, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу; избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания.

— Прокопий Кесарийский. Война с готами. Книга VII (книга III Войны с готами)

Формирование славянской религии

Славянская религия формировалась на протяжении долгого периода в процессе выделения древних славян из индоевропейской общности народов во II—I тысячелетии до н. э. и во взаимодействии с мифологией и религией соседних народов. Поэтому, естественно, в славянской религии имеется значительный индоевропейский пласт. Предполагается, что к нему относятся образы бога грозы и боевой дружины (Перун), бога скота и потустороннего мира (Велес), элементы образов близнечного божества (Ярило и Ярилиха, Иван-да-марья) и божества Неба-Отца (Стрибог). Также индоевропейскими по сути являются такие образы, как Мать Сыра-Земля, связанная с ней богиня ткачества и прядения (Мокошь), солнечное божество (Дажьбог), и некоторые другие.

В первой половине 1 тысячелетие до н. э. на мифологию и религию славян оказали значительное влияние кельты и степное ираноязычное население (скифы, сарматы и аланы). По одной из версий, под воздействием кельтов находилось язычество западных (лужицких) славян, в частности формировалась архитектура культовых построек. Некоторые исследователи предполагают кельто-славянские параллели между божествами Дагда и Дажьбог, а также Маха и Макошь. У ираноязычного населения славяне видимо заимствовали само слово «бог» (которое также имело семантику «доля», ср. «богатство», «убогий»), сменившее общеиндоевропейское обозначение для божества *divъ. Вполне возможно, однако, что слово «бог» является исконно-славянским развитием пра-и.е. *bhag- «доля», испытавшим лишь семантическое иранское влияние.

Восточные славяне имели в своём пантеоне божеств предположительно иранского происхождения — Хорс, Семаргл и другие. Данные о чешских языческих богах также весьма скудны и малодостоверны. Есть свидетельства существования Перуна и Велеса, как и соответствующие топонимические факты (например., относящихся к Мокоши). Похожая ситуация характеризует и южнославянские земли. При отсутствии первичных источников оказываются (прежде всего в топономастике) следы имён Перуна и Велеса и их культа, а также некоторых других мифологических персонажей (Мокошь, Даждьбог, Троян и т. п.). При разделении праславянской общности стали формироваться племенные верования славян, имевшие значительные региональные отличия. В частности, религия западных славян, в силу исторических обстоятельств, перед началом христианизации значительно отличалась от всех прочих.

Основные черты

Основными чертами славянского язычества как мировоззрения являются вера в одушевлённость природы (аниматизм и анимизм), культ предков и сверхъестественные силы, которые постоянно присутствуют и принимают участие на протяжении всей жизни каждого человека, развитая низшая мифология, убеждённость в возможности воздействия на положение вещей в мире средствами примитивной магии, антропоцентризм. При отсутствии оригинальных мифологических текстов судить о язычестве славян как исторической стадии общеславянской культуры можно лишь по вторичным данным — археологическим и книжно-письменным источникам (летописи, хроники и т. д.), иностранным свидетельствам, церковным поучениям против язычества (см. труды Н. М. Гальковского, Е. В. Аничкова, В. И. Мансикки, Д. К. Зеленина, Л. Нидерле, Г. Ловмяньского, А. Гейштора, С. Урбаньчика, В. Чайкановича и др.), а также на основе сопоставления славянских данных с данными других индоевропейских (балтийской, иранской, германской и др.) культурных традиций (см. прежде всего работы В. В. Иванова и В. Н. Топорова). Наиболее надёжными и богатыми источниками изучения славянского язычества как культурной модели и реконструкции древнеславянских представлений остаются «современные» (относящиеся к XIX—XX вв.) языковые, этнографические и фольклорные свидетельства славянских традиций.

Культы божеств

Данные археологии и письменных источников свидетельствуют, что у славян существовали скульптурные изображения божеств (идолы). Они могли быть как деревянными, так и каменными. Идолов восточных славян отличает простота и грубость исполнения, тогда как у западных славян идолы были более искусными и сложными. Кроме того, отличительной чертой западнославянских идолов является поликефалия (многоголовость). О внешнем виде славянских идолов можно судить по так называемому «Збручскому идолу», а также по описаниям в письменных источниках: известно, например, что идол Перуна, поставленный в Киеве князем Владимиром, был деревянным, с серебряной головой и золотыми усами.

Славяне поклонялись идолам в открытых святилищах (капищах). Обычно у славян роль храма выполнял лес. Наличие храмовых помещений у славян (за исключением западных) не зафиксировано, однако они вполне могли иметь место, не оставив после себя следов, будучи деревянными. На капище проводились обряды поклонения идолам. Капища могли быть огорожены, их обычным атрибутом был костёр, временный или постоянный. Очевидно, капище было построено князем Владимиром для его пантеона, однако оно до сих пор не обнаружено археологами. Рассуждения Б. А. Рыбакова в этом отношении, поддержавшего археологов П. П. Толочко и Я. Е. Боровского, «открывших» капище Владимира, в последнее время оспариваются. Судя по данным летописей, капище Перуна было и в Новгороде, на Перыни. Оно было предположительно обнаружено советским археологом В. В. Седовым, однако и его реконструкции на сегодняшний день вызывают большие сомнения. Из славянских святилищ, обнаруженных археологами, особо выделяют также Збручский культовый центр. В последнее время высказываются предположения о том, что функцию святилищ на Северо-Западе Руси могли выполнять сопки — сакральные памятники в виде насыпей над захоронениями. По крайне мере, сама насыпь чаще всего играла больше ритуальную функцию, чем погребальную. Остатки именно такого святилища могли быть обнаружены на Перыни.

Помимо идолов славяне (как и их соседи — балты и финно-угорские племена) поклонялись и священным камням-валунам. На восточной окраине славянского пространства, до прихода сюда славян, священным камням поклонялись, очевидно, финно-угорские племена.

В письме митрополита Макария Ивану Грозному (1534 год) сообщается о том, что «скверные мольбища идольские сохранялись и до царства великого князя Василия Ивановича», а также, что в качестве мольбищ используются «лес и камни и реки и болота, источники и горы и холмы, солнце и месяц и звезды и озера».

  • Копия Збручского идола в Кракове

  • Идол («Святовит»), найденный в 1974 году на Волине (Польша)

  • «Синий камень» близ Плещеева озера

Жречество

Подробнее по этой теме см. Волхвы.Жрец Святовита, изображённый на священном камне из Арконы

Как считает В. В. Седов, вождь (князь) у древних славян совмещал в себе административные, военные и религиозные функции, что вообще характерно для периода военной демократии.

К середине I тысячелетия н. э. славянские племена расселились на довольно большой площади, поэтому уровни общественного развития у них различались. Южные славяне очень рано попали под сильное влияние Византии и, следовательно, христианства, поэтому говорить о жречестве у них не представляется возможным. Западные славяне по уровню общественного развития обгоняли восточных, поэтому, как видно по источникам, жречество у балтийских славян достигло значительного влияния, а порой сосредоточивало в своих руках и политическую власть. Судя по всему, жречество как сословие у восточных славян находилось только в процессе формирования, который был прерван введением христианства. Тем не менее, жрецы языческих божеств у восточных славян в дохристианские времена скорее всего были. Однако их, видимо, было не так много — гораздо больше было гадателей, колдунов и знахарей. Древнерусские источники называют их следующим образом: волхвы, ведуны, обавники, зелейники, наузники, чародеи, кудесники, ворожеи, «бабы богомерзкие» и т. д. Как правило, основными их функциями были знахарство — лечение заговорами, ритуалами и естественными лекарственными средствами; бытовая магия — любовная и защитная (с помощью ритуалов, зелий, амулетов, оберегов и т. п.); предсказания и гадания — по крику птиц и животных, застыванию олова и воска и т. п.; вспоможение при родах и так далее.

Культ предков

Погребальные столбы (голубцы) на старообрядческом кладбище. Архангельская губерния, г. Кемь, 1899

Культ предков нашёл своё отражение в славянском погребальном обряде. «Повесть временных лет» так описывает этот обряд у вятичей:

И если кто умрёт, совершают над ним тризну. После неё складывают большой костёр, кладут на него мертвеца и сжигают. После этого, собрав кости, складывают их в малый сосуд и ставят на столбе у дороги. Так делают вятичи и ныне. Такому же обычаю следуют и кривичи, и прочие язычники.

Оригинальный текст (древнерусск.) И аще къто умьряще, творяху тризну надъ нимь, и посемъ сътворяху краду велику, и възложаху на краду мьртвьца, и съжьжаху, и посемь, събьравъше кости, възложаху въ судину малу, и поставляху на стълпѣ на путьхъ, еже творять Вятичи и нынѣ. Сиже творяху обычая и Кривичи и прочии прогании.

Под тризной здесь, видимо, имеются в виду состязания в память об умершем и вообще поминальные мероприятия. Обычай оставлять сосуд с костями умершего на столбах у дорог проясняется позднейшими этнографическими записями: столбы на кладбищах считались своего рода границей между живыми и мёртвыми. У этих столбиков бросалась посуда, применяемая при похоронах. Сами столбики нередко делались с подобием крыши и выемками — для удобства душ умерших, которые около них обитали. Позже кладбищенские столбики сменились православными крестами. Кроме того, погребальные столбы отсылают к архаичному обычаю захоронения на деревьях и в стволах деревьев. Столб, таким образом, может играть в погребальном ритуале космогоническую роль Мирового Древа, по которому души умерших поднимаются в небесный мир предков.

Данные о погребальном обряде можно почерпнуть и из летописного рассказа о том, как Ольга хоронила своего мужа, князя Игоря, убитого древлянами:

«Вот, уже иду к вам. Наварите много медов у города, где вы убили мужа моего, чтобы поплакать мне над могилой его и совершить тризну по мужу моему». Они, услышав это, свезли очень много мёда, и наварили. Ольга с небольшой дружиной и налегке пришла к могиле Игоря и плакала о муже своём. Затем повелела людям насыпать большой курган, и, когда насыпали, велела совершать тризну. Затем древляне сели пить, и Ольга повелела своим отрокам прислуживать им.

Оригинальный текст (древнерусск.) «Се, уже иду къ вамъ, да пристроите меды мъногы у града, идеже убиете мужа моего, да поплачюся надъ гробомъ его и сътворю тризну мужю своему». Они же, то слышавъше, съвезоша меды мъногы зѣло, и възвариша. Ольга же, поимъши мало дружины, и льгъко идущи, приде къ гробу его и плакася по мужи своемь. И повелѣ людьмъ съсути могылу велику, и яко съсъпоша, повелѣ тризну творити. Посемь сѣдоша Древляне пити, и повелѣ Ольга отрокомъ своимъ служити предъ ними.

Из данного отрывка следует, что тризна включала питие медов, что над могилами устраивались курганы (видимо, их величина зависела от статуса погребаемого) и что существовал обычай плакать над могилой усопшего. Все эти сведения подтверждаются этнографическими записями и (о курганах) данными археологии. Кроме этих обычаев в «Прологе» упоминается такой элемент погребальной обрядности, как «бъдынъ», то есть бдение, бодрствование рядом с покойником в течение ночи, которое, судя по всему, совершалось значительным количеством людей с причитаниями, песнями и играми.

Интересные сведения о погребальном обряде даёт летописный рассказ о смерти Владимира Святославича:

Ночью же разобрали помост между двумя клетями, завернули его (Владимира) в ковёр и спустили верёвками на землю; затем, возложив его на сани, отвезли и поставили в церкви святой Богородицы, которую он сам когда-то построил. Узнав об этом, сошлись люди без числа и плакали по нём…

Оригинальный текст (древнерусск.) И нощию межю клетьми проимавъше помостъ, в ковьръ обьртѣвъше и, ужи съвѣсиша и на землю, и възложьше и на сани, везъше, поставиша и въ святѣи Богородици, юже бѣ съзьдалъ самъ. Се же увѣдѣвъше людие, бес числа сънидошася, и плакашася по немъ…

В данном случае можно наблюдать древнейший обряд, который сохранился и в Древней Руси — чтобы вынести покойника, разбирают стену. Делалось это вероятно с той целью, чтобы покойник, вынесенный необычным путём, не смог вернуться и не тревожил живых. Другой древнейший обряд, описанный в данном отрывке — это использования саней для перевозки покойника, даже несмотря на летнее время. Сани использовались в похоронах как наиболее почётный, спокойный и солидный вид транспорта. К тому же сани, в силу своей архаичности, видимо имели в похоронном обряде и некое сакральное значение.

Существует также общая для всех восточных славян обрядовая еда на поминках — это кутья, блины и кисель. Почти все восточнославянские праздники связаны с культом умерших предков, которых вспоминали в рубежные моменты года — на Святках, в Чистый четверг и Радоницу, в Семик и перед Дмитриевым днём. В дни поминовения усопших для них топили баню, жгли костры (чтобы они погрелись), оставляли для них еду на праздничном столе. Святочные ряженые представляли собой в том числе и пришедших с того света предков и собирали дары. Целью всех этих действий было задабривание умерших предков, которые могли благословить семью, а могли и причинять зло — пугать, являться во сне, мучать и даже убивать тех, кто не удовлетворил их потребностей.

Весьма распространённой среди славян была вера в так называемых «заложных покойников». Считалось, что люди, умершие не своей смертью, не успокаиваются после смерти и способны вредить живым, поэтому их суеверно боялись и почитали во время общих поминок.

См. также: Чёрная могила и Русалии

Примечания

  1. Толстой, 2003, с. 10.
  2. 1 2 Толстая, 2012, с. 616.
  3. Moszyński Leszek. Die vorchristische Religion der Slaven im Lichte der Slavishen Sprachwissen schaft. Böhlau Verlag, Köln-Weimar-Wien, 1992.
  4. Трубачёв О. Н. Мысли о дохристианской религии славян в свете славянского языкознания // Вопросы языкознания. 1994. № 6. С. 8.
  5. Трубачёв. Мысли о дохристианской религии славян… С. 11-12.
  6. Ошибочный перевод «один только бог» дал повод для многочисленных спекуляций о «монотеизме» у древних славян (например: Климов Е. В. Монотеизм восточных славян Архивная копия от 12 октября 2011 на Wayback Machine // Вопросы истории. 2007. № 12.) Правильный перевод — «один из богов» (в оригинале не θεόν, а θεῶν).
  7. Об индоевропейских истоках славянской мифологии см.: Иванов Вяч. Вс., Топоров В. Н. Исследования в области славянских древностей. М.: Наука, 1974.
  8. Кузьмин А. Г. Падение Перуна: Становление христианства на Руси. М.: Молодая гвардия, 1988. С. 181—182.
  9. Иванов С. В. Рец. на: Parallels between Celtic and Slavic. Proceedings of the First International Colloquium of Societas Celto-Slavica held at the University of Ulster, Coleraine, 19-21 June 2005. (недоступная ссылка с 13-05-2013 — история)
  10. Этимологический словарь Фасмера
  11. Иранские боги в киевском пантеоне
  12. 1 2 Топоров, 1995, с. 213.
  13. Возможно, это результат влияния кельтской или античной традиции.
  14. Поликефалия в своём изначальном виде связывается исследователями с общественной организацией: Трубачев О. Н. История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 8—9.
  15. Принадлежность этого идола именно восточным славянам остаётся спорной. Более вероятна западнославяенская принадлежность Збручского идола, при этом высказываются даже мнения о его принадлежности степным кочевым народам: Клейн 2004, с. 196—212. Часть современных исследователей считает идол подделкой эпохи романтизма: Комар А., Хамайко Н. Збручский идол: памятник эпохи романтизма? Архивировано 9 декабря 2012 года. // Ruthenica. — Київ, 2011. — Т. X. — C. 166—217.
  16. Изображение предположительно идола Перуна (усатого и стоящего на облаке) выгравировано на костяном гадательном жребии из Старой Ладоги: Чернов А. Перун и Один: Три языческих жребия из Старой Ладоги
  17. Слухай, Мосенкіс, 2006, с. 21.
  18. Некоторые исследователи находят изображения дохристианских храмов и идолов в русских вышивках: Динцес Л. А. Дохристианские храмы Руси в свете памятников народного искусства // Советская этнография. 1947. № 2; Денисова И. М. Образ древнеславянского храма в русском народном искусстве // Этнографическое обозрение. 1992. № 5. Возможно, реликты язычества сохранились в позднейшей традиции постройки «обыденных» (за один день) храмов и часовен: Зеленин Д. К. «Обыденные» полотенца и «обыденные» храмы // Живая старина. 1911. XX. С. 1-20.
  19. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. Глава 9. Языческая реформа Владимира.
  20. Толочко П. П., Боровский Я. Е. Язичницько капище в «городі» Володимира // Археологія Київа. Дослідження і матеріали. Київ, 1979. С. 3-10.
  21. Клейн 2004, с. 160—164.
  22. Седов В. В. Древнерусское языческое святилище в Перыни // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 50. С. 92-103.
  23. Нет никаких оснований считать находки В. В. Седова капищем Перуна — это, скорее всего, просто группа сопок, см. Клейн 2004, с. 152—157.
  24. Русанова И. П., Тимощук Б. А. Збручское святилище (предварительное сообщение) // Советская археология. 1986. № 4. С. 90-99.
  25. Свирин К. М. Языческие святилища Северо-Запада Древней Руси в VIII — начале XI вв. // История и археология Новгорода. 2006. Вып. 2.
  26. Например, Синие Камни считаются топонимическим маркером былого присутствия мери: Матвеев А. К. Собственно русская топонимия как источник сведений о древнем населении Севера Европейской части России
  27. Левкиевская, 2000.
  28. Седов В. В. Восточные славяне в VI—XIII вв. М.: Наука, 1982. С. 268.
  29. См. попытку реконструкции на археологическом материале: Тимощук Б. А. Языческое жречество Древней Руси (по материалам городищ-святилищ) // Российская археология. 1993. № 4. С. 110—121.
  30. См. также В. Е. Рудаков. Ведун // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  31. 1 2 Мансикка 2005, с. 197—210.
  32. В более ранних списках летописи вместо крада «погребальный костёр» стоит слово клада «колода, гроб».
  33. Цит. по: Мансикка 2005, с. 94.
  34. Мансикка 2005, с. 96-97.
  35. Белова О. В., Петрухин В. Я. «Похороны Совия»: книжный сюжет и реалии погребального обряда в свете славяно-русских параллелей // Фольклор и книжность. М.: Наука, 2008. С. 128—136.
  36. Цит. по: Мансикка 2005, с. 98.
  37. Мансикка 2005, с. 99-101. Б. А. Рыбаков, однако, считает, что бъдынь — это столб над местом захоронения или небольшая деревянная домовина. При этом Рыбаков никак не аргументирует свою точку зрения, как и не объясняет этимологию слова, которая была бы весьма интересна при таком толковании.
  38. Цит. по: Мансикка 2005, с. 101.
  39. Мансикка 2005, с. 102—103.
  40. Анучин Д. Н. Сани, ладья и кони как принадлежности похоронного обряда // Древности. Тр. моск. археол. общества. Т. XIV. М., 1890.
  41. Зеленин, 1995, с. 58—69.

Литература

  • Амельченко В. В., Глинка Г. А., Максимов С. В. Вера и верования русского народа. — М.: Воениздат, 2003. — 256 с. — (Редкая книга). — ISBN 5-203-01928-2.
  • Аничков Е. В. Язычество и древняя Русь. — СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1914. — XXXIX, 386 с.
  • Афанасьев А. Н. Славянская мифология. — М.: Эксмо; Мидгард, 2008. — 1520 с. — (Гиганты мысли). — ISBN 978-5-699-27982-1.
  • Васильев М. А. Особенности формирования и развития восточнославянского язычества
  • Гаврилов Д. А., Наговицын А. Е. Боги славян. Язычество. Традиция. — М.: Рефл-бук, 2002. — 464 с. — ISBN 5-87983-054-3.
  • Гаврилов Д. А., Ермаков С. Э. Древние боги славян. — М.: Вече, 2014. — 320 с. — (Неведомая Русь). — ISBN 978-5-4444-2245-8.
  • Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси (Репринтное издание). — М.: Индрик, 2000. — 700 с. — (Памятники древней письменности. Исследования. Тексты). — ISBN 5-85759-108-2.
  • Гимбутас М. Славяне. Сыны Перуна. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2003. — 254 с. — (Загадки древних цивилизаций). — ISBN 5-9524-0357-3.
  • Грашина М. Н., Васильев М. С. Языческий календарь. Миф, обряд, образ. — М.: Вече, 2013. — 384 с. — (Неведомая Русь). — ISBN 978-5-4444-1031-8.
  • Зеленин Д. К. Восточнославянская этнография. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1991. — 512 с. — (Этнографическая библиотека). — ISBN 5-02-0165700-0.
  • Зеленин Д. К. Избранные труды. Очерки русской мифологии: Умершие неестественною смертью и русалки. — М.: Индрик, 1995. — 432 с. — (Традиционная духовная культура славян. Из истории изучения). — ISBN 5-85759-018-3. Архивная копия от 23 февраля 2014 на Wayback Machine
  • Иванов В. В., Топоров В. Н. Исследования в области славянских древностей. — М.: Наука, 1974. — 344 с.
  • Клейн Л. С. Воскрешение Перуна: К реконструкции восточнославянского язычества — СПб.: Евразия, 2004. — 480 с. — (Magicum). — ISBN 978-5-8071-0153-7.
  • Левкиевская Е. Е. Мифы русского народа. — М.: Астрель, 2000. — С. 442—445. — 528 с. — (Мифы народов мира). — ISBN 5-17-002811-3.
  • Ловмянский Г. Религия славян и её упадок / Пер. с пол. М. В. Ковальковой. — СПб.: Академический проспект, 2003. — 512 с. — ISBN 5-7331-0045-1.
  • Мансикка В. Й. Религия восточных славян. — М.: Изд-во ИМЛИ им. А. М. Горького РАН, 2005. — 368 с. — ISBN 5-9208-0238-3.
  • Русанова И. П., Тимощук Б. А. Языческие святилища древних славян. — М.: Вече, 2017. — 368 с.: ил. — (Неведомая Русь). — ISBN 978-5-4444-6039-9.
  • Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. — М.: Наука, 1981. — 608 с.: ил.
  • Рыбаков Б. А. Язычество древней Руси. — М.: Наука, 1987. — 784 с.: ил.
  • Славянская мифология и религия славян // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Слухай Н. В., Мосенкіс Ю. Л. Мовна символіка і міфопоетика текстів Тараса Шевченка. — К.: Видавничий дім А + С, 2006. — 164 с. (укр.)
  • Сперанский Н. Н. Русское язычество и шаманизм. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2006. — 608 с. — ISBN 5-88230-195-5.
  • Язычество / Толстая С. М. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 2012. — Т. 5: С (Сказка) — Я (Ящерица). — С. 616—619. — ISBN 978-5-7133-1380-7.
  • Толстой Н. И. Очерки славянского язычества. — М.: Индрик, 2003. — 624 с. — (Традиционная духовная культура славян / Современные исследования). — ISBN 5-85759-236-4.
  • Боги / Топоров В. Н. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 1995. — Т. 1: А (Август) — Г (Гусь). — С. 204—215. — ISBN 5-7133-0704-2.
  • Фаминцын А. С. Божества древних славян. — СПб.: Алетейя, 1995. — 362 с. — (Славянские древности). — ISBN 5-85233-003-8.
  • Шеппинг Д. О. Мифы славянского язычества. — М.: Академический проект, 2014. — 216 с. — (Технологии культуры). — ISBN 978-5-98426-141-8.

ЯЗЫЧЕСТВО ДРЕВНЕЙ РУСИ

Язычество Древней Руси – система дохристианских представлений о мире и человеке у древних восточных славян, официальная и доминирующая религия в Древнерусском государстве до Крещения Руси в 988 году. Вплоть до середины XIII века, несмотря на усилия правящей элиты, продолжало исповедоваться значительной частью населения Руси. После полного вытеснения христианством языческие традиции и верования продолжали оказывать значительное влияние на русскую культуру, традиции и жизненный уклад, что сохраняется по сей день.

Пантеон богов

Верования древних славян уходили корнями в религиозные воззрения древних индоевропейцев, из числа которых славяне выделились во II–I тысячелетии до н. э. Постепенно трансформируясь и усложняясь, перенимая черты других культур, прежде всего ираноязычных (скифы, сарматы, аланы), система языческих верований дошла до IX–X столетий.

В Лаврентьевской летописи упоминается, что в киевском языческом пантеоне, поставленном князем Владимиром в 980 году «на холме за теремным двором», присутствовали идолы богов Перуна, Хорса, Дажьбога, Стрибога, Симаргла (Семаргла) и Мокоши. Перун был верховным богом-громовержцем, славянским аналогом Зевса и Тора. Он считался покровителем княжеского рода, ему поклонялись в первую очередь в княжеско-дружинной среде. Хорс играл роль бога-солнца. Исследователи спорят о происхождении его имени, возможно, оно пришло к славянам от хазар или скифов и сарматов. Дажьбога, который тоже олицетворял солнце, некоторые специалисты отождествляют с Хорсом, полагая, что это два имени одного и того же бога. Стрибог был богом ветра, Семаргл, как полагают некоторые учёные, – богом растительности, земли и подземного царства. Единственной богиней в пантеоне Владимира была Мокошь, покровительница ремёсел и плодородия. «Богам Владимира» посвящён огромный массив противоречивой научной литературы: специалисты предлагают множество вариантов истолкования имён языческих божеств, рассуждают об их племенной привязке и ищут аналоги в германских, балтских, иранских, угро-финских, тюркских культах. Есть мнение, что сказание о «богах Владимира» и вовсе является поздней вставкой с известными по разным упоминаниям именами языческих идолов. Так или иначе, археологические раскопки показали – напротив княжеского двора на Старокиевской горе действительно стояло славянское капище.

Из тех славянских богов, которые не упоминаются в Лаврентьевской летописи, исследователи выделяют бога огня Сварога, особенно почитавшегося крестьянами, богиню весны и бракосочетания Ладу, а также Волоса (Велеса), бога-покровителя скотоводства. Трёх этих богов, а также Мокошь, Перуна и Дажьбога-Хорса выдающийся учёный Б. А. Рыбаков «опознал» на изображениях с каменного идола X века, в 1848 году обнаруженного в реке Збруч (современная Украина) и поэтому вошедшего в историю как «Збручский идол». Примечательно, что у разных славянских племён преобладали культы разных божеств.

Низшие божества

При достаточно бедном пантеоне богов у язычников Древней Руси была многогранная низшая сфера мифологии, что нехарактерно для большинства языческих религий. Одни низшие существа олицетворяли природу и природные явления (леший, водяной, полевой), другие были связаны с домом и хозяйством (домовой, банник), третьи – наделялись демоническими свойствами (ведьмы, вештицы, моры, колдуны, чернокнижники, а также черти и бесы). Главной ведьмой в языческой мифологии славян была Баба Яга, неизменными атрибутами которой являлись избушка на курьих ножках, костяная нога, ступа и помело. Баба Яга олицетворяла неупокоившуюся душу, ей приносили кровавые жертвы, чтобы задобрить колдунью. Своего рода «двойником» Бабы Яги было Лихо Одноглазое. Заметную роль в славянской мифологии играли и русалки. Считалось, что это утопленницы, способные заманить человека в болото и защекотать до смерти. К женским персонажам относились также богинки – умершие при родах женщины, охотящиеся на рожениц и похищающие или подменяющие младенцев, – и кикиморы, живущие за печкой или сараем и вредящие домочадцам. После принятия христианства и усвоения его широкими слоями населения Руси прежде безобидные существа, отождествлявшие природные явления, такие как леший и водяной, приобрели демоническую сущность.

Антураж и атрибуты языческого культа. Волхвы

Фольклорные данные позволяют сказать, что главными объектами культа древних славян-язычников были столб, который молящиеся обнимали, и печь, которую они целовали. Характерным древнеславянским обрядом была масленица, сопровождавшаяся катанием огненного колеса, сожжением чучела зимы, кулачными боями и ряженными. Места для молений старались выбирать на возвышенностях – холмах и горах. Там же сжигались чучела зимы и проводились обряды заклинания весны. В равнинных местностях обряды проводили на лугах. К разряду культовых мест относились также священные рощи («рошения») и священные деревья («древеса»). Особо почитаемыми деревьями были берёза и дуб, символ бога Перуна, а также деревья, расположенные вблизи родников и источников.

Календарные праздники и обряды древних славян-язычников имели сельскохозяйственную подоплёку, многие из них к тому же были связаны с культом предков. Считалось, что именно предки, покоящиеся в земле, благословляют будущий урожай, поэтому для обеспечения плодородия древние славяне стремились задобрить покойных родных: на Масленицу их поминали блинами, им посвящали разнообразные соревнования.

Местами поклонений древних славян идолам были открытые святилища – капища. В центре капища стоял идол. Эти скульптурные изображения божеств, довольно примитивные по исполнению, могли быть как деревянными, так и каменными. Ярким примером идола древних славян служит вышеупомянутый «Збручский идол». Капища были огорожены, внутри разводился костёр. Существует мнение, что в Северо-Западной Руси роль святилищ могли играть сопки – насыпи над захоронениями.

Древнерусские языческие жрецы – особая категория лиц, обслуживающих религиозную сферу – назывались волхвами. В IX–X столетиях на Руси сложилась влиятельная прослойка волхвов. Под их руководством проводились обряды, ими сохранялась мифология и разрабатывалась символика. Даже простому волхву надо было знать и помнить все обряды, ритуальные песни, заговоры, уметь вычислять календарные сроки магических действий, знать целебные свойства трав. После крещения Руси волхвы стали постепенно терять влияние, однако этот процесс не был быстрым: с одной стороны, летописи фиксировали случаи «избиения» волхвов, с другой – даже спустя сто лет после крещения Руси происходили ситуации, когда в противостоянии с князем или епископом волхвов поддерживали целые города. Так было, например, в 1071 году в Новгороде.

Вытеснение язычества на Руси христианством

Своего рода религиозный дуализм установился на Руси задолго до Владимира. В христианизации Руси была заинтересована Византия, где считалось, что любой народ, принявший христианскую веру из рук императора и константинопольского патриарха, автоматически становится вассалом империи. Контакты Руси с Византией способствовали проникновению христианства в русскую среду. На Русь был послан митрополит Михаил, крестивший, по преданию, киевского князя Аскольда. Христианство было популярно среди дружинников и купеческой прослойки при Игоре и Олеге, а княгиня Ольга и вовсе сама стала христианкой во время визита в Константинополь в 950-х годах. В период самостоятельного правления князя Святослава, с первой половины 960-х годов по 972 год, христианство стало гонимой религией, поскольку Святослав был убеждённым язычником.

По летописной легенде, крещению Владимира предшествовал осознанный выбор им веры. Князь и его окружение якобы выслушали миссионеров-представителей разных конфессий: булгар-мусульман, «немцев из Рима», хазарских иудеев и «философа-грека из Византии». Тогда Владимир разослал в разные страны своих соратников, чтобы те посмотрели и узнали, какая вера лучше, и те, возвратившись, сказали – нет веры лучше греческой. На деле, как полагают исследователи, принятие христианства было во многом продиктовано прагматическими соображениями: новая вера должна была обеспечить религиозно-идеологическое подкрепление государственности и власти киевских князей.

Крещение Владимира стало лишь отправной точкой для христианизации всей Руси: тысячелетнее язычество медленно отступало под натиском духовенства, и сам процесс растянулся на многие десятилетия. При Владимире крестились только княжеские семья и дружина, в чьих рядах и до 988 года было немало адептов христианства. Основная масса населения оставалась языческой в XI веке, да и в начале XII века, как писал один из сводчиков, вятичи ещё «творили» языческие обряды. Археологические находки показывают, что языческие обряды и празднества и прикладное искусство с языческой символикой в большей или меньшей степени котировались у жителей древнерусских городов вплоть до середины XIII века, не говоря уже о деревнях, где христианизация протекала гораздо медленнее. В полной мере отождествляли себя с христианством только представители третьего поколения после крещения Руси, жившие в эпоху Ярослава Мудрого.

Несмотря на многочисленные запреты, языческие черты проникли в православную традицию и укоренились в системе русских традиций и обычаев. К самым известным примерам относятся празднуемые и ныне Масленица, Иван Купала, Святки, Чистый четверг, проводы зимы. Огромные костры над могилами – пережитки языческих трупосожжений – в некоторых местностях фиксировались вплоть до конца XIX века. Из языческих времён в современность перекочевали многие календарные обряды и сельскохозяйственные приметы, огромный пласт фольклора.

Язычество древних славян

Язычество древних славян 4.9 (98.38%) 37 vote

Язычество древних славян наиболее проявляется в традициях Беларуси. Приняв христианство более тысячи лет назад, ее жители до сих пор соблюдают некоторые языческие традиции, а в образах отдельных святых, особенно почитаемых здесь, проглядывают черты богов языческого пантеона.

Последнее языческое святилище в Беларуси функционировало еще в начале XX века. И не где-нибудь, а прямо в Минске. Но по требованию православных и католичеких священников Минское капище закрыли. А затем, в 1937 году, был репрессирован последний языческий жрец. Но это не значит, что язычество уничтожено.

До сих пор разбросаны тут и там «Змеевы камни», о которых в деревнях рассказывают удивительные легенды. Остались и праздники, которые белорусы отмечают, и поверья, которым следуют. Все то, что и называется языческими корнями…

Змеев камень, лежит в полутора километрах от деревни Гоголевка (ныне – Чашницкий р-н Витебской обл.), недалеко от западного берега Лукомского озера.

Длина камня составляет 10 м, толщина 3-4 м. Это не валун, а выход скальной породы.

♦♦♦♦♦♦

Считается, что крестителем Киевской Руси был князь Владимир Красно Солнышко. В 988 году он согнал киевлян в Днепр, повелев принять православие. С этих пор Киев стал христианским городом, а вслед за ним новую веру (где миром, а где «огнем и мечом») приняли другие земли, подвластные Владимиру, в том числе и Полоцкое княжество – предок современной Беларуси.

Но если в Киеве князь твердой рукой истреблял идолов и зорко следил, чтобы все подданные немедленно начали поклоняться новому богу, то на более отдаленных территориях люди были предоставлены сами себе.

– На землях, от Киева далеких, этот процесс растянулся на сотни лет. В XI–XII столетиях еще вовсю поклонялись. Когда раскапывали святилища такого типа на юго-западе Украины, то там было видно по археологическим данным, что те активно функционировали и в середине XIII века, – объясняет кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории Национальной академии наук Эдвард Зайковский.

Крещение дружины князя Владимира. Радзивилловская летопись. К. XV в

Языческая традиция на Киевской Руси складывалась еще со времен неолита. И хотя принято считать, что наши предки не приносили своим богам человеческих жертв, в исторических источниках встречаются жутковатые свидетельства кровавых ритуалов.

– В летописях есть упоминание, что еще до принятия христианства при князе Владимире киевляне решили принести в жертву Перуну двух скандинавов – отца и сына. Те, конечно, сопротивлялись, но гибели не избежали.

И уже с принятием православия их объявили святыми – как мучеников, – продолжает Эдвард Зайковский.

На территории современной Беларуси ученым удалось обнаружить несколько древних жертвенников и капищ. Заброшенные, полуразрушенные, они манят своими тайнами. И некоторые из них археологам уже удалось раскрыть.

Огни во рвах

Небольшая площадка, окруженная рвом и валом – вот, пожалуй, и вся конструкция. Древнее святилище можно было бы принять за городище, только совсем крохотное. Впрочем, есть существенное отличие.

Городище обносили рвом с внешней стороны, а земляным валом – с внутренней. И лишь затем шли стены. Такая конструкция давала максимально эффективную защиту поселения:

сначала враг должен был преодолеть ров, заполненный водой, а затем взобраться по крутой насыпи вала под градом стрел и потоками кипящей смолы, льющейся со стен осажденной крепости.

А вот на капище все было наоборот: сначала – вал, потом – ров. Казалось бы, совершенно бессмысленная с точки зрения обороны конструкция. Ведь враг, вскарабкавшись на насыпь, мог легко расстрелять из луков всех, кто собрался на площадке.

– В данном случае ров имел не оборонительное значение, а ритуальное, – объясняет Эдвард Зайковский.

– Здесь горели жертвенные костры, а на дне была вымостка из камней. Интересно, что аналогичные белорусским конструкции были найдены на ряде святилищ Смоленщины, на западе Украины, в верховьях Днестра и Прута.

Одну из самых ярких находок такого рода в Беларуси ученые обнаружили вблизи деревни Верховляны (Гродненская область). И вал, и ров, и площадка – примерно с полсотни квадратных метров, – все отлично просматривается, несмотря на то, что сооружение давно заброшено и заплыло землей.

Более того, археологам удалось найти следы от кострищ на дне рва и на самой площадке – вероятно, огни по особым дням раскладывали и там. Какому могущественному божеству здесь приносили дары, какие тайные ритуалы совершались – пока остается загадкой.

Археологи давно подметили, что на святилищах культурный слой очень тонкий. Иными словами, в руки специалистов попадает критически мало артефактов. Оно и понятно – в городах, скажем, люди жили постоянно. А значит, все время что-то роняли, разбивали, теряли. Все это постепенно заносилось песком, превращаясь в исторические слои, столь лакомые для ученых.

В святилищах никто не жил. А значит, и вещи, которые могли бы потеряться, и, просочившись сквозь время, попасть в руки современных исследователей, изредка оставляли лишь жрецы и те, кто приходил на поклон к божеству. Так что находок здесь очень мало. И ученым остается лишь строить гипотезы, которые, когда-нибудь, возможно обретут подтверждение.

– Скорее всего, посреди святилища возле Верховлян стоял большой деревянный идол – в одном месте мы нашли внушительных размеров яму, куда он был, вероятно, вкопан. Думаю, что уже в христианские времена его сбросили, как тогда поступали со всеми изваяниями такого рода.

Возле деревни Ходосовичи (Гомельская область) было раскопано еще одно святилище.

Там схема другая. Посередине стоял идол, вкопанный в землю. Вокруг него из заостренных кольев было сделано кольцо. И в земле – четыре углубления серпообразной формы. В них горели жертвенные огни. Интересно, что на одной площадке соседствовали два святилища, одно из которых по диаметру превосходило другое.

Скорее всего, центральное место на основном капище у Ходосович занимал верховный бог славян – Перун-громовик.

А вот чьему изваянию поклонялись по соседству, остается только гадать. Может, это был Велес-змей – вечный противник Перуна? Или же там возвышался идол бога солнца Ярило, который, как считают некоторые специалисты, был одной из ипостасей самого Перуна? Или же стояла там богиня плодородия Макошь?..

Сейчас сложно собрать целостную картинку, которая бы наверняка отражала всю мифологическую систему древних. Вот лишь один маленький факт – яркое свидетельство того, насколько важны были для наших предков их боги: хроники XVI века отмечают, что в святилищах служили жрицы, которые поддерживали священный огонь. Угасания пламени девушки боялись пуще смерти.

Собственно, это и была смерть – нерадивую жрицу немедленно убивали, а ее род подстерегали всяческие беды.

Классический пантеон князя Владимира

Кому же приносили дары и у кого просили защиты наши предки?

Поразительно, но отвечая на этот вопрос, специалисты ссылаются на… князя Владимира, того самого, крестителя Руси!

Дело в том, что еще до принятия новой веры князь поставил на холме в Киеве идолов шестерых богов – самых главных, по его мнению. Это была попытка «официально» систематизировать всех божеств, которым поклонялись на подвластных ему землях.

«Начал княжить Владимир в Киеве единолично. И поставил идолы на холме вне двора теремного: Перуна деревянного, а глава его серебряна, а ус злат, и Хорса, и Дажьбога, и Стрибога, и Семаргла, и Макошь.

И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили сыновей своих и дочерей, и молились», – сообщает «Повесть временных лет».

На самом деле, в этом поступке Владимира не много было от искреннего благоговения перед богами. Преследовал он вполне земные, политические цели – объединить разные верования жителей огромной, доставшейся ему державы. И, как следствие, сплотить и самих подданных под своей властью.

Перун по праву получил главенствующую роль. Бог грозы, войны и дружинников, он знаменовал мощь государства.

Хорса почитали как бога солнца. Семарглу молились, когда хотели защитить побеги и всходы.

Но, пожалуй, самой интересной была связка «Стрибог–Даждьбог–Макошь». Эти божества многие ученые выделяют в своеобразную триаду, как бы по аналогии с христианской Святой Троицей: Стрибог – как бог-отец, Даждьбог – как податель «доли» и судьбы человека, а Макошь – как богиня-защитница, богиня-мать. Киевские жрецы стремились противопоставить собственную божественную троицу «византийской» и доказать, что их вера ничем не уступает «греческой».

И первое время вполне преуспевали в этом. До тех пор, пока политический ветер не подул в другую сторону и Владимир не принял христианство.

Та же «Повесть временных лет» свидетельствует, что в 988 году идол Перуна был сброшен в Днепр, и князь приказал киевлянам отталкивать его от берегов, чтобы поганский бог не остался в городе. Видя такое кощунство, многие люди плакали, но ничего не могли поделать…

Любопытно, что в «пантеоне Владимира» не нашлось места Велесу – одному из самых почитаемых божеств восточных славян. Его капище в Киеве было, но не вблизи княжеского дворца, а внизу, на Подоле, где жили простые люди.

Бог взаймы

Мало кто знает, но наши предки очень уважительно относились к верованиям друг друга. Бывали даже случаи, когда люди из какого-либо племени приходили поклоняться кумиру соседнего.

– Все языческие, то есть политеистические, религии достаточно терпимы к божествам других народов. Нет нетерпимости. А вот в монотеистических религиях – в христианстве, в исламе, – единственный бог отвергает всяких своих конкурентов, – поясняет Эдвард Зайковский.

– Языческие заимствования были очень распространены в древности. Например, в Древнем Риме, кроме изначальных римских богов, во времена Империи почитаемы были и греческие, и египетские, и многие другие. В Древнем Египте эпохи эллинизма также. Скажем, был такой бог – греческий, но египетского происхождения – Серапис.

Что касается Беларуси, то здесь поклонялись, например, Сотвару, доставшемуся восточным славянам «в наследство» от балтов. Так, кардинал Петр д’Айлли, французский теолог XV века, писал в одном из своих писем:

«Солнце у литвинов принадлежит к божествам первого ряда под названием Sotuar, так сказать «оживитель мира» или душа мира.

Двуликий медальон, несущий с одной стороны иконку, с другой — явно не православную композицию, не славянскую и не христианскую вообще — явление достойное изучения.

Имеют они жрецов, знающих астрономию: двигают времена года, месяцы, недели, дни; начинают свой месяц от молодой луны, неделю же, как и мусульмане, от пятницы, которую своему Юпитеру посвящают; второй день после пятницы, т.е. воскресенье, посвящают Солнцу, совсем как древние римляне.

Люди эти очень преданы земледелию и связанному с ним скотоводству. С этой точки зрения Sotuar как бог пастухов собирает жертвы, и поклонение ему проникает в самые убогие халупы».

Самая древняя

Мара. По-белорусски – «мечта», «сон». Обычное слово, знакомое с детства. Но что вы скажете, узнав, что Мара – это имя древнейшей богини, почитаемой еще во времена матриархата?

– Есть мнение, что персонажи с именами на mar – реликты образа Великой богини. Очень широкая география параллелей в мифологиях других народов и этимологические корни позволяют думать, что образ Мары возник еще в каменном веке или даже в верхнем палеолите, но затем по некоторым причинам не попал в состав пантеона богов и деградировал в персонажа низшей мифологии, – говорит Эдвард Зайковский.

В более поздних представлениях Мара – это демон, который обожает забавляться с мужчинами по ночам, что чревато болезнями или даже смертью.

Вблизи Белостока Марой называли смертельную эпидемию, воплощение которой имело облик худой, изможденной женщины, укутанной в белый платок.

Считалось, что Мара может превращаться в предметы. Так, на Западном Полесье в Купалье украшали череп коня, а затем его сжигали или бросали в воду, что символизировало победу над Марой. Интересна связь: конь символизирует Ярило, бога солнца и жизни, а череп коня олицетворяет саму болезнь и смерть – Мару.

Но хотя Мару считали темным божеством, ее уважали, ей поклонялись. Культовые холмы с названиями Марьина горка сохранились вблизи Смиловичей и Пуховичей. Близ деревни Пережир Пуховичского района раньше лежали культовые валуны – Марья и Демьян. У валуна Марья просили избавления от болезни, помощи в беде, в обретении суженного и в защите урожая.

Противостояние в единстве. Язычество древних славян

Пожалуй, наиболее интересные, яркие и многогранные отношения в славянском пантеоне сложились между двумя соперниками – Перуном и Велесом. Вечные враги, но существующие неотделимо друг от друга, как свет и тень, день и ночь, зима и лето, добро и зло, жизнь и смерть. Противоположности в борьбе друг с другом едины, и в своем единстве они и вращают время…

Перун, или Дундар – бог грозы и молнии. В балтской мифологии ему соответствовал Перкунас. Его символом считался дуб, а непременным атрибутом были каменные топоры – орудия труда времен неолита! Называли их «перуновы стрелы». Найти такой топор было огромной удачей – считалось, что Перун теперь будет самолично оберегать счастливчика от всех бед и напастей.

Интересно, что даже в захоронениях XV века – спустя 5 столетий после принятия христианства – археологи обнаруживали каменные секиры. И тем более удивительно, что аналогичная вера в чудесные свойства этих древних орудий труда была распространена в Древнем Риме. Там подобная находка считалась знаком особого расположения Зевса. С большим пиететом к этим реликвиям относились также в Прибалтике, в Польше, в Германии и в других странах.

В Беларуси до сих пор сохранились названия, связанные с богом грозы. Неподалеку от языческого капища у деревни Верховляны есть Перуново поле. Местные верят, что если гроза здесь застанет человека, то в него непременно попадет молния.

«Перун есть многь», – гласит текст одной из восточнославянских рукописей XV столетия. Это значит, что божество имеет много ипостасей. К одной из них некоторые исследователи причисляют и Ярило – светлого бога солнца и весеннего плодородия, являвшегося одновременно и покровителем воинов. В одной из раннесредневековых летописей сказано, что в 983 году, за неделю до Перунова дня, в Киеве начали готовить к жертвоприношению «мечем жребий на отрока и девицю…». А Ярило как раз и представляли молодым, красивым юношей в белых одеждах, на белом коне и… с человеческой головой в руках.

Кто же мог противостоять такому сильному и грозному богу?

– В такой системе, где у каждого божества была противоположность, Перун связывается с правыми, верхними полюсами, а его противник Цмок (или Велес) – с левыми, нижними, – говорит Эдвард Зайковский.

– Письменные источники гласят, что при заключении соглашений с Византией, восточнославянские язычники клялись по своему обычаю,

«… оружьем своим и Перуном богомъ и Волосом скотьим богомъ».

То есть, оба кумира были почитаемы практически в равной степени.

Велес. Его имя упоминается в договоре между Русью и Византией в 907 году, а затем в договорах 911 и 972 годов, и даже – в летописи Нестора, где он также зовется «скотьим богом».

Пожалуй, это один из самых неоднозначных богов. Связанный с приплодом и богатством, он же был олицетворением темной стороны бытия и… самой смерти. Но в то же время дарил вдохновение и покровительствовал поэзии – в «Слове о полку Игореве» Баян назван Велесовым внуком.

Как и у Перуна, у Велеса много «заграничных родственников» – к нему близок литовский фольклорный Вяльняс, латышский Вельс, прусский опекун умерших и жрецов Паталс, кельтский бог богатства и животных Езус (или Велаун), индийский верховный бог, защитник справедливости и каратель виновных Варуна, демоны Вритра и Вара.

С захватом Велесом власти древние связывали наступление зимы и холодов, когда реки и источники, полноправным хозяином которых тоже является Велес, сковывает лед, и все живое погружается в сон, подобный смерти.

Не зря праздник, посвященный Велесу, отмечали поздней осенью, воздавая в этот день должное умершим предкам. Деды, день поминовения, только связанный уже с христианской традицией, мы отмечаем и сегодня.

Наступление весны, победу солнца над тьмой знаменовало празднество в честь Ярило (ипостаси Перуна), приходившееся на 10 мая. На белого коня, привязанного к столбу, сажали девушку во всем белом и пели песни в честь божества. По сути, конь был его символом. И это сопоставление коня и солнца является общим для индоевропейских культур.

Сохранилось поверье, что когда летом гремит гроза – это Перун охотится за Велесом. А тот прячется в дупле дуба. Оттого так часто молния попадает в дуб – Перун пытается достать своего заклятого врага и не может.

Святая Катерина и другие

С принятием христианства языческие божества оказались не у дел. Православные священники отлично понимали, что невозможно заставить людей просто взять и отречься от своих верований, поэтому повели мудрую политику – храмы начали строить на месте былых капищ. Изживать же богов на корню не стали – их объявили… христианскими святыми. Точнее, присовокупили их образы к уже имеющимся святым православия.

Так Перун перевоплотился в святого Илью. Его праздник, как и в языческие времена, отмечают в начале августа. Вацлав Ластовский, белорусский писатель и историк XIX века, рассматривая легенду о святом Меркурии Смоленском, подмечал, что в ее основе сохранился очень старый народный миф о молодом весеннем Солнце, побеждающем мерзкого великана – духа холода и тьмы. По мнению писателя, близкое по звучанию имя – Меркурий, – маскируют языческое имя Перун.

Бог Ярило ассоциируется с «отдельным святым» – Юрием (Георгием), который стал считаться опекуном лошадей (помним, что его символом как раз и был белый конь). Юрий-Георгий вобрал в себя черты как христианского мученика, так и языческого божества.

А вот еще одна святая с очень древними корнями – святая Катерина. Православные отмечают ее праздник в начале декабря. И это время знаменует собой начало зимы, «покров» – период свадеб. Поэтому считается, что Катерина покровительствует браку и любви. Также она «отвечает» за подземные источники. А некоторые исследователи возводят ее происхождение к… супруге Велеса.

Сохранились сказания о деве Катерине богатырского роста и силы. Как-то посватались к ней сразу два жениха – Марк и Степан. Невесте больше понравился Степан, но она не могла просто отказать Марку.

Тогда Катерина пошла на хитрость – объявила, что достанется тому, кто дальше бросит камень. При этом она дала Степану более легкий «снаряд». Но выиграл все равно Марк. Катерина, чтобы не доставаться нелюбимому, «бразнулась» наземь рекой и «выскочила» далеко от того места – Синим колодцем в лесу.

Первым этот колодец увидел лесник, а на его краю он застал и саму Катерину, расчесывающую свои длинные волосы. Деве пришлось прятаться от человека в источник. За это дочка лесника вскоре утонула в Соже.

Считается, что именно в святого Степана с приходом христианства превратился Велес. Вот почему святую Катерину «отдали ему в жены».

Впрочем, можно смело утверждать, что образ «скотьего бога» в христианском восприятии распался на несколько. Помимо святого Степана, черты Велеса вобрали Святой Влас (Улас), взявший на себя опеку над лошадьми, и Николай Мирликийский.

Последний (святой Микола) получил особую любовь в народе. Ему молились, когда хотели защитить от болезней и падежа домашнюю скотину, он же покровительствовал земледелию и пчеловодству. По данным письменных источников, Николая в Средневековье почитали больше всех святых.

А вот еще одной ипостаси Велеса – Змею или Цмоку – не повезло. Его стали считать воплощением сатаны. В связи с этим досталось и змеям. Например, на Полесье верили, что если убить змею, Бог простит пять грехов.

В то же время в документах XVI столетия упоминается, что в Беларуси «многие держат в доме ручных змей и кормят их». Такой «прирученный» змей, по верованиям того времени, мог уберечь дом от беды и от нечистой силы. Считалось, что «домашний цмок» после смерти кого-то из хозяев тоже умирал…

Удивительные, рожденные сотни и даже тысячи лет назад фантазией древних, языческие боги живы и сейчас.

До сих пор к огромным, обомшелым валунам нет-нет, да и приходят старушки, приносят Змею молочка и просят – доли для детей, здоровья – для себя. И, кажется, вот-вот лукаво усмехнется из источника Велес, проглянет в грозовой туче лик Перуна – и давние враги снова сойдутся в вечной схватке.

Столетиями у древних славян складывалась своя система религиозных верований, которая образовала два обособленных религиозных культа: обожествление природных сил и культ предков. Верования славян называют язычничеством. Древним славянам не было свойственно объединяться политически и экономически. Потому у них не могло быть единого Бога и единого культа. Сохранялись только общие черты, которые выражались в погребальном обряде, семейно-родовом, земледельческом культах, но больше всего – в древнеславянском пантеоне. До нашего времени дошли в неизменном виде лишь некоторые обычаи и обряды. Все они несут в себе отпечаток современности.

Древние славяне были язычниками, что это означает?

Человек жил в многогранном и неизведанном мире. Каждая секунда его жизни могла быть остановлена явлениями природы, силой, неподвластной пониманию. Человек осознавал свою беспомощность перед землетрясениями, молниями, наводнениями и прочими стихиями, а потому начал преклоняться перед могуществом Богов, которые управляют этими явлениями. Для того, чтобы Боги были благосклонны к беспомощным против стихий людям, воздвигались первые жертвенники, там приносились жертвы богам.

Так что же такое%язычество древних славян, кратко? На ранней ступени развития древние славяне верили в существование злых и добрых духов. Постепенно складывался пантеон или группа славянских богов. Каждый Бог – это олицетворение определенной природной стихии или отражение социальных отношений, обрядовости, которые свойственны тому периоду. Они составляли группу так называемых высших Богов, или богов-повелителей природных явлений.

Кроме высших Богов существовали низшие – существа, которые могли вносить в жизнь человека только небольшие изменения: домовики, русалки, лешие, мавки. Еще древние славяне делили внеземную обитель человеческой души на ад и рай. Различные жертвоприношения помогали человеку взаимодействовать с Богами, рассчитывать на помощь. Волы и другой скот часто приносились в жертву, а о человеческих жертвоприношениях сведения отсутствуют.

А еще читайте о оберегах древних славян

Языческие праздники древних славян

Издревле люди пытались влиять на природные явления. Наступление холодной снежной зимы или засушливого лета обрекало на выживание многих древних славян, ведь в первом случае нужно было дождаться теплых солнечных дней, а во втором – обязательно получить урожай. Потому в основе языческой веры были времена года. Они оказывали мощное влияние на весь уклад жизни древних славян.

Все празднования, а также проведение различных ритуалов, заключались в том, чтобы силы природы были благосклонны, а беззащитный человек получил желаемое. Пробуждение природы весной встречали веселыми песнями, танцами. Наступление зимы, лета и осени тоже праздновали, считая начало времен года главными точками Года календарного, которые влияли на земледельческие работы, закладку строительства, проведение обрядов на дружбу, любовь, семейное благополучие. В эти дни планировались работы на наступивший сезон.

Каждый месяц (назывались они так, будто отражали главную особенность наступившего периода: например, январь — это просинец, февраль – это лютень, апрель – цветень) был насыщен праздниками. Январские праздники начинались с Турицы, от имени Тура – сына Велеса. В этот день (6 января) заканчивались Зимние святки, проводился ритуал в мужское посвящение. Далее наступал праздник Бабьи каши (8 января), когда восславлялись все женщины и бабы-повитухи. 12 января – в День похищений проводят ритуалы, которые усиливают защиту и оберегают женщин и девушек. В праздник Просинец прославляли возрождение Солнца и целительную воду. Также в январе угощали и задабривали в определенный день домового. Старались развлекать его и петь песни.

В феврале было пять праздников: Громница, когда слышны были раскаты грома; Велесов день – 11 февраля, праздновали приближение к весне и теплу, уход холодов; 15 февраля наступал праздник Сретения, когда после холодной и снежной Зимы приходила Весна (в этот день проводили обряд сжигания куклы Ерзовки, и освобождали дух Огня и Солнца); праздник или День Починки, когда проводили ремонт всего сломанного за год инвентаря, наступал 16 февраля; 18 февраля наступал День поминовения, когда поминались погибшие на поле боя.

В первый весенний месяц праздновалось сразу шесть праздников. Среди прочих – праздник Закликаниявесны и Масленица (20-21 марта). На Масленицу сжигали куклу, которая олицетворяла Зиму Марену. Считалось, что после проведения такого ритуала зима должна была отступить.

Летние месяцы тоже насыщены праздниками. Русалья неделя, Купало, Змеиный день, Купальница – это праздники июня. В июле отмечали только День Снопа Велеса, который выпадал на 12 июля. В августе отмечался Перунов День, когда воины проводили специальный обряд над своим оружием. Мужчины верили, что после этого их оружие будет приносить им победу на войне. 15 августа наступал ДеньСпожинок, когда срезали последние снопы. 21 августа наступал День Стрибога, когда просили у повелителя ветров не портить урожаи и не сносить крыши.

Осенью отмечали такие праздники: День Рода или Роженицы – 8 сентября, когда почиталась семья; День Волха Огненного знаменовал начало сбора осеннего урожая; День Сварога наступал 21 сентября, и считался праздником ремесленников. В ноябре праздновался День Марены – 25 ноября, когда земля покрывалась снежным покрывалом.

В Декабре праздновали Карачун, Коляду, Щедрец. На Коляду и на Щедрец на улицах разыгрывались представления, готовились к встрече нового года.

Языческие обряды древних славян:

  1. Свадебный обряд состоял из ритуала одевания, а в день проведения свадьбы — похищения невесты, выкупа. Мама невесты или будущая теща пекла курник. Его относили в дом жениха. Жених же в дом к родителям невесты приносил петуха. Венчание проводили вокруг старого дуба, в то время, когда в доме жениха готовили свадебную постель для молодых. Игрища обычно проводились после большого и щедрого застолья.
  2. Обряд Имяречения проводился, когда человек нуждался в наречении славянским именем.
  3. Обряд погребения проводился двумя способами: сожжением (кремацией) и трупоположением. Притрупоположении древние славяне укладывали покойника так, будто он находился в чреве матери – в позе эмбриона. Считалось, что после смерти человек рождался второй раз. Сожжение покойника проводили для того, чтобы его душа смогла быстрее освободиться от своей земной оболочки.
  4. Обряды пострига проводили над детьми, которым не исполнилось 7 лет. После проведения ритуала, как считалось, малыш от матери переходил на попечение отца.
  5. Обряды начала строительства дома помогали бороться с нечистью, которая могла препятствовать новым хозяевам или мешать строительству, используя явления природы.
  6. Обряд Тризны состоял в том, чтобы восславить погибших воинов песнями, соревнованиями, играми.

suro1975 ›
Блог ›
Прерывалось ли на Руси язычество?

У многих есть уверенность в том, что вера славян, возрождается только сейчас, после тысячи лет забвения. Многие реально считают, что язычество было обрублено топором христианских миссионеров тысячу лет назад, полностью и беспрекословно уничтожено. Будто бы на протяжении этой тысячи лет не существовало даже упоминаний о вере предков, и было начисто стёрто из памяти славян.

На самом деле это далеко и далеко не так. Современное язычество развивается и возрождается вовсе не из каких-то археологических раскопок, обрывков исторических данных, поучений против язычества и т.п. Скорее всего, это лишь дополнение, помогающее нам составить наиболее полное представление о верованиях наших предков.

Многие из нас соблюдают и даже строго соблюдают языческие обычаи, даже того не ведая. Сама церковь боролась с язычеством не только в девятом, десятом и одиннадцатых веках, как это принято считать. Реальные источники прямо говорят о том, что церковники выступали и боролись против язычников и в XV и в XVII веках и продолжают это делать до сих пор. Это были не какие-то полуязыческие, двоеверческие проявления, которые христиане хотели искоренить, а настоящие языческие общины, собрания и целые поселения.

Что уж тут и говорить о праздниках, которые в большинстве своём несут именно древнеславянскую обрядность. Христианство лишь припорошило языческий образ жизни славян своим библейским напылением. Они заменили имена Богов, сохранив, тем не менее, сами образы языческих Богов, перенесли праздники на другие даты и т.д. Таким образом, людям было произведено внушение, что старого больше нет и никогда не вернётся. Однако ничего из этого у них не вышло и, по правде говоря, никогда и не выходило.

Полная неправда, что люди в 988 году шли креститься с радостью. Многие источники утаивают тот факт, что людей загоняли силой, а часть Новгорода вообще ушла в леса, не соглашаясь принять новую забаву князя Владимира. Полная неправда, что люди сразу отвергли своих Богов, снесли сами капища и пошли в храмы христиан.

Язычники долго и очень долго, активно на протяжении первых трёх столетий, а потом более тихо, но всё же не переставая, боролись против насаждения нового. Эта борьба сопровождалась не поучениями и наставлениями, как думают многие, а казнями и расправами, кровопролитными боями и настоящими революциями, какие были в Муроме, Новгороде, Киеве, Ростове и т.д. Чуры с капищ уносились домой и прятались. Их находили вплоть до XIII века и сами христианские летописи напрямую говорят о том, что люди продолжали верить в своих Богов, приносить жертвы в овинах, устраивать пиры для своих умерших предков. Люди последней тысячи лет сделали невозможное. Они пронесли языческую веру в своих руках, как неугасимое пламя в ладонях и с гордостью вручили его нам — своим потомкам.

Чего только стоят праздники солнцеворота. Что только не предпринимали христиане, что бы уничтожить эти праздники, переименовывали, переносили на другие даты, ставили строгие посты на эти дни и всё без толку. Видимо, крепка языческая жилка в каждом из нас, так как до сих пор Масленица, Купала, Коляда и другие празднуются во всю силу и мощь, сохраняя тысячелетние традиции. В 1505 году против купальских праздников, которых называли бесовскими, выступал игумен Елеазарова монастыря Памфил. Согласно летописям, термин «Болван» (чур или идол) было в обращении в XII-XIII веках. В приведённых описаниях можно читать о способе изготовления идолов того времени. То есть языческие идолы ставятся на капищах не только в наше время и ставились в дохристианскую эпоху, но вплоть до XIII века и дальше.

В 1165-1185 годах новгородский владыка Илья-Иоанн писал о том, что славяне до сих пор совершают браки по языческим законам и даже не думают идти в церковь для свадьбы и венчания, и это спустя двести лет после христианизации! Митрополит Фотия в 1410 году писал, что многие люди до сих пор живут вместе, не венчаясь, а некоторые имели по несколько жён, совсем как в старые времена. В 1501 году митрополит Симон говорит о том, что в Чудской, Ижорской, Корельской и других уездах до сих пор живут язычники. Начиная с 1534 года туда стали засылать миссионеров с проповедями, люди, конечно, кивали головами, но продолжали жить по-своему.

Другие летописи говорят о том, что в Сибири и в XVII веке продолжали существовать языческие верования, а их носители даже слыхом не слыхивали ни о каком таком христианстве. Кроме того, в христианском Стоглаве прямо говорится о том, что в том же XVI веке церковь обличала остатки древнего язычества, которые даже спустя более полутысячелетия никуда не уходили, а жили своей жизнью параллельно с христианством.

В 1534 году новгородский архиепископ Макарий писал Ивану Грозному о том, что: «во многих русских местах до сего времени обычая держахуся от древних прародителей… Суть же скверные мольбища их лес и камение, и реки и блата, источники и горы и холмы, солнце и месяц и звезды, и озера и просто рещи — всей твари поклоняхуся, ако богу». И это XVI век, который по идее должен был быть полностью пронизан и пропитан церковным христианством! Из всего этого мы можем сделать вывод, что язычество вовсе не возродилось из пепла спустя тысячелетие, а существовало всё это время «подпольно» и имело своих последователей. Русское же христианство, которое имеет форму двоеверия, и наполовину состоит из славянского язычества, очень быстро идёт на нет и люди, понимая, где чистая и правильная вера, а где мешанина и кривда, охотно идут в языческие общины и принимают веру своих предков с радостью человека, который нашёл то, что очень давно искал.

Записи созданы 1581

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх